Каменных дел мастер

Каменных дел мастер

Как часто мы рассказываем о творчестве художников зарубежных, порой забывая о том, что Отечество наше столь богато на таланты, что не хватит и века, чтобы рассказать и о малой их толике. Каждый из них достоин отдельного повествования, но кто по скромности своей, кто по нехватке времени на саморекламу, не кричат они о своих деяниях, не привлекают к себе всеобщее внимание… А стоило бы!


 

малахитовые шахматы
малахитовый кувшин
малахитовые часы
малахитовые шахматы
малахитовые часы
малахитовый стол
Юрий Карандаев

Этого человека зовут Юрий Карандаев. Мастерская по обработке поделочного камня в Екатеринбурге носит его имя. В её стенах создаются поразительные по своей красоте вещи, которые можно смело представить себе и в дворцовых интерьерах, и в церковных залах, и в современных резиденциях и офисах. Грифоны на на его столиках и буфетах вот-вот взлетят, шахматы – превратятся в место действия сказки про Алису в Стране чудес, а теплый и почти бархатный малахитовый узор – увлечет вглубь Медной горы, к её Хозяйке… Откуда такая страсть к поделочному камню, к творчеству и к наследию уральских мастеров, мы решили узнать у самого Юрия Карандаева.

Кто, когда и почему организовал камнерезную мастерскую?

Мастерскую организовал я. Это было в далеком уже 1991 году (вообще‑то, если точнее, то в 1990‑м, но цифра какая‑то некрасивая). Получилось всё случайно. В 1988 году я окончил МВТУ им. Н. Э. Баумана. И тут начались новые веяния и последующая за ними перестройка. Так, только что успешный и перспективный инженер-конструктор стал в одночасье никому не нужен. Но я решил, что если руки есть, то и деньги будут. Вот тут‑то я и заинтересовался богатствами Урала, его сказами и легендами. Сначала были лес, болотные копи, какие‑то находки и мини-удачи… Это стало хобби, но рядом была и молодая семья.

Я работал в маленькой мастерской на кухне в семейном общежитии. В какой‑то момент моим творчеством заинтересовались некие «деловые люди», поддержали на первых порах, а потом взяли и сгинули. Первой моей мастерской стал подвал с грудой железных станков-монстров. Два раза в год (весеннее таяние снега и летние ливни) в нем случался потоп, и вода в мастерской стояла по пояс. После этих природных катаклизмов приходилось полностью сушить и реанимировать оборудование и снова приниматься за дело.

малахитовые светильники
малахитовые часы на статуэтках

Сколько мастеров-камнерезов и ювелиров сегодня работает в компании Karandaev?

Точной цифры нет. Я регулирую количество рабочих в зависимости от состояния заказов на сегодня. Есть костяк – четыре человека, и все они супер-мастера. При необходимости, привлекаю людей со стороны. Честно сказать, хорошие мастера на Урале есть, хоть их и немного.

Скажите, пожалуйста, насколько сложно их искать, и насколько высоки ваши требования к каждому мастеру?

У меня есть много своих учеников. И, конечно же, настоящий мастер «на дороге не валяется». Процесс обучения обычно занимает два-три года. Впоследствии даже те, с кем приходится расставаться по разным причинам (пьянство, необязательность, воровство), говорят: «Спасибо за науку».

Все изделия в вашей мастерской выполняются ограниченными партиями, по сколько штук обычно?

Поскольку мое увлечение давно переросло в бизнес, я тщательно продумываю и просчитываю каждый заказ. Какие‑то изделия создаются в единичном экземпляре, какие‑то идут в тираж. Рынок диктует. И заказчики всегда ждут чего‑то нового. Вот почему постоянно необходимы пусть небольшие, но изменения.

Клиенту нравится, когда по его желанию происходит рождение чего‑то нового и прекрасного. Всего на сегодня в нашем каталоге насчитывается более 150 типов изделий. Общее количество, честно, не считал. Много. Мне лично всегда интересно решать инженерные задачи.

Чем сложнее изделие, тем интереснее над ним работать. Когда‑то я гордился, что моими канделябрами можно драться – очень крепкие они выходили при всей своей красоте и видимой хрупкости. Теперь у меня другая причуда – нет нерешаемых задач. Поэтому везде появляются новые конструкторские решения, причем, неважно, что это за изделие – шахматный король или огромный 14‑метровый иконостас.

Могут ли коллекционеры, имеющие у себя антикварные бронзовые и малахитовые вещи, заказать у вас что‑то для комплекта (например, еще один подсвечник?)

Да, нам за эти годы не раз приходилось изготавливать недостающие изделия в конкретный интерьер или частную коллекцию. Повторять, копировать и дополнять старые произведения – это всегда очень интересно. В таких проектах обязательно участие квалифицированных художников, архитекторов и дизайнеров. Я же – ремесленник, мастер и технолог. Вот мне и приходится мучаться над ими выдуманными образами, воплощая мечты в камне и металле.

