Биеннале в Гран-Пале

(Архив №12, 2014)

Вечером 11 сентября 2014 года на подступах к парижскому Гран-Пале (Grand Palais) было необычайно многолюдно. Почтенная публика, собравшаяся во французской столице из разных уголков света, в подобающих случаю платьях и смокингах, бережно держа в руках официальные карточки пригласительных билетов, в верхней строчке которых значилось имя президента Франции Франсуа Оланда, смиренно дожидалась своей очереди, чтобы попасть внутрь этого грандиозного дворцового комплекса. Очередь была длинной, но никто никуда не спешил. Все знали, что без них не начнут…


Престижная XXVII Биеннале антикваров – Biennale des Antiquaires, которая каждые два года собирает под одной крышей ведущие художественные галереи с их коллекциями старинных живописных полотен и предметов искусства, а также самых лучших ювелиров мира, представляющих свои новые изделия, в этом году проходила с 11 по 21 сентября.

Под куполом Гран-Пале в Париже – Большого дворца, построенного специально к Всемирной выставке 1900 года, посетителей ожидала встреча с прекрасным. Раритеты разных лет и столетий, совершенно разного географического происхождения, принадлежащие к отличным друг от друга направлениям и жанрам – всё это было здесь.

На протяжении более шести десятков лет салон в Париже остается самым представительным форумом антикваров и самой интересной из всех регулярно устраиваемых в Европе и Америке выставок сокровищ антикварного рынка. Роскошь красок, сияние зеркал и блеск драгоценностей убеждают, что по изяществу и роскоши парижская Биеннале, действительно, – самое невероятное из всех известных антикварных шоу. Это праздник, которого с нетерпением ждут коллекционеры, музейщики, ювелиры, нувориши, бескорыстные любители искусства и бомонд.

Нынешний показ вновь продемонстрировал собрания изысканной мебели королевских домов Европы, искусство разных стилей и эпох, книги и манускрипты, археологические ценности, оружие, антикварные ювелирные изделия, нумизматику, скульптуры и геральдику, гобелены работы мастеров Фламандской школы, полотна Рубенса и Ван Гога – всё это было собрано в преобразившихся интерьерах Grand Palais. Дизайн всего пространства экспозиции в нежно-зеленых тонах создавал неповторимую атмосферу, погружающую посетителей выставки в мир красоты, элегантности и роскоши. И как будто приглашал на прогулку по грандиозным садам и паркам Версаля и Трианонов, воссозданных под куполом дворца французским декоратором интерьеров Жаком Гранжем, которому доверили оформление XXVII Биеннале антикваров…

Единые и неделимые

По традиции в парижской Биеннале принимают участие и ювелирные дома. Вот на них мне и хочется обратить особое внимание. Разумеется, не все могут попасть на такой салон, а только те Дома, которые заслужили право называться великими. Только те, чьи украшения вошли в историю, причем вошли на тех же законных основаниях, что и картины старых мастеров. В 2014 году на этом весьма авторитетном шоу были представлены последние коллекции Dior, Cartier, Chanel, Van Cleef & Arpels, Bvlgari, Chaumet, Boucheron и многих других. Тематика их коллекций, созданных специально для биеннале, до последнего момента держалась под большим секретом. Увидеть и купить эти произведения ювелирного искусства можно было только на салоне, ведь как правило, каждое украшение производится с использованием уникальных камней и в единичном экземпляре.

О своих впечатлениях, оставленных вернисажем, ставшим настоящим «вавилонским столпотворениям» с бесконечным потоком шампанского, разноязыкой речи, улыбок и встреч, а также об экспозициях выдающихся ювелиров, я расскажу чуть позже. И поскольку я оказалась на биеннале исключительно благодаря любезному приглашению знаменитого французского ювелирного Дома Van Cleef & Arpels, знакомство с этим респектабельным шоу я начала с павильона VCA, что закономерно.

Здесь на входе гостей встречало золотое чудо-дерево, в дупле которого сияло восхитительное колье, а в витринах была выставлена завораживающая новая коллекция Высокого ювелирного искусства Peau d’Âne raconté par Van Cleef & Arpels, в которой отражены три периода из жизни главной героини сказки Шарля Перро «Ослиная шкура»: проведенное во дворце детство, долгие скитания по лесу под уродливой звериной шкурой и, наконец, счастливое замужество.

Вдохновившись сюжетом сказки, Van Cleef & Arpels представил новую интерпретацию нескольких традиционных для Дома мотивов. Женственные образы, появившиеся на свет в 1940‑х годах, волнующая природа, изящные аксессуары haute couture и страстный язык любви нашли оригинальное воплощение в уникальных ювелирных гарнитурах.

Особое очарование изделиям, радующим глаз нежнейшими цветовыми переходами и восхитительной огранкой, придали исполненные магии драгоценные камни Pierres de Caractère™ («камни с характером» – ноу-хау компании, означающее редкие и единственные в своем роде драгоценные камни). Гостям в павильоне Van Cleef & Arpels были рады, а в роли радушного хозяина выступал генеральный и креативный директор Дома в одном лице – Николя Бос. Именно благодаря ему компания VCA достигла за последнее десятилетие невероятных высот как творческом плане, так и в мастерском воплощении всех, самых сложных своих замыслов в невероятных по красоте и изяществу украшениях. Вся коллекция Peau d’Âne состоит из 80 предметов, на Биенале их было не более 50, и практически все они были куплены уже в день вернисажа 11 сентября.

Внимательно рассмотрев и изучив коллекцию по мотивам старой сказки, я отправилась по выставочному залу осмотреться, поминутно заглядывая в павильоны с хорошо известными именами – что‑то они приготовили?

Дом Chaumet представил две совсем разные коллекции – теплую пастельно-пудровую Hortensia («Гортензия») и Lumieres d’Eau («Сияние воды»), в которой явно доминировали все оттенки льда. В «Гортензии» главный акцент был сделан на цветы, а в материалах – на опалы и камни теплых оттенков, такие как рубеллит. Его слегка приглушенный пурпурные оттенок прекрасно сочетается с розовым и белым однотонным опалом, а также с искорками бриллиантов и розовых сапфиров. Реки, сталактиты, капель и даже рябь на воде превратились в красивые ювелирные штучки. «Сияние воды» – это драгоценный водопад насыщенно синих танзанитов, бриллиантов, сапфиров и резного горного хрусталя. В колье Lumieres d’Eau был использован лазурит в сочетании с черной шпинелью. Красиво, очень напоминает космос.

Компания Boucheron представила на биеннале несколько часовых украшений, также экспериментируя с возможностями горного хрусталя, который играет роль прозрачного фона для бриллиантов и цветных драгоценных камней. Последние, к слову, дизайнеры Boucheron используют крайне редко: цвет в безупречной черно-белой эстетике Дома – это как вишенка на торте, которая всегда играет лишь вспомогательную роль. Этот принцип четко виден в последних коллекциях Boucheron – японской Reves du Japon и восточной Tresor de Perse.

Возле павильона Chanel постоянно толпился народ. На биеннале Дом под руководством Карла Лагерфельда представил стильную коллекцию Cafe Society, адресованную приятно убивающим время завсегдатаям парижских кафе 1920-х. Судя по всему, сочетание глубокого черного оникса и искрящихся бесцветных бриллиантов стало хорошим тоном в высших ювелирных кругах. В качестве ярких акцентов используются цветные камни: желтые и розовые бриллианты, а также аквамарины. В своей последней коллекции ювелиры Chanel апеллируют к ар-деко – стилю 1930‑х годов. После прошлогоднего успеха Tiffany, сыгравшего главную ювелирную роль в экранизации «Великого Гэтсби», коллекция Cafe Society Дома Chanel смотрится своеобразным ответом на американскую реплику «эпохи джаза», царившей в США во времена Фицджеральда.

Швейцарский часовой Дом Piaget, который в этом году празднует свое 140‑летие, выпустил к парижскому смотру коллекцию часов с нескромным названием Extremely Piaget и украшений Extremely Colourful, сделав акцент

на звездном периоде в своей творческой истории с 1960‑х по 70‑е годы. В коллекции огненные опалы сочетаются с сапфирами и изумрудами, бирюзой, нефритом, ониксом и лазуритом. Их союз в украшениях коллекции дополняют бесцветные бриллианты или традиционная инкрустация. Достойно, безупречно, элегантно, в духе высокого ювелирного искусства.

Всю смелость выражения эмоций через украшения впитала в себя коллекция Дома Dior с громким названием Archi Dior. Виктория де Кастеллан, главный художник Дома, выдала настоящую экспрессию форм и цветов, столь характерную для ювелирной линии Dior. Виктория не поскупилась: к разноцветной палитре камней добавились невероятные, крупные и экзотические формы украшений. В пышных канделябрях, шлейфах и завитках браслетов, брошей, серег можно было узнать галантный XVIII век или уличный карнавал. Или даже цирк в его лучших традициях – с плюмажами, гарцующими лошадьми, гимнастками и клоунами… Виктория не скрывает, что черпала свое вдохновение в собственном детстве, поэтому коллекция «Архи-Диор» (звучит по‑ленински как‑то), а также выставленные в витринах миниатюрные версии в точности воссозданных платьев от Dior, поражала зрителей биеннале её детским представлением о роскоши.

А парижанин – Дом Louis Vuitton назначил опал краеугольным камнем новой коллекции, в честь него она и получила свое название – Acte V. V. Это форма треугольного австралийского черного опала весом 87,92 карата, а кроме того, буква V обозначает римскую цифру 5 в названии пятой коллекции высокого ювелирного искусства Дома Louis Vuitton.

Новичком выставки, громко заявившим о себе, стал итальянец Джампьеро Бодино (Giampiero Bodino), бывший арт-директор группы Richemont, который привез в Париж на первый взгляд – музейные редкости, а на самом деле блестящие стилизации образцов итальянской ювелирной школы прошлых столетий. Классическое искусство Италии. Его влияния невозможно избежать. Им пронизаны все работы Бодино: формы, резные камеи, печать высокого технического мастерства. Пышные, скульптурные украшения Бодино составили контраст с классикой дня сегодняшнего, представленного на биеннале украшениями парижских Домов ювелирной моды. Справедливости ради отмечу, что в собрание Дома Bodino были включены и изделия в современном стиле – лаконичные, изысканные и сдержанные одновременно.

Итальянский Дом Bvlgari выглядел невероятно привлекательно благодаря своим неизменным «змеиным» колье и роскошным парюрам с разноцветными, словно обкатанными морем, камнями из коллекции Diva. Колье Serpenti с замбийскими изумрудами общим весом более тысячи карат держало всю экспозицию.

Дом Cartier не стал скромничать, выступил с самым большим стендом в 100 квадратных метров и представил коллекцию с простым и понятным названием, которое говорит само за себя. Cartier Royal – королевская коллекция с драгоценными камнями из Бирмы, долины Могок, Кашмира и Колумбии. Это собрание стало очередным свидетельством непревзойденного мастерства и недосягаемой высоты прославленных парижских ювелиров Дома. Здесь всё и сразу: дизайн, стоящий вне модных тенденций, крупные драгоценные камни, придающие украшениям вес в буквальном и переносном смыслах этого слова. Среди экзотических материалов в коллекции Royal стоит отметить резной халцедон голубого цвета, южно-американские изумруды холодного оттенка морской волны, а также зеленоватый турмалин с эффектом кошачьего глаза. В украшениях Cartier нельзя заметить и малейшего намека на смену имиджа. Каждое новое собрание развивает темы и мотивы предыдущих коллекций. Уже давно Дом Cartier работает, по сути, над одной и той же королевской коллекцией драгоценностей.

Шагнув чуть в сторону от павильона Cartier, который находился прямо рядом с Van Cleef & Arpels (странно, но никак далеко уйти от сказочных принцесс работы VCA у меня не получалось), я буквально столкнулась с директором Дома Graff Франсуа Граффом. Вместе мы прошествовали к павильону этой известной своими бриллиантами компании, которая после двенадцатилетнего перерыва снова решила принять участие в Биеннале антикваров. И, надо сказать, поразила всех! В прошлом году Дом Graff приобрел редкий голубой бриллиант каплевидной огранки весом более 10 карат, заплатив рекордную цену – более миллиона долларов за каждый карат. Специально для нынешнего Биеннале антикваров Graff создал бриллиантовое колье с голубым алмазом, который словно льдинка свисает с ожерелья, центр которого украшает изумруд ромбовидной формы. Среди других работ Дома внимание привлекли броши-подвески с крупными цветными и чистыми бриллиантами. Дизайн, как это всегда бывает у Graff, был полностью подчинен камням – их цвету, размеру и форме, значит, по сути, сведен к минимуму. Коллекционеры знают, сюда нужно идти в поисках предмета для выгодных инвестиций. И многих привлекает такое ювелирное искусство.

Стулья из дворца

Когда от торжественного блеска самых благородных драгоценных камней зарябило в глазах, я приняла волевое решение – осмотреть стенды художественных и антикварных галерей. Благо, взглянуть было на что. Буквально бок о бок друг с другом были выставлены римский бюст императора Адриана, шедевры Кранаха и Брейгеля, старинные самурайские доспехи, полотна Пикассо и Пикабии, живопись Ле Корбюзье и автографы Бодлера. Это и не удивительно, к Биеннале в Гран-Пале антиквары готовятся с особым тщанием. Их цель не только поразить искушенных специалистов рынка и коллекционеров редкими произведениями, но и создать незабываемую экспозицию, которая привлечет к себе внимание.

Отмечу, что все крупные международные ярмарки искусства в последнее время сильно меняют амплуа. Даже Биеннале антикваров в Париже, по словам её завсегдатаев, не стала исключением. Её впервые провели в 1962 году. Тогда на смотр собрались истинные знатоки и собиратели старого декоративно-прикладного искусства. До сих пор в том, что касается египетских рельефов или древнекитайской терракоты, вне конкуренции стенд Кристиана Деидье. Французскую дворцовую мебель XVII‑XVIII веков и моду на неё задает международное предприятие Galerie Didier Aaron. Русских клиентов неизменно привлекает хорошо знакомая Galerie Steinitz. Знатоки и владельцы загородных резиденций присматривались к прекрасному фарфору – антиквар Мишель Вандермерш поддался общей садово-парковой теме и выставил у себя вазоны для цветов. Итальянская Galerie Gismondi привезла помпезные инкрустированные мрамором столешницы, кресла и зеркала с объемной резьбой, покрытой позолотой в стиле барокко.

Декоративно-прикладное искусство и дизайн ХХ века считаются одной из самых сильных тем на биеннале. Предметы, спроектированные французскими дизайнерами Рульманом, Руайером и Франком, представила Galerie Mathivet. Украшением стенда Galerie Marillac стал стол из кованого металла работы Эжена Принца. Эксперты по ар-деко, Шеска и Робер Валуа воссоздали фрагмент интерьера культового парижского коллекционера Жака Дусе. Великолепную коллекцию европейской живописи привезла лондонская галерея Richard Green Gallery: от ранних фламандцев (например, Корнелия Лионского) до полотен Джозефа Альберса.

Было приятно встретить здесь и старых знакомых – парижско-лондонскую галерею современного коллекционного дизайна Carpenters Workshop Gallery, которая в прошлом году с успехом продемонстрировала своё собрание в рамках Design Days Dubai. Под сводами Гран-Пале Жюльен Ломбрай и Лоик Ле Гайар сделали ставку на мебель американца Венделла Касла. Цены на его кресла и столы, вырезанные из массива дерева, варьировались от 60 до 500 тысяч евро. Завсегдатаи утверждают, что с каждым годом усиливается крен биеннале в сторону искусства ХХ века и соntemporary art. Наверное поэтому, американцы из Marlborough весь свой стенд посвятили современному испанскому художнику Хуану Хеновесу. Здесь же дебютировала Доминик Леви, арт-дилер из Нью-Йорка, которая привезла в Париж работы Ива Кляйна, Фрэнсиса Бэкона, Рене Магритта. Уже не помню, в каком павильоне я набрела на довольно занятную живописную карту мира с ярко-красным пятном и серпом-молотом на месте бывшего СССР и… гигантским черным пауком на противоположной стене. Что ж, современное искусство – это способ самовыражения автора. И с этим не поспоришь.

На меня, как на зрителя-новичка парижская Биеннале антикваров произвела огромное эмоциональное впечатление. Здесь всего и всех было в избытке – украшений, произведений искусства со всего света, людей разных возрастов, причем, молодежи было заметно меньше. И это было весьма непривычно после Дубая, где преобладает публика от 16 и старше. Благодаря Van Cleef & Arpels я оказалась в центре настоящего праздника мастеров, ценителей и хранителей истинного искусства и еще оставшегося на нашей планете антиквариата.

Где рождаются мастера
Группа из Дубая. Вандомская площадь

Но, оказывается, впереди ожидал еще один сюрприз. И какой! Не так давно компания Van Cleef & Arpels создала в Париже собственную школу, слушателям которой открываются тайны ювелирного искусства и увлекательный мир драгоценных украшений. Уникальный проект L’Ecole предлагает людям, влюбленным в красоту, приобрести новые знания и стать частью благороднейшего из искусств. Школа Van Cleef & Arpels открыта и успешно работает на Вандомской площади в доме постройки XVIII века, который воплощает в себе французский художественный стиль. В здании L’Ecole оборудованы мастерские, аудитории и библиотека. «Здесь мы предлагаем всем желающим, я подчеркиваю это, всем, уникальную возможность встретиться с ювелирными экспертами и поработать с самыми необычными материалами, – говорит Мари Валлане-Делом, президент Школы Van Cleef and Arpels (именно так переводится L’Ecole с французского). – Обучение делится на три этапа: «Открытие», «Проливаем свет на» и «Раскрытие». Каждый этап состоит из нескольких частей, чтобы гарантировать прогресс в обучении».

