Семейный доктор

Здесь всё предельно чисто. Практически неслышно работают кондиционеры, навевая приятную прохладу. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, невольно обращаешь внимание на добрые слова, написанные на каждой ступеньке – радость, мир, любовь, надежда… Поначалу можно подумать, что это спа, однако, в этом центре заботятся о здоровье зубов. И, конечно, именно Standard Medical Clinic стала местом нашей встречи с доктором Хадишат Садулаевой.


Хадишат Садулаева

Здесь её обитель, здесь она чувствует себя, как дома. Да и нет смысла встречаться где‑то еще, поскольку день у доктора Хадишат расписан по минутам. Тем ценнее время, которое мы провели за приятной беседой, ведь её помощь может понадобиться пациенту в любой момент.

Хадишат, многие представители русской колонии в ОАЭ, давно и хорошо Вас знают и доверяют Вам не только собственное здоровье, но и здоровье своих близких. Однако для тех, кто приехал в Арабские Эмираты сравнительно недавно, расскажите, пожалуйста, как Вы оказались в этой части света?

Инициатива приехать в ОАЭ принадлежала моему супругу. Он часто бывал в Эмиратах по делам, и здесь жили его знакомые. Переезд был спонтанный, практически незапланированный, связан с военной обстановкой в Чеченской Республике. Тогда, в середине 1990‑х у нас дома было не очень спокойно.

Насколько просто или сложно было устраиваться на новом месте? Кто оказывал Вам помощь? Как выстраивался круг пациентов?

Иногда мне кажется, что всё в моей жизни было ведомо кем‑то. Нам порекомендовали клинику в Дубае, в которой нужен был стоматолог. Потом мы занимались процедурами по получению мною местной врачебной лицензии. Легализировать документы помогли московские родственники, что было для них не очень просто в то время, и за что я им по сей день благодарна.

Потом я сдавала экзамен на подтверждение своей профессиональной квалификации на английском языке. И тут мне помогла моя прилежность, с которой я училась в вузе.

Я была классическая правильная студентка, единственной миссией которой на тот период было учиться. Я никогда не пропускала занятий, ни разу за семь лет никуда не опоздала. Образцово-показательная девушка: Ленинская стипендиатка, лучшая студентка факультета, «красный» диплом. Начиная с первых курсов в моей Alma Mater – Первом Ленинградском медицинском институте, впрочем, как и во всех других вузах страны, все студенты должны были изучать иностранный язык. Причем, у нас был медицинский английский, в котором была масса специализированных терминов, симптомов, синдромов, диагнозов…

Мое усердное изучение языка, казалась бы бесполезное на тот момент, послужило для моего же блага уже в Дубае. Кто мог подумать тогда в институте о таком повороте судьбы?

То есть, все эти знания пригодились Вам позже, при сдаче профессиональных экзаменов здесь?

Именно. Когда я выяснила, что экзамен здесь будет по всем разделам стоматологии, я разыскала книжные магазины с медицинской литературой, купила четыре учебника на английском языке. Моей специализацией является ортопедическая стоматология, с элементами ортодонтии. Однако я решила, что раз уж экзамен будет касаться всех разделов стоматологии, то и подготовиться нужно, как можно тщательнее. До экзамена оставался месяц, занималась весь день, вставала в пять утра и штудировала учебники до 12 ночи. Мои труды увенчались успехом, я с честью сдала экзамен на подтверждение своих профессиональных навыков и знаний. Конечно, я очень переживала, результаты ведь объявляют спустя некоторое время, но экзаменаторы, видя мое волнение, кивнули мне, мол, всё в порядке, сдала. Это был большой шаг вперед в моей жизни, в другую её сторону… Сделан он был 12 февраля 1996 года.

Семья в этот период была предоставлена самой себе?

Практически. Детей еще не было. Тогда это был только мой супруг, который мне помогал и во всем поддерживал. Уже через месяц после получения лицензии я начала работать в своей первой клинике. Мне в жизни очень везло и везет, я всегда встречаю хороших людей. И в той клинике у меня был местный спонсор (без местного партнера, или как их здесь принято называть – спонсора, в ОАЭ нельзя открыть компанию, если она находится за пределами свободных экономических зон – прим. ред.), который был и её владельцем. Сам врач, из очень хорошей семьи, работал главным хирургом-ортопедом в госпитале имени шейха Рашида в Дубае. Доктор Хусейн Аль Рэда – потомственный врач, его отец был личным врачом шейха Рашида Аль Мактума, первого правителя Дубая.

