Джамал Усманов. Путник

(Архив №12, 2014)

Джамал Усманов начал свой творческий путь в 1990‑е годы, когда искусство Узбекистана, сменив культурную парадигму, обратилось к историческому и духовному опыту нации, что стало возможным после падения «железного занавеса». Следует отметить, что тенденции современного искусства существуют в Узбекистане в особом контексте, обусловленном исторически сложившимися обстоятельствами запрета на модернизм, а также травматическим опытом атеизма в ХХ веке, это привело к постоянной актуализации вопросов возрождении национальных традиций.


Усманов одним из первых углубился в изучение восточных поэтов-суфиев, создав серию живописных картин-притч об основных постулатах мистического учения о Пути. Метафизика художественного созерцания – основа этих произведений. Она выражается в особой поэтике стиля, погружающей зрителя в состояние медитации. Иногда это состояние мотивировано самим героем, как, например, в картинах с созерцающим путником. В других его произведениях зрителя захватывает эстетическая магия, увлекая в многомерный, до конца не проясненный таинственный контакт с миром, который доступен только «внутренним зрением или в собственном сердце», как считали поэты-суфии.

Привитая уважением к традиции и идущая от миниатюры чуткость к деталям не только характерная черта его стиля; она имеет значение и для понимания смысла произведения. Сквозь видимое художник старается передать присутствие сверхчувственного в окружающем мире, и потому погружение в него, которое мы видим в серии картин «Отражение» 2009 года, очень близко мистическим откровениям не только поэтов-суфиев, но и современному зрителю.

В отличие от многих художников актуального искусства, живущих от проекта к проекту, от биеннале к ярмаркам, Джамал Усманов живет и творит сам по себе. Идентичность его лежит в экзистенциальных проблемах, в погружении в себя.

Проектное мышление Усманова перешло в новое качество: он создал тотальную инсталляцию. Термин «тотальная инсталляция», придуманный Ильей Кабаковым, означает такое произведение, которое нельзя рассмотреть со стороны: в него надо войти, обжиться в нем

Впервые художник обратился к contemporary art в 2000 году в проекте «Путь». С тех пор все версии актуального искусства: от инсталляций, арт-объектов и видео до environments получают в его художественной практике свою интерпретацию. При этом он не изменяет своим метафизическим интенциям, выстраивая свой содержательный дискурс на базе восточных мифопоэтических традиций. У него сложилась индивидуальная авторская поэтика, в которой нет ничего от примелькавшихся тем, смыслов и привычных приемов, распространившихся в последние годы в актуальном искусстве.

Хотя нужно отметить, что художника постоянно увлекают поиски новых возможностей разных медиа, позволяющие обновлять индивидуальную поэтику. Не смотря на то, что ее генезис формировался в живописи, почти все проекты Усманова, такие как, например, «Слепцы», «Х-позиция», «Долина познания», «Коордиограмма шелкового пути», представляют собой оригинальные скульптурные композиции из шамота. В инсталляции «Чупачупс» с изображением огромной гусеницы, тянущейся за фирменной западной конфетой, торжествует идея инициации – перехода в новое качество, отсылающей к проблеме социальных трансформаций последних десятилетий в республике.

Это срез обычной жизни в мастерской, где задействованы все аспекты опыта художника

Джамал Усманов одним из первых в искусстве Узбекистана начал смело экспериментировать с новыми видео-технологиями, развивая свой опыт интерпретации духовного наследия Востока в видео-арте. Так, создание работы «Отражение» в 2007 году стало знаковым событием в современном искусстве Узбекистана. Поэтика этого фильма вытекает из богатого живописного опыта художника, каждый кадр – аллюзия живописного полотна – выстраивается именно по его принципам. Длинные кадры, в которых время словно «заговорено», создают некую вневременную связь между таинством дождя, молча проходящими мимо мечети людьми и их таинственными отражениями в воде, то возникающими, то исчезающими.

Сакральные метафоры, идущие из исламской традиции – видимое / невидимое, вода, а также молчание и свет – все это выражено мощным изобразительным приемом, передающим некое трудно передаваемое словами таинство Бытия. Создав ряд видео-работ, таких как, «Зеркало», «Основной инстинкт», а так же видео-арт по мотивам поэзии Навои и Омара Хайяма, художник постарался ответить на волновавшие многих вопросы о том, как изменяется работа с классическим наследием Востока в век новых медиа-технологий. Как происходит сублимация традиционного восточного мироощущения в эстетике видео, инсталляциях, перформансах? В своих проектах Усманов смог найти тончайшие пути перевода тысячелетнего опыта нации и весь опыт метафизики созерцания на язык современного искусства. А заодно он показывает и убеждает, что contemporary art не отрицает утонченного артистизма.

Одна из последних работ Усманова – проект «Притча», представленный в июне этого года в залах Галереи изобразительного искусства в Ташкенте. Этот проект представляет собой небольшие, обклеенные скромными цветочными обоями комнаты – ателье живописца. В них, удалившись от суеты города, творит молодая художница. Её раскрашенная фигура в человеческий рост выполнена из шамота. На мольберте – её большая картина, рядом – скульптуры, видео, инсталляции, фото и арт-объекты. Находясь в комнатах, зритель может как бы наблюдать повседневную жизнь городских кварталов в окнах, благодаря вмонтированным в них видео. В одном окне – типичные современные бетонные многоэтажки, в другом – узкие улочки и дворы Старого города с его жителями.

Он показывает и убеждает, что contemporary art не отрицает утонченного артистизма

Проектное мышление Усманова перешло в новое качество: он создал тотальную инсталляцию. Термин «тотальная инсталляция», придуманный Ильей Кабаковым, означает такое произведение, которое нельзя рассмотреть со стороны: в него надо войти, обжиться в нем. Так и у Джамала Усманова – это срез обычной жизни в мастерской, где задействованы все аспекты опыта художника. Зритель непосредственно воспринимает это и в острых впечатлениях от картин и скульптур, и в ауре самого пространства. «Тотальны» они и в том смысле, что художник как бы не оставляет никакого нейтрального пространства для наблюдателя, зритель становится как будто частью инсталляции, объектом среди других экспонируемых объектов.

Начав свое творчество с обращения к духовной традиции и поэзии, что было своеобразным пассеизмом и «бегством» от современности, Усманов теперь задумывается о проблемах сегодняшнего мира, о поисках путей обретения утраченной гармонии. www.alifartgallery.ae

Об авторе. Ахмедова Нигора Рахимовна (28 октября 1954 года, Ташкент) – доктор искусствоведения, специалист по истории и теории искусства Узбекистана и стран Центральной Азии, теоретик и куратор современного искусства. Почетный профессор Казахской Академии искусства имени А. Жургенова, член Ассоциации художников, искусствоведов и народных мастеров «Ижод».

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares