Дидье Маруани

Меня никогда не притягивала коммерческая сторона музыки

Интервью Дмитрий Михайлов Фото ТАСС

В этом году исполняется 40 лет со дня основания французской группы Space во главе с ее бессменным руководителем Дидье Маруани. В далеком июне 1983 года его группа, приезжавшая в СССР с серией концертов, собрала более 300 тысяч зрителей на олимпийских стадионах Москвы, Ленинграда и Киева. Это турне произвело настоящий фурор в стране, не избалованной визитами западных звезд. Восторженная публика назвала Маруани «маленьким принцем синтезатора». Его «космическую музыку» слушали космонавты на орбите, он первым выступил с шоу на Красной площади. Art Plus поговорил с легендарным лидером команды Space и ее клавишником Дидье Маруани о творчестве гастролях в России и СССР и даже рецептах любимых блюд.

Дидье, как началось ваше увлечение музыкой?

Музыкой я увлекался уже в самом раннем возрасте, мечтал научиться играть на фортепиано, любил классическую музыку. С пяти лет брал уроки фортепиано у частного преподавателя, но тот вскоре посоветовал родителям отдать меня в хорошее музыкальное учебное заведение. И вот, когда мне исполнилось семь лет, родители отправили учиться в престижную Монакскую консерваторию. Я был уверен, что стану музыкантом. Я только не знал кем: дирижером, пианистом или композитором. Но я знал, что музыка — это моя жизнь.

В десять лет я стал писать свои первые мелодии. Одну из них мой дядя, музыкальный издатель Жильбер Маруани, показал знакомому поэту, который написал на нее стихи.

Первая песня Rien qu’une Chanson была записана 11-летним певцом Фабианом и имела определенный успех. В пятнадцать лет я поступил в Парижскую консерваторию, которую окончил со второй премией по фортепиано и первой премией по сольфеджио. И все время продолжал писать песни, одна из которых, написанная для ведущих одной из детских передач, стала популярной и звучала по телевидению дважды в день на протяжении двух лет. А в 17 лет я познакомился с известным поэтом Этьеном Рода-Жилем, с которым написал множество песен для Николетты, Регины, Эрве Вилара, Жильбера Монтана и др.

Дидье, а когда началась ваша собственная певческая карьера?

В середине семидесятых я занялся собственной вокальной карьерой. В 1974 году представлял Францию на Международном фестивале в Токио, а через год выпустил свой первый альбом, соавтором которого выступил поэт Этьен Рода-Жиль. Тогда же я совершил три больших турне с такими популярными артистами, как Джонни Холидей, Джо Дассен и Клод Франсуа.

Однако больше, нежели вокальная карьера, меня интересовали эксперименты с появившимися в то время электронными синтезаторами с необычным звучанием. Я понимал, какое место в современной музыке займут электронные синтезаторы. Тогда я часто говорил, что синтезаторы — не дань моде, а один из важнейших музыкальных инструментов конца XX века.

Тогда же я решил создать группу. Название группы — Space — пришло быстро: у синтезаторов было необычное звучание, как будто звуки шли прямо из космоса. В то время у меня был контракт певца с другой компанией, поэтому, чтобы нас никто не узнал, мы выходили на сцену в скафандрах и костюмах космонавтов, а я был вынужден взять псевдоним Экама.

французская группа Space

Почему тема космоса занимает в вашей музыке особенное место?

Еще будучи ребенком, я внимательно следил за первыми шагами в освоении космоса, которые предпринимали СССР и США. Это было потрясающе, я думаю, то же самое чувствовали миллионы людей во всем мире. В 1975 году, когда я впервые работал с синтезаторами, был поражен их звуком — странным, завораживающим, почти «космическим». Я быстро убедился, что эта технология способна придать музыке абсолютно новое звучание, и решил работать с этим инструментом и писать такую странную «космическую» музыку.

В то время вы были успешным певцом, много гастролировали с Джо Дассеном, Джонни Холидеем и другими звездами французской эстрады, записывали сольные пластинки. Выходит, что именно знакомство с синтезатором так круто изменило вашу музыкальную карьеру…

Получается, что так. В 1976 году меня попросили написать музыку для документального телесериала об астрологии, и я сочинил композицию Magic fly с использованием одних только синтезаторов.

Впоследствии эта песня стала одной из моих самых популярных. Телесериал, впрочем, так и не вышел на экраны. Но мои друзья посоветовали мне выпустить пластинку с этой композицией. Тогда же я и решил создать группу. Название родилось быстро. Группа, вне всяких сомнений, должна была называться Space. Наш дебютный альбом, вышедший в 1977 году, пользовался огромным успехом.

Хотя я и старался принять нагрянувшую славу спокойно, оставаясь самим собой, мне было трудно привыкнуть к мысли, что мы № 1 в хит-парадах по всему миру. В отдельные дни у нас расходились до 400 тысяч синглов. Альбом, на сочинение и запись которого ушло всего четыре месяца, в первую неделю продаж занял первые места в чартах десяти стран…

А как сформировался первый состав Space?

До того, как я создал группу Space, у меня был контракт с компанией Polydor records. Когда я им поставил только что записанную мной композицию Magic fly, они отказались ее выпускать, мотивируя тем, что эта песня никогда не станет хитом. Итак, я решил создать группу, в нее пригласил музыкантов, которых знал и уважал: Роланда Романелли, с которым мы записали Magic Fly, басиста Джона Эдвардса, потом они играл в Status Quo и барабанщика Поля-Алена Даана. Через год, когда наш первый альбом имел оглушительный успех, у меня закончился контракт с Polydor и тогда я снял шлем, а до этого все издания задавали вопрос: кто под ним скрывается?

первый альбом Magic Fly

И понеслось?

Можно и так сказать. Наш первый альбом Magic Fly увидел свет в 1977 году и стал хитом во всем мире, занимал первые строчки в хит-парадах Франции, США, Великобритании, Италии, Германии, Скандинавии, Южной Америке и других стран. А композиция Carry on, turn me on заняла первое место в танцевальных чартах американского авторитетного журнала Billboard.

В декабре этого же года вышел второй альбом Space — Deliverance, который повторил успех первого альбома и принес группе не только коммерческий успех, но и всемирную известность. А потом был третий альбом — Just blue, записанный в 1978 году.

Первые три диска Space

Первые три диска Space — Magic fly, Deliverance, Just blue — стали «золотыми», у вас появилась масса поклонников во всем мире, в том числе и в СССР. Оглушительный коммерческий успех, попадание в хит-парады, и вдруг — распад коллектива! Что произошло? Ведь многие на вашем месте, удачно найдя золотую жилу, продолжали бы ее разрабатывать достаточно долго…

Меня никогда не притягивала коммерческая сторона музыки. Для меня музыка — это прежде всего самая большая моя страсть. Иногда я работаю по 19 часов в сутки. После третьего альбома Space мы должны были дать большой концерт под Эйфелевой башней. Над этим проектом мы работали полгода. Мой тогдашний продюсер решил отменить концерт за 20 дней. Я был разъярен и покинул группу.

После этого он зарегистрировал на себя название группы Space и таким образом отнял у меня имя и душу… Вот почему я создал новую группу, которая была продолжением моей музыки. Новый альбом Paris France Transit был для меня следующим альбомом группы Space. Так что никаких различий в музыке между Space и PFT нет.

Только в 1984 году решением суда мне было возвращено имя группы Space. Вот почему советский тур 1983 года назывался Didier Marouani Space & Paris France Transit. Мы, участники тура, а нас было свыше 60 человек, отдавали русской публике всю свою энергию, всю свою страсть. И, мне кажется, получили взамен намного больше, а именно то прекрасное взаимное чувство, что я называю Histoire D’amour (История Любви Art Plus), и которое продолжается вот уже почти 25 лет. Только представьте себе, какие сильные чувства я испытал во время нашего турне осенью 2002 года, когда на мои концерты пришли тысячи людей разного возраста от 16 до 50 лет.

Какие композиции Space являются вашими самыми любимыми?

Знаете, это как спрашивать отца, кого из своих детей он любит больше всего. Но, скажем так, есть работы, которые мне ближе к сердцу: Let me know the wonder, Ballad for Space lovers, Symphony или From Space to Earth, композиция, которую я записал после того, как умерла моя мама. Ею я всегда открываю свои концерты.

В 1987 году вы осуществили масштабный проект Space Opera, который сами охарактеризовали как «первую космическую оперу для синтезаторов и хора». Одновременно Space Opera стала и первым в истории популярной музыки альбомом, который был доставлен на орбиту. Как вам это удалось?

Когда я работал над альбомом, подумал о том, что хорошо бы привлечь к работе представителей «космических» наций — СССР и США. Переговоры с хором Ансамбля песни и пляски Советской Армии имени Александрова и хором Гарвардского университета увенчались успехом. А вот организовать в то время сводный русско-американский хор было практически невозможно. С большим трудом мне удалось получить разрешение Министерства культуры СССР.

Альбом очень понравился Михаилу Горбачеву, который и пригласил меня в Москву. Он организовал мне встречу с космонавтами, и спустя две недели диск был доставлен ими на орбиту. А раньше, в июне 1983 года, министр культуры СССР пригласил нас (Space) дать серию из 21 концерта в Москве, Ленинграде и Киеве. Это был, по-моему, вообще первый концертный тур зарубежной группы в вашей стране, собравший свыше 600 тысяч зрителей. Это было здорово!

