Дочь фараонов

Египетский ювелирный дом Azza Fahmi, расположенный в Каире, воплощает богатое наследие и культуру древней цивилизации, жившей некогда на берегах Нила, в современных и в то же время аутентичных ювелирных украшениях. Пожалуй, самая сильная и легко узнаваемая черта всех коллекций этой марки – символы, которые известны в мире благодаря истории Древнего Египта, насчитывающей не одно тысячелетие…


Жуки-скарабеи, грифоны, змеи и другие знаки фараонов доминируют в изделиях художника и ювелира Аззы Фахми, улыбчивой и обаятельной немолодой дамы, с которой нам представилась возможность познакомиться в дубайской галерее Bloomingdlae’s и поговорить о творчестве, красоте и стремлении увековечить историю в миниатюрных шедеврах.

История ювелирного дома Azza Fahmi так же необычна и интригующа, как и украшения, рождающиеся в его мастерских. Никто из семьи Аззы не осталял девушке наследства в виде готового бизнеса или солидного капитала. Всему виной – её собственное любопытство.

– Я всегда любила читать, особенно исторические книги. Меня вдохновляли рассказы о фараонах и древних египтянах, о славных походах и открытиях, о людях, создававших прекрасные произведения искусства в далеких от моей родины странах. Наверное, поэтому я решила стать художником и пошла учиться дизайну интерьеров, – говорит Азза Фахми. – Однажды, в конце 1960‑х годов я наткнулась в библиотеке на книгу о ювелирных украшениях, которые носили в средневековой Европе. Рассматривая картинку за картинкой, я вдруг поняла, что хочу, чтобы история и культура моей страны была рассказана с помощью ювелирных украшений, которые бы дарили радость женщинам во всем мире. Другими словами, я решила перевести культуру своей страны на язык ювелирного искусства.

То есть, в тот момент Вы окончательно поняли, что ювелирное дело – это ваше призвание?

Да, поняла. И решила, что мне нужно постигать азы ювелирного дела, которым тогда в Египте, да и не только там, занимались исключительно мужчины. Меня это не смутило. Я уже всё решила для себя. Днем я продолжала работать в Каире в качестве правительственного иллюстратора книг, чтобы иметь средства на свое новое тогда еще хобби. А вечерами приходила в ювелирные мастерские, где мужчин обучали этому ремеслу. Там я забирала волосы в хвост, надевала рабочий халат и наравне с остальными шлифовала, паяла и чистила металл. Моим наставником был знаменитый золотых дел мастер Кхан эль-Кхалили. В мастерских я просиживала до поздней ночи, но в то время, когда мужчины рядом со мной трудились над типичными фараонскими орнаментами, я старалась придумать собственные неповторимые украшения.

Что подтолкнуло Вас к открытию своего ювелирного дома?

Везение и трудолюбие (смеется). Мне повезло, я получила грант от Британского совета, который позволил мне продолжить учебу в Лондоне, в университете Гилдхолл, который сейчас является частью Университета Метрополитен в Лондоне. Там я изучила теорию и технологию ювелирного производства, а также историю мирового ювелирного искусства. С таким образованием и умениями, полученными мною в каирских мастерских, было просто непростительно сидеть сложа руки. И я, ворвавшись со своими идеями в традиционно мужскую сферу деятельности, открыла сначала свои мастерские, а позднее и собственный ювелирный дом.

Азза, расскажите, пожалуйста, как и почему началось Ваше сотрудничество с дизайнером Мэтью Уильямсоном?

В 2013 году ко мне обратился Мэтью и рассказал о видении своей новой летней коллекции, где он планировал объединить Восток и Запад. Мне понравилась идея и я с радостью взялась за подготовку ювелирных украшений к этой коллекции. Ранее я уже работала с такими модными брендами, как Julien Mcdonald и Preen, а вот с Мэтью Уильямсоном моя компания сотрудничала впервые. Мне было интересно с Мэтью, который считает украшения естественным дополнением платья и любит различные культуры. Поэтому не удивительно, что он обратился к традициям Египта и решил, что дом Azza Fahmi с его деталями, тонкой ручной работой и мастерством ему подойдет.

Мэтью Уильямсон, Азза Фахми и команда дизайнеров

Я предложила ему коллекцию с длинными ожерельями и браслетами с монетами, которые напоминали бы традиционных египетских танцовщиц, а также ажурные браслеты-манжеты и крупные скульптурные кольца. В них много изящества и пластики. Я постаралась сочетать в украшениях игру света и тени за счет использования золота и серебра вместе, а также с помощью разноцветных драгоценных камней, бриллиантов и жемчуга там, где они были особенно нужны. Мне было важно, чтобы украшения были не только заметны, но также и удобны при ношении. Кажется, всё получилось, и сейчас я горжусь тем, что эти украшения смогут приобрести покупатели дубайского универмага Bloomingdale’s.

Кто сегодня помогает Вам в работе? И что еще Вы планируете запечатлеть в своих творениях?

Сегодня наш ювелирный дом – это более 200 профессиональных ювелиров и мастерские в западном пригороде Каира. Компания является полностью семейным предприятием, где со мной работают обе дочери – старшая Фатма в качестве управляющего директора и младшая Амина в качестве директора по дизайну. Амина Гхали, кстати, помогала мне и в работе над коллекцией для Matthew Williamson, а Фатма занимается продвижением нашего вебсайта и платформы для интернет-продаж. Помимо этого, у нас есть фирменные бутики или отделы в Египте, Иордании, ОАЭ, Катаре, Саудовской Аравии, США и Великобритании.

Ситуация в Египте и предшествовавшие ей перевороты и революции заставили меня задумываться о том, что сейчас как никогда ранее важно онлайн присутствие. Тогда все поклонники моих украшений смогут их приобретать, находясь в любой точке планеты.

Что касается творчества, то я хочу продолжить начатое и нести культурное наследие Востока с его каллиграфией, пословицами и поговорками, витиеватыми орнаментами-арабесками, заключенное в ювелирных изделиях, по всему миру. Меня окружают бесконечные источники вдохновения, и абсолютно всё может привести к появлению на свет нового ювелирного издедия. Мне кажется, украшениями, которые мы создаем, восхищаются даже те, кто отдаленно знаком с культурой и аутентичностью Египта, в частности, и Востока в целом. Однажды я даже создала коллекцию специально для Британского музея, где собрана уникальная экспозиция древне-египетских артефактов. Моя коллекция носила название “Hajj: Journey to the Heart of Islam” («Хадж: путешествие в сердце ислама»), в ней я раскрывала те ценности, которые разделяют верующие. Надеюсь, что когда‑нибудь и другие музеи мира обратят на изделия Azza Fahmi свое внимание. И еще я очень горжусь тем, что украшения из созданных мною коллекций с удовольствием носят русские женщины, тонко чувствующие красоту и умеющие выбирать крупные статусные вещи.

Спасибо Вам, Азза. В первую очередь, за Ваше искусство. Надеюсь, что еще увидимся.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Good Girl

Next Post

Двести пятьдесят