Его прекрасные Леди

Художник Ким Сюй (Kim Xu) родился и вырос в Сучжоу, Китай. Удивительные картины Кима Сюй – это традиционная китайская живопись в современной интерпретации. Еще с детства художник познавал тонкости китайской акварельной живописи от своего деда. В возрасте 19 лет Ким переехал в Шанхай, чтобы получить художественное образование. Там юноша и познакомился с европейскими техниками изобразительного искусства, что впоследствии напрямую отобразится в его работах.


Ким Сюй

Сегодня, когда совершенно незначительное место отводится многовековым традициям и культурному наследию каждой из наций, стираются границы и нивелируются многие ценности, талант Кима смог синтезировать множество художественных техник, опираясь на древнюю китайскую традицию живописи акварелью. Продолжая следовать культурному коду своего народа, Ким Сюй осовременил свои картины, дабы они, не теряя своего великолепия, становились более понятны и доступны в восприятии людям из самых разных уголков планеты.

Для китайской живописи это особенно актуально. Многочисленные испытания, кульминацией которых оказалась «культурная революция» (1964‑1974 гг.), привели Поднебесную к тотальному упадку традиционных морально-культурных ценностей.

И более всего пострадала китайская национальная живопись – искусство, насчитывающее тысячелетия в своей истории, характерной чертой которого является линейное изображение образов и тончайшая каллиграфия. В ней «пространство идеи» требует покоя, а «отклик души» – движения. Ким Сюй – наследник этого многовекового искусства, а его работы и есть «движение внутри покоя». Художник следует главному принципу китайской живописи, который заключается в том, чтобы созерцать образ до постижения его совершенного начала и только потом передать его с помощью так называемой «прилежной кисти».

Основным образом в картинах Кима Сюй является женская фигура. Неиссякаемый имидж, полный изящества, гармонии, тонкости и красоты. Вечная муза в невероятно разных обличиях, настроениях и нарядах…. Творчество Кима Сюй признано и находит отклик во всем мире. Он очень плотно сотрудничает с различными известными печатными изданиями. Неоднократно проводились его персональные выставки как в Китае, так и в Европе.

И вот Ким Сюй представил свои работы (надо сказать, самые целомудренные из них, чтобы ненароком не оскорбить чувств местной публики) в знаменитом модном дубайском универмаге Harvey Nichols в рамках персональной выставки, проходившей с 1 по 31 октября 2014 года. Там мы и познакомились с молодым художником, и поговорили, и поискали сходства и различия между Востоком и Западом.

A Single Woman I

Ким, с чего началось ваше сотрудничество с Harvey Nichols Dubai? Кто кого нашел?

Насколько я помню, руководство этого известного универмага нашло меня четыре года назад. В Лондоне. Через друзей моих друзей и их друзей… В общем, цепочка получилась длинная. Мы провели ряд переговоров о сотрудничестве, и, после довольно долгой подготовки к дубайскому проекту, он наконец‑то воплощен в жизнь. Я счастлив, что представил здесь свои работы.

Правда, что Вам предложили написать картину специально для Дубая?

Да, и я этому очень обрадовался! Я до этого никогда не бывал в Арабских Эмиратах, о которых так много слышал и читал. Мы было очень интересно прилететь в ближневосточную страну, в которой для меня все было овеяно тайной. Это совершенно иной мир. Специально для этой выставки, по просьбе универмага Harvey Nichols, я создал картину «Город слепящих огней. Дубай». Главная героиня в ней – женщина, лицо которой слегка прикрыто роскошным цветком (это может быть и шляпа, и просто лепесток), ведь на Востоке женщины закрывают свои лица, так? А фоном для красавицы выступает этот удивительный мегаполис, который сверкает, как настоящее сокровище среди Аравийской пустыни.

Работая над этим полотном, я изучил много информации в Интернете, ведь мне предстояло с помощью своей картины донести до зрителя моё ощущение города, в котором я никогда до этого не был. Правда, у меня был опыт по написанию картины для Шанхая, но Дубай, при всей его современности и где‑то схожести, всё равно разительно отличается от Шанхая.

City of blinding lights, Dubai

Слушайте, а если Вас однажды пригласят в Москву, что будет изображено на полотне в честь российской столицы?

Пока мои главные ассоциации со словом Москва – это зима, холод, снег, меха и замечательная красивая музыка. Я не помню ни её автора, ни её названия, но она звучит в моей голове. Я думаю, что создавая картину для Москвы, я постараюсь воспроизвести в ней самые разные ощущения цвета и формы. В моем стиле.

Насколько Дальний Восток, откуда Вы родом, далек от Ближнего Востока?

Очень далек, причем не только территориально. Я думаю, что только одно может связать эти, да в общем‑то и другие, разные уголки планеты – красота. Это может быть что угодно – джазовая музыка, живопись, скульптура или архитектура, поскольку все эти вещи, когда вы их видите или слышите, задевают вас до глубины души. И тут уже становится не важно, откуда вы родом, и на каком языке говорите.

Я полагаю, что отличаюсь от других художников тем, что не люблю формат обычных художественных выставок. Я предпочитаю более светские мероприятия, особенно в сотрудничестве с известными бутиками, универмагами или модными журналами, которые предназначены для широкой аудитории, чтобы была возможность показать свои произведения многим людям. Подобные мероприятия запоминаются надолго. Именно поэтому я считаю, что мое сотрудничество с Harvey Nichols Dubai, который является не просто мультибрендовым бутиком, но и уникальным по своей концепции торговым пространством, – это идеальное решение.