Кто ваши основные заказчики?

Нет никаких основных. Заказчики все те, кому интересны природный камень и художественная бронза. От самых простых людей до всем известных.

Юрий, сколько времени уходит на выполнение самого простого и самого сложного заказа – от эскиза до воплощения?

На самый простой – скалку (маленькую скалу), где‑то 30 минут. На создание иконостаса в новом Богоявленском Соборе города Кургана понадобилось полтора года, но и этого, по моим ощущениям было недостаточно, ещё бы месяцев восемь.

С каким малахитом вы работаете, только ли с уральским (известно, что его не очень много добывают)? И если нет, то откуда к вам приходят материалы?

На Урале малахита нет. Вот уже более 40 лет. Конечно, кое‑где попадается еще, но это так, мелочь. Дорогая и неделовая. Главный поставщик малахита сегодня – это Конго (бывший Заир). Оттуда и привозят его на Урал африканские наши друзья. Но вот искусство обработки камня, традиции русской мозаики мы бережём и лелеем. И никому нас не переплюнуть. Теперь, как я вижу, еще и никогда.

Продаете ли вы свои изделия зарубежным заказчикам? Если да, то в какие страны и как осуществляется доставка?

Доставка? Нет, пока еще не пришла пора этим заниматься. Иностранцы покупают, конечно, но сами и везут к себе. Мы до сих пор не решали эти вопросы. Это же логистика, чей‑то конёк (или бизнес). Да, сегодня во многих странах можно увидеть наши изделия, поэтому нам есть чем гордиться. Мы осуществляем доставку из Екатеринбурга до Москвы. Если будет необходимо отправлять что‑то за рубеж, будем решать и этот вопрос.

Что лично вас как мастера-камнереза привлекает в малахите?

А чем привлекает море? А небо? А снежная пустыня? А песчаная? Это природа. Это тайна и открытия. Это – то, что никто не может и не умеет, кроме меня. Это очень красиво. И это покоряется мне!

Мечтаете ли вы, подобно Даниле-мастеру из бажовского сказа, создать свой собственный «каменный цветок», то есть то идеальное произведение искусства из малахита, которое никто еще до вас не создавал?

Я во многом первый. У меня даже есть личное клеймо мастера. Но оно пока нигде не поставлено. Нет еще произведения, которым я бы полностью был удовлетворён.

техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня
техника Русская мозаика из камня

Русская мозаика из камня

Впервые технику под названием «русская мозаика» русские мастера Петергофской шлифовальной фабрики с успехом применили при декорировании интерьеров «Агатовых комнат» в Царском Селе, созданных по проекту Ч. Камерона в 1780‑е годы. Большие вазы, которые изготавливали по рисункам архитекторов русского классицизма (ныне экспонируются в петербургском Государственном Эрмитаже), также облицованы в технике «русской мозаики» пластинками малахита и лазурита. Сложнейшую работу на криволинейных поверхностях мастера довели до совершенства, благодаря чему облицовка воспринимается как монолитный объем.

Технология представляла собой следующий процесс: форму, выполненную предварительно из камня, меди или другого материала, покрывали горячей мастикой из канифоли и воска, на которую наклеивали малахитовые пластинки толщиной в несколько миллиметров, с почти незаметными, тщательно подогнанными швами, что давало впечатление цельного камня. Если между пластинками образовывались щели – швы, их затирали мастикой, смешанной с малахитовым порошком. Затем предмет шлифовали и полировали. В технике мозаичных наборов применялись такие приемы, как ленточный, мягкий бархат, на две стороны, на четыре стороны, струйчатый и другие.

Ленточный (струйчатый) узор
В ленточном или струйчатом узоре пластинки камня располагались сплошной полосой и подбирались так, чтобы линии рисунка из одной пластинки плавно переходили в линии на другую. Узор должен был непрерывно струиться.

Мягкий бархат
Мозаичный набор «мягкий бархат» применяется при отделке больших участков поверхности, при этом пластинки подбираются таким образом, чтобы линии рисунка мягко переходили друг в друга во все стороны, а весь набор производил бы впечатление единого камня. Найти стыки иногда просто невозможно.

Узор на две или на четыре стороны
Получить узор на две стороны или на четыре стороны не так сложно, как предыдущие. Для этого нужно отпилить от цветного камня пластину толщиной от 3 до 6 мм. Рисунки на обоих срезах пластинки получаются одинаковыми, поэтому, опилив вторую пластинку и совместив её с первой, можно получить симметричный рисунок на две стороны. Соединив пластины с подготовленными деревянными прямоугольниками, можно получить стенки или крышки шкатулки. Если от этого же камня отпилить еще две пластинки и соединить с двумя первыми, то получится узор на четыре стороны. Таким же образом можно делать композиции на шесть и более сторон, комбинируя их в различные узоры и украшая различные вещи.

Tags:
0 shares