Сейчас доктор Хусейн уже совсем старенький, но, тем не менее, мы поддерживаем с ним и его многочисленной семьей добрые отношения. Должна сказать, что в своей первой клинике я проработала шесть лет. Там у меня был небольшой кабинет с моей первой собственной японской стоматологической установкой. Потом наш уже в возрасте владелец, видимо устав от ежедневной рутины, решил прекратить прием пациентов, закрыть клинику, предоставив свободу выбора новых мест работы всем своим сотрудникам. У меня к тому моменту уже назрело желание открыть собственную клинику, раз уж мы никуда не собирались уезжать из Дубая… Тогда около торгового центра BurJuman и появилась моя первая, небольшая стоматологическая клиника на три врачебные установки.

Новым, вторым и последним спонсором стала семья Аль Марри. Это мои пациенты, друзья и практически родительский дом в Дубае. Удивительно и приятно, но все мои пациенты, которые ходили ко мне в ту первую клинику, а потом и в мою собственную, теперь приезжают и сюда. Со мной все эти годы и семья Аль Рэда. По сей день они сами, и все их многочисленные друзья и близкие ходят ко мне. У меня уже давным-давно другой спонсор, и, тем не менее, они доверяют мне, и я это ценю.

Вы с такой теплотой отзываетесь обо всех своих местных партнерах-спонсорах. Это правда, что никогда у Вас не возникало никаких трений с ними?

Правда. И о моем нынешнем спонсоре хочется рассказать отдельно. Буквально в мой первый месяц работы в Дубае, ко мне на прием записались супруги. Было несколько визитов… и дружба на 18 лет. Необыкновенная дружба… Удивительные люди! Они часто мне говорят: «Какой бы наша жизнь была без тебя?», на что я отвечаю, что было бы с моей жизнью и жизнью моей семьи без них? Зачастую, за долгую жизнь между людьми, даже в семье случаются недопонимания. Правда? А тут с посторонними, казалось бы, у меня за все эти годы даже повода для обиды ни разу не возникло. Причем, это же граждане другой страны, соответственно, носители другой культуры, языка и другого менталитета, а стали совсем родными, близкими мне людьми, и благодаря им я чувствую себя здесь дома.

Должна отметить еще одно – система спонсорства – это платный институт. Экспатрианты, владельцы компаний, должны выплачивать своим местным спонсорам определенную ежегодную сумму за их поручительство, существует такой финансовый момент взаимоотношений. Так вот мои спонсоры делают это совершенно бесплатно, считая меня членом своей семьи. Они столько лет поддерживают меня, ничего не требуя взамен… В силу своих возможностей я компенсирую их поддержку какими‑то подарками, приятными сюрпризами. Хотя, поверьте, такую искреннюю доброту компенсировать невозможно.

Может быть, всё потому, что они в Вас верят? Для многих наших соотечественников и пациентов из других стран Вы с годами стали настоящим семейным доктором.

Меня это только радует, и лояльность моих пациентов приятно удивляет. Многие мои пациенты были детьми, когда я начинала с ними работать, а теперь они уже сами взрослые, создают собственные семьи. А некоторые уже ведут своих детей к нам в клинику. Конечно, это придает особую теплоту моей работе.

Слушая Вас и понимая, сколько сил и времени было потрачено на работу, собственную клинику, я  задаюсь вопросом, когда Вы успеваете воспитывать своих собственных троих детей?

У меня нет этому никакого объяснения (смеется). С детьми всё произошло по велению Всевышнего. Они пришли в этот мир, растут, учатся. Всё хорошо. Я иногда недоуменно задаюсь вопросом, каким образом мне полтора года назад удалось защитить свою диссертацию в Германии? Мало того, что туда нужно было регулярно ездить, так еще и подавать свои материалы с проведенных операций, подтвержденных многочисленными фотографиями с подробными описаниями. Это занимало колоссальное время! Мне кажется, весь этот период я практически не спала. Каждый день после работы, когда в доме наступала тишина, а я до часу или двух часов ночи занималась. Тексты, фотографии, описания операций… И все это нужно было сделать в совершенно новом формате, не так, как нас учили раньше.

В 1992 году я закончила ординатуру. В то время мы посещали огромные библиотеки, в которых брали стопки книг, собирали материалы, выписывали все буквально вручную.

Новое время выдвинуло новые требования – диссертацию во Франкфурте надо было писать в электронной библиотеке. Система такая – на твой компьютер загружается программа, в ней ты и работаешь, находишь и часто покупаешь статьи, сортируешь их, делаешь заметки, выделяешь, цитируешь. Несмотря на активное пользование Интернетом, владение всеми популярными программами, компьютеризированость клиники, электронная библиотека порой ставила меня в тупик. Помогли двухдневные интенсивные компьютерные курсы, на которых я занималась с 7 утра и до 7 вечера. Это ускорило работу и, в конце концов, диссертация, посвященная моему отцу, была завершена и защищена.

Мы опять говорим об очень сложном, но нужном Вам этапе профессионального роста. И снова вопрос – а что в это время семья, уже с детьми?

И я опять буду говорить о том, что моя семья терпеливо меня ждала и во всем поддерживала. Моя диссертация получилась во многом благодаря ей, моей семье.

Я понимаю, что меня слишком много в профессии. Даже медицинские журналы, на которые я ежегодно подписываюсь и получаю в приличном количестве, я едва успеваю просматривать. Сегодня в сфере медицины, в том числе и в стоматологии, происходит столько всего интересного и нового, все развивается так стремительно, что за этим надо следить, быть в русле, иначе есть риск безнадежно отстать.

Говорят, что сегодня в Интернете появляется в день такой объем информации, который раньше люди получали за столетие (!). Конечно, хочется знать всё, бесконечное чтение стоматологической литературы закономерно не оставляет времени даже на любимые книги, а так хочется некоторые из них заново перечитать, особенно классику. Ведь с годами всё совершено иначе воспринимается. Если бы у меня было достаточно свободного времени, я абсолютно уверена, мне ни на секунду не было скучно! У меня много неоглашенных планов и задумок!

Вам как женщине, как иностранке сложно было строить карьеру в ближневосточной стране?

Я мусульманка, мне здесь всё близко. И здесь всё совсем не так, как это представляют себе люди, не знающие Ближнего Востока. В этой части света царит такая степень уважения к Женщине вообще, что многим странам мира нужно брать пример с ОАЭ. Причем речь не идет о том, местная эта женщина или нет. Здесь всё начинаешь чувствовать уже в аэропорту. Как театр начинается с вешалки, так и ОАЭ начинаются со своих воздушных ворот.

И неважно, Абу-Даби это или Дубай. Прилетаешь, все вокруг улыбаются, приветствуют: «Добро пожаловать!» Если ты с детьми, всюду пропускают вне очереди. Если это пожилой немощный человек – подадут коляску и довезут до нужного места. В Эмиратах настолько комфортно во всех смыслах, что даже не задумываешься о безопасности. Здесь мы как дома, как будто все родные вокруг. И поэтому работать и жить здесь легко. В том числе и женщинам. В том числе иностранкам. Мне лично здесь живется просто и как‑то беззаботно. Наверное, так это бывает только в детстве.

Хадишат, правда, что Вы можете «узнать» любого своего пациента по состоянию его зубов?

Правда (улыбается). У любого профессионала есть свой стиль и почерк. Во рту я сразу могу определить, моя это работа или нет. Неважно, что человек не бывал у меня в кабинете 10‑15 лет. Я всё равно пойму. А так, зубы всех пациентов, которые бывают у меня регулярно, я знаю практически наизусть. Срабатывает особый вид памяти.

Сколько пациентов Вы принимаете в клинике Standard Medical?

На сегодняшний день у нас сложилась серьезная практика, насчитывающая более восьми тысяч пациентов, которые регулярно обращаются ко мне и моим коллегам. Это представители самых разных возрастных категорий и национальностей – от японцев до чилийцев и, естественно, наших соотечественников и местных граждан. В основном к нам приходят по рекомендациям, есть также пациенты, которые проживают рядом с клиникой. Но сюрпризом для меня стало то, что к нам приезжают не только из Шарджи, Абу-Даби и других эмиратов, но даже из других стран.

Официально рабочие часы в клинике – с девяти утра и до шести вечера, но сами понимаете, зубная боль, как правило, не ждет. Или возникает срочная проблема, например, отломился передний зуб или что‑то еще, что заставляет пациента просить об экстренной помощи. И мы её оказываем, приходиться и приезжать к восьми утра, и уходить многим позже шести вечера. И так практически каждый день.

Что Вас больше всего радует в Вашей работе?

То, что люди начали более тщательно следить за своими зубами. К счастью, сейчас ухоженная и здоровая полость рта стала неотъемлемым элементом успешной и благополучной жизни. Отсутствующие зубы, зияющие темные дыры во рту – позорное прошлое. Наличие здоровой, сияющей улыбки перестало быть личной проблемой человека. Неухоженный рот, в моем представлении, – это агрессия против окружающих людей и самого себя. Речь идет не только об эстетике. Наконец‑то в обществе пришло понимание того, что состояние зубов напрямую влияет на здоровье человека в целом.

Еще мне очень нравится, что со временем многие пациенты становятся моими хорошими друзьями. Мы делимся полезной информацией, советуемся. Они, что меня всегда поражает, помнят о моем дне рождения. Это всегда вызывает во мне неловкое смятение, смешанное с благодарностью. Мы поздравляем друг друга с праздниками, переводя наши взаимоотношения на другой уровень, за рамки врач – пациент.

А что самое сложное в Вашей работе?

Профессия врача вообще сложная. Утром, собираясь на работу, никогда не знаешь, что может случиться сегодня. Может быть, во время лечения пациент не так отреагирует на обезболивающий препарат, или у него начнется приступ паники. Ко всему нужно быть готовой и всегда быть внимательной к мелочам. Вовремя заметить плохое настроение или неважное самочувствие пациента, признаки недосыпания и усталости, нужно присмотреться к его походке и осанке, узнать есть ли серьезные изменения в здоровье человека за последние месяцы. Всю свою профессиональную жизнь я следую принципу древних врачевателей: «Лечить не болезнь, а больного». Я – практикующий врач, но совмещаю с основной работой руководство клиникой.

Какой профессии Вы желали бы своим детям?

Они такие разные! На самом деле я живу в тихом ожидании. Я не настаиваю, чтобы они пошли по моим стопам. Возможно, им было бы легче на этом пути, так как я смогу передать им всё, что знаю и умею сама. Если у них будет непреодолимое желание пойти в медицину, я препятствовать не буду, научу и помогу. Но хочу ли я, чтобы они стали докторами? Не уверена. Конечно, это очень благородная профессия, но одновременно это большой и самоотверженный труд, неимоверная ответственность.

Врач не имеет права на ошибку, на плохое настроение, на усталость, выходные и отпуска. Врач не может отказать пациенту… Я хочу, чтобы мои дети были просто счастливы в жизни – спокойной, радостной и гармоничной. Мне кажется, для этого выбор профессии не играет решающей роли.

Хадишат, а сколько лет было Вам, когда Вы решили стать врачом? И сразу ли чаша весов перетянула в сторону стоматологии?

Моя старшая сестра говорила, что когда мне было четыре года, я уже хотела стать доктором. Откровенно, не помню себя в этом возрасте. Но именно стоматологом, и это я помню совершенно отчетливо, мне захотелось стать классе в пятом-шестом. Видимо, что‑то мне очень понравилось в нашем школьном стоматологическом кабинете (смеется). У меня были хорошие зубы, мне никогда не было больно, на прием к стоматологу я ходила с удовольствием, были только осмотры.

Мои родители дали возможность мне, и всем нам в семье получить превосходное высшее образование. По воле Аллаха и при поддержке родителей, я – такая, какая есть сегодня. Поступила в 1‑й Ленинградский медицинский институт. Уже там, обучаясь на втором курсе, когда у нас еще шла общая медицинская подготовка, и не было стоматологических предметов, я вдруг поняла, сколько боли может испытывать пациент в кресле у стоматолога. Случилось это на примере моей мамы, которая никогда в жизни не позволяла себе заболеть или пожаловаться на недомогание.

Я приехала на каникулы домой в Грозный, а мама занималась зубами. В тот день, вернувшись от стоматолога, она днем, что меня просто поразило, вдруг прилегла, как‑то вся захворала, с трудом сдерживая стоны от боли… Так ей, видимо было плохо. Тогда стоматология была довольно примитивная – никто не назначал никаких обезболивающих препаратов, антибиотиков. Именно в тот момент я поняла, что надо быть очень внимательной и милосердной в своей работе, ведь все мои пациенты – это чьи‑то мамы и папы, сестры и братья. У меня развилось какое‑то материнское к ним отношение, которое не меняется с годами. Я знаю, как помочь, как успокоить, как не сделать больно. Вот такое понимание.

Нужно ли говорить пациенту всю правду?

Я за то, чтобы выстроить с пациентом доверительные отношения. Нужно доходчиво объяснять людям, в чем причина их проблем. Ко мне недавно пришел пациент на прием с жалобами на воспаленные десна и подвижность зубов. В ходе обследования выяснилось, что он элементарно не умеет чистить зубы. Как часто случается, чистит регулярно, усердно, но неправильно. А это первопричина проблем в полости рта, наряду с неправильной диетой. Взрослый человек, и никто никогда этого ему не объяснял. Меня часто вводят в шок популярные фильмы или рекламы, где все герои без исключения чистят зубы эффектно и… неправильно. Недавно я поразилась и буквально подпрыгнула на месте, когда увидела рекламу зубной пасты, в которой наконец‑то правильно чистили зубы. Прогресс!

Насколько реально сохранить здоровые зубы до старости?

Вполне реально. Когда я еще училась в институте, к нам на кафедру приезжали лекторы из Датского Королевского колледжа. Так вот в Дании у всего детского населения до подросткового возраста нет кариеса. Ноль кариеса! Потому что в первый раз ребенка ведут к стоматологу сразу после рождения, потом в шестимесячном возрасте, а потом – каждые полгода. И всё это время люди получают и профилактику, советы по уходу. Результат – идеальные зубы, пока человек не повзрослеет и не начнет сам употреблять газированные напитки, сладости и другие вредные и для зубов, и в целом для здоровья продукты.

Вам часто удается бывать дома в Чечне?

Не так часто, как это хочется. Грозный очень изменился. Это уже совсем другой город, не тот, что был в моем детстве. Центр города весь перестроен. Красиво, конечно, но он не тот Город… Нет дома, в котором я выросла. Нет здания школы, в которой я училась. Печально…

Если честно, у меня были очень счастливое детство, юность и институтские годы, а потом, приехав сюда, первые шесть лет я пребывала в каком‑то замороженном состоянии. Правда, ведь человек не может радоваться, когда другим – родным, знакомым, соседям, оставшимся дома, плохо… Потом, когда у родных стало понемногу налаживаться, появилась еще одна, моя другая жизнь, «жизнь в жизни»…. Сегодня у меня всё хорошо, всё сложилось, даже то, что особо не планировалось и о чем не мечталось.

Чем собираетесь заниматься, когда не будете так много времени уделять активной стоматологической практике?

Быть с семьей. Книги читать. Перечитывать старые и находить новые. В театр и на концерты ходить. Учить со своими детьми родной чеченский язык. Просто жить и радоваться мелочам… В детстве мне казалось, что в доме должны быть какие‑то особые устои, традиции, белые скатерти, обязательно напольные часы с боем, столовое серебро. Теперь я понимаю, что не это самое важное. Хотя традиции семейные, конечно есть, пусть и без напольных часов…. Я приверженец порядка. Мой идеал – это чистота во всем. Я приветствую сдержанность, изящество и эстетичность.

Живя в Эмиратах, я поняла, что мы очень многого не знали о религии, которую исповедуем. Надо жить и верить во Всевышнего, в Святую книгу, в Ангелов, в Посланников Божьих, в загробную жизнь, в Судный День. Стараться держать свою душу в чистоте и учить этому своих детей, своим личным примером.
Когда в жизни человека есть Бог, это совсем другая жизнь. Я за доброту, искренность и милосердие.

Досье

  • Доктор Хадишат Садулаева, врач-стоматолог / ортопед-имплантолог. Ведет практику в Дубае с 1 апреля 1996 года.
  • 5 января 2002 года основала свой стоматологический центр «Standard Medical Clinic» в Дубае. Является его генеральным директором.
  • В 1990 году получила диплом с отличием СПбГМУ им. академика И. П. Павлова в Санкт-Петербурге (до переименования – Первый медицинский
    Институт им акад. И. П. Павлова)
  • 1992 год – клиническая ординатура на кафедре ортопедической стоматологии в СПбГМУ им. Академика И. П. Павлова.
  • 2013 год – защитила диссертацию по имплантологии в Университете имени Гёте во Франкфурте-на-Майне, Германия.
I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Новая эра

Next Post

Через тернии к звездам