Аплодисменты — это как взмах крыльев

Ее называли Первой Леди нашего кино, в советские годы она была легендой кинематографа — самой популярной актрисой на отечественном экране. Конечно же, речь о Людмиле Марковне Гурченко. 12 ноября ей бы исполнилось 82 года. Людмила Гурченко, или как ее с любовью называли «наша Люся», снялась более чем в 70 фильмах, навсегда вошла в историю кино и осталась в наших сердцах. В преддверии Нового года мы все включим «Карнавальную ночь» и будем любоваться вечно молодой и любимой актрисой.


Текст Анна Корытина    Фото Пресс-служба МХТ им. Чехова

Военное детство

Людмила Гурченко родилась 12 ноября 1935 года в Харькове. Отец, Марк Гаврилович, бывший шахтер, заработавший две грыжи и впоследствии ставший музыкальным работником, играл на баяне, мама, Елена Александровна, часто появлялась на сцене вместе со своим супругом. С отцом маленькую Люсю связывала особенная, нежная дружба. Пять с половиной мирных лет безмятежного детского счастья были прерваны войной. Отец, несмотря на свою инвалидность, ушел на фронт. Люся с матерью остались в Харькове, который скоро оккупировали фашисты. В детской памяти на всю жизнь остались страшные сцены казни местных жителей. Она вспоминала позднее, как ее, уткнувшуюся в мамин живот, разворачивал немецкий офицер и заставлял смотреть на повешенных.

Зимой было особенно голодно. Однажды, увидев, что немцы наливают детям остатки своего обеда, Люся прибежала с маленькой кастрюлькой. Спастись от голода ей помог совет отца, который потом не раз использовала Гурченко в фильмах: артист должен находить способ «выделиться» из толпы. Девочка запела. Кастрюльку в качестве поощрения немцы ей заполнили до краев.

После освобождения города войсками Красной Армии девочка пошла в школу, а затем и в Харьковскую музыкальную школу имени Бетховена. Получив аттестат, она, прихватив с собой аккордеон, а также платье и туфли, подаренные отцом, отправилась покорять Москву. Мечтая сниматься в фильмах, Гурченко успешно поступила в Театральный институт им. Щукина и на актерский факультет во ВГИК, но выбрала последний.

Я вам песенку спою про пять минут…

Слава на нее, двадцатилетнюю студентку-третьекурсницу, обрушилась, когда на экраны вышел фильм Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», где она сыграла одну из главных ролей. Сначала на эту роль утвердили другую актрису, но уже после начала съемок режиссер принял решение заменить исполнительницу на Гурченко. «Душа молодой актрисы пела, излучала талант, а темперамент бил во все барабаны», — так описывает ее Эльдар Рязанов в своих «Неподведенных итогах».

После выхода «Карнавальной ночи» Людмила Гурченко моментально стала всесоюзной знаменитостью. Привлекательный образ и песню «Пять минут» запомнили все без исключения, и на юную студентку обрушилась оглушительная слава: тысячи писем от поклонников, творческие вечера, поездки за границу, предложения от киностудий… От такого успеха у любого закружилась бы голова. Отказываться от предложений актриса не смогла или не захотела — и вот она стала появляться на экранах в ролях, отдаленно напоминающих героиню «Карнавальной ночи». Это были штампованные персонажи, раскритикованные Министерством культуры: актрису обвинили в «вертлявости» и «несерьезности», а с такой рекомендацией в СССР о дальнейшей карьере можно было забыть.

«Меня никто не знает»

Долгие годы актрису приглашали только на эпизодические роли. Но Гурченко не была бы самой собой, если бы ей не удалось обрести «второе дыхание», «вырастить» в себе новые творческие образы, покинув экран юной девушкой и вернувшись опытной женщиной.

«Эти годы меня закалили. В них заключены начала, которым потом суждено вылиться на экране в ролях женщин, прошедших испытания жизнью. Зато теперь я знаю, что, пройдя сквозь самое невозможное, можно перенести все. И все перенеся, человек может быть даже счастлив. Главное — суметь не растерять остатков доброты, человечности и душевного тепла», — признавалась потом актриса.

После долгого перерыва Гурченко предложили роль директора в фильме «Старые стены», персонаж получился необычным для советского киноэкрана — за этим предложением последовали другие. Музыкальная картина «Соломенная шляпка», потом «Вокзал для двоих», «Любовь и голуби», «Любимая женщина механика Гаврилова»… Неожиданно Людмила Гурченко становится самой популярной, самой любимой зрителями актрисой. В 1983 году ей было присвоено звание народной артистки СССР — отец бы гордился.