А потом, в мае 1991-го мы вновь приезжали в Советский Союз, чтобы дать серию из 14 концертов с использованием множества световых эффектов. Концерты посетили более 200 тысяч зрителей. В СССР было продано 12 миллионов дисков группы.

Но поистине феерическим событием стало наше выступление 21 июня 1992 года. Когда после долгих переговоров с российским правительством я добился разрешения провести бесплатный концерт на Красной площади, в котором также участвовали звезды российской и западной эстрады.

На этом концерте присутствовали 360 тысяч зрителей. Так что мы первые зарубежные артисты, которые выступили на Красной площади.

Ваша музыка оказала влияние на творчество многих артистов. А кто повлиял на вас, какую музыку слушаете на досуге?

Приятно слышать, что моя музыка на кого-то повлияла. Такими признаниями лично я горжусь больше, чем коммерческими успехами. Что касается моих вкусов. Они не ограничены каким-то определенным стилем. На мое музыкальное мировоззрение повлияли и классические композиторы, например, Шопен и Моцарт, и такие исполнители, как Элтон Джон и Electric Light Orchestra.

Space Opera

Кого из российских исполнителей вы бы отметили на современной музыкальной сцене?

Я, к сожалению, мало знаком с творчеством современных музыкальных групп. Я бы особо отметил московского композитора и моего друга Олега Гуртового. Мне нравится все, что он делает. В апреле 2006 года я пригласил Олега и его группу «Вега» открывать первый концерт юбилейного тура группы Space, который мы дали в Большом Кремлевском дворце. Поклонникам группы советую обратить внимание на творчество Олега Гуртового. Уверен, его музыка вас не оставит равнодушными.

Господин Маруани, а вы не собираетесь побывать с гастролями в периферийных городах России, где у вас тоже огромное количество поклонников?

Конечно, я был бы рад. До сих пор я выступал только в крупных городах: Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Новосибирске. Скоро, я надеюсь, мне удастся дать несколько концертов и в вашей провинции, где я еще никогда не был.

Известно, что французы любят поесть. Вы не исключение?

Поесть я люблю и предпочитаю еду вкусную. Я родился в княжестве Монако. С 15 лет живу неподалеку от Эйфелевой башни в Париже. Люблю новую и традиционную французскую кухню. Обычные продукты не покупаю. Они становятся все более химическими, поскольку фермеры заботятся не о качестве, а об их количестве. Предпочитаю органические продукты. Заново открываю для себя вкус настоящей еды. Люблю и ливанскую кухню. Моя жена — ливанка, а ливанцы очень вкусно готовят.

Какие спиртные напитки предпочитаете?

По вечерам позволяю себе бокал французского вина. В России пью водку, в Ливане арак. В каждой стране пью местные алкогольные напитки.

Где обычно едите: дома или в ресторане?

Часто приглашаю друзей в гости и готовлю для них. Два раза в неделю посещаю парижские и загородные рестораны. Любимый среди них Chez Rene`. Это превосходное бистро с кухней юга Франции. Вкусно пообедать там можно за 50 евро. В Монте-Карло хожу в ресторан Le Louis XV, что на площади Казино. Им владеет величайший повар и мой друг Ален Дюкасс.

Какое блюдо вы чаще всего заказываете в ресторанах?

Говядину. Одно из моих любимых блюд называется Daube al’Ancienne: это кусочки мяса, которые 24 часа маринуют в красном вине с тимьяном, луком и базиликом, а затем тушат десять минут на большом огне и еще три часа на маленьком. Мне нравятся национальные кухни и хорошие рестораны (о них узнаю от местных жителей). Из русской кухни люблю борщ, красную и черную икру, котлеты по-киевски.

Есть ли фирменное блюдо от Дидье Маруани?

Я люблю готовить креветки с деликатесным соусом. На порцию беру семь больших креветок. Очищаю их от панцирей, заливаю литром воды, добавляю крупно нарезанные две большие луковицы, тимьян, базилик, соль, перец. Варю в течение получаса. Затем готовлю соус.

Для этого процеживаю полученный бульон (лук не выбрасываю). Добавляю в него сметану, еще раз перец и базилик. На четыре минуты кладу в полученный бульон креветки и лук. И подаю их на стол с гарниром из риса. К этому блюду рекомендую белое вино Sancerre. Приятного аппетита!

Господин Маруани
Tags:
0 shares
Previous Post

Сергей Стародубцев

Next Post

Art+Privé Issue #29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Art+Privé Issue #29