A Single Woman II

Вы помните свое первое произведение? Что это было и когда?

Когда я начал помнить самого себя. В очень юном возрасте, когда мне было года в три или четыре, мой дед заметил, что я не люблю шумных игр во дворе, как многие мои сверстники, предпочитая проводить время за рисованием. Сначала это были змеи, цветы, монстры. Мне было очень интересно. Может быть, потому, что мой дед – традиционный китайский художник, и именно он начал учить меня принятым в нашей стране техникам и методам живописи и рисунка. Я долго практиковался в китайской каллиграфии. Для этого мне нужно было стать очень усидчивым и прилежным. И это было нелегко (смеется). Порой я задавал деду вопрос: «Почему я не могу пойти играть с другими детьми?», когда мне надоедало водить кисточкой с тушью по бумаге. На что он мне отвечал, что ты сейчас тратишь свое время на совершенствование себя, и однажды будешь благодарен за то, что в твоей жизни был именно этот момент. И, правда, сегодня я абсолютно счастлив, потому что делаю то, что хочу и живу в мире своих грез.

Теперь о первом произведении. Когда я показал его деду, он… Как бы это помягче сказать? Был удивлен и возмущен одновременно. «Что это? – закричал он, – ты просто разрушил всё классическое китайское искусство! Ты должен был сделать то‑то и нарисовать так‑то!» Я возразил ему: «Дед, это мое произведение, как хочу, так и рисую!» В общем, он был в шоке. Произошел настоящий конфликт поколений и вкусов. Даже теперь, когда я уже стал довольно известным, он продолжает все время ворчать и критиковать меня, потому что считает, что я должен придерживаться лучших традиций классического искусства Поднебесной. Я думаю, что он, безусловно, прав. Классика – это красиво и очень изящно. Но это не я (смеется).

A Single Woman III

Когда прошла Ваша первая персональная выставка?

В 2005 году. Реакция на неё публика была неоднозначной. Но в большинстве своем люди говорили, что никогда до этого не видели живописи, ТАК изображающей женскую красоту. В Китае никто и никогда не рисовал женщин подобным образом. Опять же, все следовали принятым канонам красоты и считали, что женщина должна быть прикрыта. Никакого ню, не дай Бог! Но для меня важным было изобразить другую сторону и собственной видение этой красоты. Наверное, поэтому основная часть моих заказчиков и покупателей – иностранцы. Они видят мои картины, исходя из собственного опыта. Чувствуют их лучше, что ли. Это однажды заставило меня покинуть Китай и начать свое знакомство с Западом и его многонациональной и многогранной культурой.

Ким, о чем Вы мечтаете?

Еще будучи ребенком, я хотел стать художником-графиком или живописцем. Но когда я стал живописцем, то понял, что многие мои мечты не могут быть осуществлены. Например, невозможно увидеть рождение новой звезды невооруженным глазом… А жаль!

У меня все время возникают такие странные идеи. Например, я хочу изучить мир и открыть его правду. Потому что наш мир – это сгусток разных энергий. И мне хочется понять, где начало и где конец всего сущего. Зачем мы пришли в этот мир? И каковы наши цели в нем? Я настолько любопытен, что мне нужно постараться отыскать ответы на массу вопросов, учитывая что мое время пребывания на Земле весьма и весьма ограничено годами моей жизни.

YaShengJiao

Слушая Вас я понимаю, как это замечательно, знать и чувствовать свое предназначение в жизни. Огромное количество людей вообще этого не понимают, да и не стремятся…

Я думаю, что всё в жизни связано с нашими страстными увлечениями, которые могут возникнуть совершенно спонтанно. Например, когда человек приходит на выставку картин или на концерт классической музыки, он вдруг, в какой‑то определенный момент с пронзительной остротой начинает понимать, чего он хочет. И, знаете что? Нет ничего невозможного.

Откуда берутся образы Ваших женщин, которые удивительно похожи друг на друга? Это какие‑то конкретные люди или собирательный портрет?

Некоторые особы, которых я запечатлел в разные годы на своих картинах, мои реальные друзья. Их образы вдохновляют меня своими разными историями, часть из них – это фрагменты моей памяти, моих эмоций. Поэтому я не назову их похожими друг на друга, они все разные. Их чувства, истории и эмоции я стараюсь изложить на холсте с помощь своего художественного языка. Женщины – это мои Музы! Женщины  – это целая Вселенная. Я стараюсь раскрыть их силу и женственность, их хрупкость и беззащитность.

Завершая наш разговор, как бы Вы охарактеризовали технику своей живописи?

Как смешанную. Я начинал с акварельных картин. Затем начал добавлять в них масло, акрил и другие краски. Смешение материалов дает удивительные фактуры и цветовые решения. И это моё. Плюс, мне очень нравится вписывать в полотна иероглифы с классическими китайскими пословицами и изречениями мудрейших. Мне кажется, так мои произведения выглядят более лаконичными. И настоящими.

Большое спасибо за беседу, Ким. До новых встреч.

XiangLan Lee
Tags:
1 shares