Режиссеры, работавшие с ней, говорили, что Людмила Гурченко вносит такую энергию в создание фильма, что становится полноценным его соавтором наравне с режиссером и оператором.

Гурченко стала настоящей народной актрисой и символом эпохи. Актерская работа была ее религией, ее верой, смыслом ее жизни — Людмила Марковна всегда была в образе, допуская за его пределы только ограниченное число людей. «Меня никто не знает», — как-то призналась она в интервью.
Она была красивой, сильной, иногда слишком прямой. Но за внешней резкостью скрывалась другая Гурченко, в фильмах которую увидеть было невозможно. «Поработав с актрисой, общаясь с ней ежедневно, я хорошо изучил ее характер. Она много натерпелась в жизни и частенько ставила этакий заслон между собой и человеком, которого не хотела пускать в свой внутренний мир», — писал о ней в своей книге Эльдар Рязанов. Возможно, это, как и невольное желание видеть в мужчине-избраннике своего отца, мешало ей быть до конца счастливой.

Уроки любви

Как и положено легендарной звезде, Гурченко жила бурной личной жизнью. Она была замужем шесть раз. Первый брак с режиссером Василием Ордынским был самым коротким, всего год они прожили вместе, Люся была тогда совсем юной — 18 лет. От второго брака с Борисом Андроникошвили родилась ее единственная дочь Маша. Но брак распался спустя три года. «Как-то я прочитала в интервью ее подруги, мол, Люсю доконали измены мужа. Знаю только одно, мама при разводе на алименты не подавала», — рассказывала дочь.

С Александром Фадеевым, сыном знаменитого писателя, они прожили столько же, на этот раз виной распада семьи стал алкоголизм мужа. Со свекровью у нее сохранились настолько добрые отношения, что та оставила невестке и внучке квартиру сына на Маяковской. О трехлетнем браке с Иосифом Кобзоном Гурченко вспоминать не любила. А вот дочери он нравился. Когда Кобзона спросили в телевизионном интервью: «Почему вы разошлись с Гурченко?», он ответил: «Двум мужикам сложно ужиться на одной территории».

После развода с Кобзоном Людмила Гурченко вышла замуж за пианиста Константина Купервейса. Все восемнадцать лет совместной жизни он был ее секретарем, директором, аккомпаниатором, пожертвовав своей карьерой ради таланта великой актрисы. Как-то во время очередной ссоры Константин запустил в стену телефон. Люся спросила: «Что, взбунтовался, восстание рабов?»

Продюсер Сергей Сенин, с которым актриса прожила свои последние двадцать лет, был моложе ее на четверть века. Но он стал тем мужчиной, которого она наконец-то смогла назвать «папой», ведь он во многом напоминал ей отца. Познакомились они на съемках фильма «СекСказка» по Набокову. К этому времени оба были одиноки. Он, поклонник таланта Людмилы Марковны, когда встретился с ней, не узнал актрису, потому что увидел в первую очередь красивую женщину, которой залюбовался. Она восхищала его не только как актриса, но и как человек: цельный, искренний, глубокий. Он спасал ее от усталости и отчаяния, а она рядом с ним чувствовала себя и ребенком, и любимой женщиной. Ради него она была готова на маленькие подвиги. «Как-то раз я принес трех свежих осетров и сказал: «Люся, я буду делать уху. И послал ее чистить картошку. Она потом к ней и не прикоснулась, но поставила на стол бутылку водки. Потом выяснилось, что она терпеть не может рыбу и уже много лет не чистила картошку», — вспоминал в одном из интервью Сергей.

О «вечности» Людмилы Марковны рассказывали анекдоты, газеты публиковали новые и новые истории о ее пластических операциях, мужьях и непростых отношениях с дочерью, но вечность пролетела, как те самые пять минут, о которых пела юная девушка с осиной талией под бой часов. Оставаясь выше шоу-бизнеса, Гурченко до самого конца была высочайшим эталоном отношения к искусству, работе, жизни, благодаря своему характеру, упорству и несгибаемому внутреннему стержню.

«Аплодисменты — это для меня как взмах крыльев, как взлет в небо», — писала актриса в одной из своих книг. И ей всегда аплодировали.

Tags:
1 shares
Previous Post

Семейные традиции

Next Post

Мечта