Вандомская площадь, бутик Van Cleef & Arpels

Нас, естественно, решили приобщить к первому этапу и буквально погрузили в мир ар-нуво, пригласив на лекцию и мастер-класс «Ар-нуво: 20 лет свободы». Это было потрясающе! Нас ознакомили с революционными нововведениями стиля ар-нуво, освободившего мир искусства от диктата истории. Художники, отбросив все табу в начале ХХ века, пошли на смелые эксперименты с технологиями и неожиданными материалами. Всё это происходило в атмосфере бурной культурной жизни Парижа, где блистали звезды и музы эпохи… Рассказ, сопровождавшийся богатым иллюстративным рядом и включением слушателей в эксперименты по созданию собственных эскизов украшений в стиле ар-нуво, одновременно велся двумя лучшими специалистами в области истории искусств, сотрудничающими с ведущими музеями мира – от Лувра до Гуггенхайма. Одной из них была Инезита Гей, выпускница Принстонского университета, искусствовед и археолог.

Лекторы Школы Van Cleef & Arpels

Да, только такие люди преподают в L’Ecole. Только они могут передать знания, научить, подсказать. В программе Школы VCA – множество разнообразных курсов и практических семинаров – от изучения мира камней и украшений-талисманов до истории времени и людей и посвящения часовому искусству.
Школа, открывающая путь к тайнам ювелирного и часового искусства, начала свою работу 15 ноября 2011 года. Занятия в ней ведутся на английском и французском языках. Чтобы стать слушателем L’Ecole Van Cleef & Arpels, нужно просто зарегистрироваться на её официальном сайте или прямиком явиться в исторической здание на Вандомской площади в Париже, чтобы выбрать себе курс по душе. Покидая стены этого необычного во всех отношениях учебного заведения, я решила, что когда у меня появится чуть больше свободного времени, приеду сюда. За знаниями, за общением с людьми, которые способны в ежедневном творить и видеть красоту вокруг…

А после «урока» истории искусств в Школе, компания Van Cleef & Arpels сделала нам еще один подарок напоследок. Мы посетили святая-святых — ателье Дома, в котором трудятся выдающиеся мастера-ювелиры, закрепщики камней, геммологи… Из их рук выходят истинные шедевры, на каждый из которых уходит много, очень много дней, месяцев и лет кропотливого труда. Из окон ателье, расположенного в старинном здании под самой крышей, открываются виды на крыши парижского исторического квартала. Но здесь некому любоваться восходами — у людей, имеющих дело с самыми редкими и дорогими драгоценными камнями, сложнейшими конструкциями и формами украшений нет и секунды для праздности и ни единого шанса на ошибку. Малейшее неловкое движение — и весь творческий процесс можно начинать сначала… Бесконечное уважение вызывает труд мастеров, многим из которых уже около 60-70 лет. Благо, теперь можно с легким сердцем учить новое поколение будущих ювелиров в Школе, а затем долгие годы передавать ее выпусникам свой опыт. Без него — никуда. Это правда.

…Кажется, всё на этот раз. За бортом самолета остался и Гран-Пале, и Вандомская площадь, вся окутанная строительными лесами, но не потерявшая от этого своего очарования, и сады Тюильри с расположенным рядом кафе «Анжелина», где делают самые вкусные в мире каштановые пирожные «Монблан», и весь такой приветливый и суетный Париж… Где днем с огнем не сыщешь такси, даже если очень надо. Где весь молодой офисный «планктон» в костюмах и галстуках, чтобы не стоять в пробках, предпочитает передвигаться по городу на мотороллерах, заботливо прикрыв колени специальными резиновыми щитками от пыли. Где в историческом бутике-ателье Chanel на рю де Камбон, 31 уже в 10 утра собирается толпа покупателей, вполне сравнимая с количеством пассажиров, вылетающих из некрупного провинциального аэропорта. Где на любом языке мира вам пропоют «О, Елисейские поля…» и обязательно приветливо улыбнутся, потому что тоже по‑французски, увы, не очень…. Где хочется если не остаться еще на немножечко, то хотя бы чаще приезжать. Быть может на очередную Биеннале в Гран-Пале? Пожалуй!

Tags:
1 shares
Previous Post

Книга о платье

Next Post

На дальних берегах