Четыре четверти успеха

(Архив №12, 2014)

Обаятельный и открытый Жан-Клод Бивер – сегодня самый авторитетный человек в мировой часовой индустрии. Не самый влиятельный, конечно, есть игроки и покрупнее, а именно авторитетный. В мире точных механизмов и экстравагантных дизайнов вряд ли кто‑то способен соперничать с харизмой господина Бивера и его Hublot.


Piguet, возрождение брендов Blancpain и Omega, превращение малоизвестной когда‑то марки Hublot в один из самых модных и востребованных часовых брендов. В конце этого года Жан-Клод Бивер вновь прибыл в ОАЭ, чтобы открыть выставку новых моделей часов Hublot, приуроченную к ноябрьскому старту гонок «Формулы-1» в столице страны Абу-Даби и организованную компанией Ahmed Seddiqi&Sons.

Господин Бивер, часы Hublot, впервые выпущенные в 2004 году, завоевали сердца своих поклонников по всему миру, в том числе и в России. Вы много путешествуете, принимаете участие в международных выставках и спортивных мероприятиях, которые поддерживает Hublot. Скажите, у Вас не возникало желания работать чуть меньше, раз у вверенной Вам марки и так всё хорошо?

Я хотел бы работать меньше (смеется). Получится ли, покажет время. Очень надеюсь, что у меня появится больше времени для стратегических вещей: размышлений, встреч и путешествий. По моему мнению, жизнь делового человека, бизнесмена делится на четыре части. Моя профессиональная жизнь началась в 1974 году в компании Audemars Piguet, в которой я оставался до 1982 года. Эти восемь лет были моей «ученической» четвертью. С 1982 по 2012 гг. я работал в Swatch Group (Omega и Blancpain), а затем в Hublot. Это была моя 30‑летняя «активная» четверть. В 2012 году я объявил, что останусь председателем правления Hublot до 2018 года, и это будет четверть «передачи полномочий». Если все пойдет нормально, то через пять-шесть лет настанет время последней – ухода. В 2020 г. я планирую покинуть компанию, передав все свои знания и опыт преемникам.

Глядя на первые и самые новые модели, понятно, почему на Hublot останавливают свой выбор покупатели. А что лично Вам больше всего нравится в этой марке?

Hublot – это мое видение, это выражение моей страсти. В конце концов, это мои друзья. У меня много достоинств и еще больше недостатков. Но главное мое достоинство – я умею слушать людей. И учиться у них.

Я считаю, что часы Hublot представляют мои желания, мой вкус в часовом деле, и мне страшно повезло, что я могу выражать себя таким образом. Плюс Hublot – это успех. Словом, это и мое будущее, и мой конец.

Hublot очень активен в качестве спонсора событий и спортивных состязаний. Помимо «Формулы-1», которой посвящена выставка в торговом центре Dubai Mall, Вы помните все организации и мероприятия, спонсорами которых выступает бренд?

Конечно, их у нас не так много: Alinghi, FIFA, UEFA, футбольный клуб Manchester United, «Формула-1» и команда Ferrari, FC Bayern, Flamengo, футболист Диего Марадона и баскетболист Дуйэн Уэйд. Кстати, Марадона и Уэйд сначала стали клиентами Hublot, а затем послами марки.

Самым сложным спонсорским контрактом был первый – по Чемпионату Европы по футболу 2008 года. Мы начали вести переговоры в 2006 году, тогда Hublot был еще не настолько узнаваемым брендом. Контракт был очень большим, на более чем четыре миллиона швейцарских франков.

И когда мы начинали переговоры с UEFA и обещали заплатить им миллионы, мы были просто не в состоянии сделать это. И я пошел ва-банк: «Сейчас мы не сможем заплатить, но в 2008 году, когда наш оборот будет значительно выше, мы заплатим». Не знаю, что подействовало на UEFA, но спонсорами мы стали.

Если говорить о партнерстве с «Формулой-1», то самые сложные переговоры у нас были с Ferrari, длившиеся более девяти месяцев. Они обратились к нам, чтобы мы сделали часы для Ferrari. Но я сказал, что не хочу просто ставить их логотип на часы, а хочу получить доступ в мир Ferrari, ко всему, что они делают и в чем участвуют, включая гонки «Формулы-1». Сначала они отказали, но постепенно начали «сдавать» один сегмент за другим. Последним оставалась «Формула-1». Я сказал: «Нет рекламного места на машине – дайте мне место в паддоке». Они поддались, так мы получили и «Формулу-1».

Недавно прошли первые заезды «Формулы-1» в Сочи. Каковы Ваши впечатления от этих соревнований?

Я в восторге. Мне очень понравился город Сочи, трасса для мотогонок, организация состязаний – всё. Должен сказать, что России не перестает меня восхищать – от зимней Олимпиады этого года, которая прошла на высочайшем уровне, до гонок «Формулы-1» и многих других, не только спортивных проектов.

Я убежден, европейцы и американцы должны считаться с Россией. Говорю это совершенно ответственно. В современных условиях люди, не знакомые с историей, особенно XX века, не учитывающие ошибок прошлого, попросту не имеют будущего. Я с глубоким уважением отношусь к вашему президенту Путину, и верю в то, что однажды все осознают, что страна с территорией в 1 / 6 часть земной суши, это тот игрок мировой экономики и политики, к которому стоит прислушиваться. И я это говорю не потому, что часы Hublot с удовольствием приобретают в России и соседних с нею странах.

Действительно, часы Hublot очень популярны, иногда кажется, что даже слишком. У Вас нет опасения, что из‑за большого спроса марка теряет эксклюзивность?

Популярность – это друг, поскольку она генерирует продажи, но она может стать и врагом, поскольку может убить эксклюзивность. Всегда нужно отдавать себе отчет, на каком уровне находится бренд, и когда популярность может обернуться негативной стороной. Да, мы организуем и поддерживаем много мероприятий, кругом много нашей рекламы, но производим мы всего 30 тысяч часов в год, и это немного, учитывая продажи в 50 странах мира. Я считаю, что нужно пользоваться своей популярностью, чтобы расти, но создавая продукт качественный и вызывающий доверие. И тогда на смену популярности придет уважение. Я верю, что наша популярность никогда не станет нашим врагом.

Вы по‑прежнему верны своей философии «фьюжн»?

День, когда мы отойдем от этой философии, будет означать нашу полную деградацию, полную никчемность! Фьюжн для Hublot – это единственный способ существования. Если его не будет, что мы предложим людям?

Часы, только часы. Часов и так слишком много на рынке – вон, полный Базель каждый год. Мы – нишевая марка, и мы не собираемся людям навязывать всю гамму изделий, мы лишь часть гаммы. Теперь еще раз о фьюжн. Вы знаете парижский Лувр – огромный, громоздкий: роскошный дворец для четырех с половиной столетий художественного наследия. И вот теперь руководство Лувра решило, что они не могут быть только складом для прошлого. Они хотят быть инструментом по продвижению будущего! Мы в Hublot занимаемся тем же – берем элементы из будущего и вводим их в нашу часовую традицию. Вот что такое фьюжн в нашем понимании, а не только физика сплавов. И, вот, кстати, Лувр. Когда вы видите их парадные дворы XVII века, а посреди стеклянную пирамиду Пея – это ли не пример фьюжн?

В скольких моделях Hublot установлены собственные мануфактурные механизмы?

Порядка 70 %, и речь идет о мужских сложных моделях часов. Оставшиеся 30 % (в штуках, не в деньгах) – обычные. Не вижу смысла делать замену замечательным швейцарским механизмам ETA, который отлично подходит для женской коллекции Tutti Frutti? Мы не сможем добиться лучшего качества. Плюс мы закупаем кварцевые механизмы. Я уверен, что нам следует разрабатывать собственные сложные калибры. И это то, что мы успешно продемонстрировали в наших механизмах Unico, Ultra-Slim, Minute Repeater и других.

Известно, что быстрому взлету и успехам Hublot завидуют коллеги по часовому цеху. Как Вы к этому относитесь?

Ревность – это свидетельство успеха. Швейцарская часовая индустрия – это очень маленький мир, чуть больше 50 человек. Так что чем больше нас будут ревновать, тем большего успеха мы будем добиваться.

Скажите, пожалуйста, с таким опытом работы в крупных международных холдингах – от Swatch Group до LVMH, куда сегодня входит бренд Hublot, кем Вы себя больше ощущаете – производственником или руководителем?

И тем и другим. Но, честно говоря, я больше не хочу быть корпоративным человеком, мне хочется вести себя как обычный бизнесмен. Мне всегда был более симпатичен предприниматель, пусть мелкий, с тремя пекарнями, чем корпоративный менеджер, даже и из большой компании. Большинство корпоративных людей не вызывают у меня восторга: они получают деньги от группы и не представляют, каково это – зарабатывать их самому.

Вы это прекрасно знаете. Если бы не часовая отрасль, в чем бы Вы проявили свой предпринимательский талант?

В фермерстве – виноделии и сыроварении. Я уже это делаю, но поздновато начал для достижения мировой славы (смеется).

Спасибо за интересную беседу, господин Бивер. Успехов Вам и Вашей команде.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares