Лунная соната

Однажды в далеком 1944 году Феррандо Гайя вместе со своей женой Сильвией организовали поставку жемчуга и драгоценных камней для ювелирного производства в итальянскую провинцию Валенца. В то время они даже не подозревали, к чему приведет их страстное увлечение. Да и можно ли было на что‑то уповать, когда в Европе еще гремела Вторая мировая война…


Сегодня Utopia – это марка престижных ювелирных изделий, принадлежащая семейной итальянской компании Gaia spa, которая успешно работает на международном уровне не только в сфере производства и сбыта драгоценных камней, бриллиантов и жемчуга высочайшего качества, но и создания собственных коллекций украшений. О том, как всё начиналось и о происходящем в стенах компании сегодня, мы беседуем с Аной Гайя, генеральным директором Utopia Jewellery, внучкой Феррандо и Сильвии.

Здравствуйте, Ана. Рада приветствовать Вас в Дубае. Компании Utopia в этом году ровно 70 лет. Это не так и много, но не так уж и мало. Скажите, пожалуйста, легко ли удерживать на плаву семейный бизнес?

Вы правы, компания Utopia уже немолода. Всё в ней началось с моего деда, который в разгар Второй мировой войны поставлял драгоценные камни в ювелирные области Италии, а после неё начал собственное производство синтетических камней, специализируясь на выпуске кубического циркония. Это были очень сложные времена. Сами понимаете, послевоенная Европа, голод, восстановление всего хозяйства. Торговля драгоценными камнями, конечно же, не стояла тогда на первом месте. И всё же, этот период стал началом зарождения нашей компании.

Конечно, и сама компания, и подходы к ведению бизнеса с годами менялись. И в конце 1960‑х – начале 1970‑х компанию возглавил мой отец Паоло Гайя, который сразу же начал поиски новых продуктов и видов товаров по всему миру. Его внимание привлек жемчуг. Сначала это были жемчужины Акойя из Японии, а затем и крупный культивированный жемчуг из Южных морей.

В те годы, появление на европейском рынке крупного жемчуга от берегов Австралии и островов Таити во Французской Полинезии было сродни настоящей революции. Тогда ни в Европе, ни в Италии ничего подобного никто еще не видел. Значит, наша семья представила на рынке нечто совершенно новое и, разумеется, очень красивое.

Мой отец решил заняться импортом и дистрибуцией жемчуга – этого уникального творения природы, дарящего людям мерцающий, почти лунный свет. Первые партии оказались на европейском континенте уже в конце 1970‑х – начале 1980‑х годов. Людей привлекала красота нашего жемчуга из Южных морей, так как он был удивительно крупным и очень блестящим по сравнению с привычными, но более мелкими жемчужинами Акойя. Кроме того, формы жемчужин из Южных морей поразительны – от идеально круглых до овальных, каплевидных и даже барочных. Сегодня это богатое наследие нашей компании, которая может по праву гордиться своими достижениями в сфере торговли жемчугом и драгоценными камнями.

Вы сразу решили прийти в семейный бизнес?

О, нет! Когда я училась в школе, я мечтала стать журналистом. Причем не модным блогером, как этого хотят юные девушки в наши дни, а военным корреспондентом, который ведет репортажи из самых горячих точек на планете (улыбается). Тогда в нашей стране работала очень красивая и известная тележурналистка, чьи репортажи просто не давали мне покоя. Меня привлекала эта профессия. Однако всё закончилось тем, что моя карьера получила своё развитие в ювелирном бизнесе.

По окончании университета, где я изучала экономику, мне всё же показалось интересным немного поработать в медиа и пиар-агентстве. На этот опыт ушло около пяти лет. Но однажды я поняла, что пиар – это не совсем то, чем бы я хотела заниматься всю жизнь. Тогда я взяла небольшой тайм-аут и отправилась в путешествие. Мне всегда нравилось колесить по миру.

Тут‑то меня и занесло в Австралию, где я попала на ферму партнеров моего отца. Там культивировали жемчуг. И я «застряла» в той части света практически на год. Именно там, на ферме, я впервые по‑настоящему влюбилась в жемчуг. Не в ювелирные украшения с ним, нет, а именно в это удивительное творение морских глубин, которое рождается в раковине моллюска буквально из песчинки. Это поразительно! Я часами занималась тем, что очищала добытые из раковин жемчужины, похожие на крошечные осколки Луны…. Поверьте мне, это очень долгий и трудный процесс, полностью ручной, требующий внимания и терпения.

На жемчужной ферме я многому научилась, узнала весь процесс выращивания жемчуга, его сбора и сортировки. Вот тогда‑то, вернувшись в Италию, я подумала, что мои знания и приобретенный опыт пригодятся в нашем семейном бизнесе, хотя и не была до конца уверена, что хочу работать в компании. У моего отца тогда уже была идея запуска собственного ювелирного бренда. Словом, я пришла в компанию и начала заниматься разработкой концепции и развитием бренда Utopia.

Кстати, поначалу мой отец хотел, чтобы украшения Utopia продавались исключительно на европейском рынке и, в особенности, в Италии. Так как мы – итальянский бренд и производим все наши украшения исключительно у себя на родине. Тогда это казалось здравой мыслью, потому что итальянский рынок до кризиса 2008 года был очень емким, не таким как теперь. Сегодня можно смело говорить, что в 1990‑е годы с этого началась Utopia. Первой нашей коллекцией под новым лейблом стала линия Legato…. Но уже через пару лет мы поняли, что невозможно замыкать бренд на каком‑то узком рынке, это не даст ему полноценного развития.

Так Вы оказались в Дубае?

Практически. Дубай числился первым иностранным рынком в нашем списке. Мы вышли с предложением к компании Damas о представлении украшений Utopia в ОАЭ десять лет назад, в 2004 году. После этого мы показали свою марку в Катаре. В 2006 году мы вышли на российский рынок, и сегодня, благодаря Mercury Group, наша продукция представлена в 10 магазинах в Москве, трех в Санкт-Петербурге и специализированных отделах крупных универмагов в других городах России. Оттуда мы развили свое присутствие в Азербайджане, Казахстане и Украине. В этом году мы планируем представить марку в Туркменистане и других странах, входивших когда‑то в состав СССР. На сегодняшний день, это наши самые перспективные рынки, наряду с некоторыми странами Восточной и Западной Европы, такими как Германия, Австрия, Швейцария, Испания, Италия и так далее.

Несколько лет назад мы открыли наш офис-представительство в Нью-Йорке. Я абсолютно уверена, что американский рынок обладает колоссальным потенциалом, особенно, когда речь заходит о жемчуге. И даже в России, я заметила, насколько тесна историческая связь между образом жизни состоятельных людей и их любовью к жемчугу. Знаете, пару лет назад я побывала в Государственном Эрмитаже и увидела там экспозицию, посвященную русским царицам и императрицам.

На полотнах великих художников все они были изображены с украшениями или деталями костюмов, отделанными жемчугом. Это дает мне основание полагать, что русские женщины неравнодушны к жемчугу. И, должна подчеркнуть, что он очень подходит к светлому оттенку их кожи. Особенно белый жемчуг. Именно он пользуется большим спросом в России.

Дизайн украшений Utopia оригинален и заметно отличается от других. Откуда приходят идеи? Насколько Вы лично вовлечены в процесс создания новых коллекций?

Идеи, в основном, базируются на нашем богатом опыте, наследии компании, наших знаниях о драгоценных камнях и изучении рыночного спроса. Изначально мы ставили перед собой задачу сломать многие стереотипы, касающиеся украшений из жемчуга, и показать людям, что это могут быть не только классические нитки бус, которые носили наши бабушки и мамы.

Нам было очень важно, чтобы вся концепция бренда говорила о новом подходе к жемчугу – более современному, модному и менее консервативному. Мы хотим, чтобы украшения Utopia женщины могли носить каждый день, а не только по особому случаю и исключительно с вечерним платьем. В непростой сегодняшней жизни женщинам не так уж часто приходится надевать подобные туалеты, а вот выглядеть хорошо необходимо ежесекундно! Мы говорим о том, что жемчужные украшения должны стать более доступными по своему стилю, чтобы их можно было спокойно сочетать и с деловым костюмом, и с нарядным платьем, и с обычным блейзером с джинсами.

Никто до Utopia не предлагал еще одной вещи – комбинировать жемчуг с драгоценными камнями. Мы это сделали первыми, что сразу привлекло к нашим украшениям повышенное внимание.

Команда наших дизайнеров – разновозрастная и многонациональная. Все художники работают исключительно в наших ателье. И в этом состоит определенная ценность: люди с разным опытом и отличающимся мировоззрением вместе работают над концептуальными коллекциями Utopia, в которых должно четко прочитываться – это итальянский бренд с узнаваемым духом и стилем. Нелегкая задача, правда? Но они с честью с ней справляются.

С другой стороны, говоря о коммерческом подходе и обращаясь к различным рынкам со своими вкусами и предпочтениями, необходимо и их учитывать. Таким образом, работа с дизайнерами из разных стран, очень помогает понять требования покупателей из той или иной части света.

Сейчас, например, из‑за офиса в США, я работаю еще и с американским дизайнером, поскольку стиль в Америке совершенно отличается от того, что есть в Европе или здесь, на Ближнем Востоке. Даже предпочтения в цвете золота там совсем другие – в Америке носят много желтого металла, тогда как в Европе предпочитают белое.

Вы можете в нескольких словах дать определение истинному итальянскому стилю?

Я бы сказала, что он элегантный, но не классический. Более современный. Он являет собой высочайшее качество дизайна и его воплощения. И, наконец, он обязательно игривый и радостный. Потому что мы, итальянцы – нескучные, непоседливые, неорганизованные и очень веселые люди, наслаждающиеся каждым моментом в жизни! (смеется).

Что еще особенно отличает украшения Utopia от многих других?

Мы стараемся не создавать застывших форм. То есть, например, мы никогда не сделаем змейку, которую вы сразу же узнаете в изделии. У нас есть коллекция со змеями, но вы их не сможете сразу разглядеть, приняв за узелки или что‑то еще. Я бы сказала, что все наши модели и формы весьма абстрактны. Они намекают на что‑то, но никогда не кричат. Это угадывается и в названии бренда – Utopia, рожденного под влиянием книги Томаса Мора «Утопия», в которой он описал идеальный несуществующий мир. Вот и мы стараемся дарить нашим поклонницам идеальный мир, заключенный в наших украшениях.

Какая часть Вашей работы является самой лучшей, а какая сопряжена с ежедневными трудностями?

Сложно сказать. Но лучшая часть, по моему твердому убеждению, всегда связана с творчеством. Дизайн новых коллекций – это самая эмоциональная часть моей работы. Круглый год, с января по декабрь. Сложный период в начале сентября, когда мы принимаем решение, какими будут новые линии Utopia. Это происходит в ходе длительного мозгового штурма, который может длиться от нескольких дней до недели. Мы с креативной командой вместе отсматриваем огромное количество эскизов. И каждый раз выбор каждого топ-менеджера – это очень важный выбор.

Вот тут‑то и кроется момент, сопряженный с самым трудным. Выбирая предложения одного дизайнера из команды и отвергая идеи другого на предстоящий сезон, по каким‑либо причинам, самое сложное – не обидеть этого другого, а мотивировать свое решение таким образом, чтобы подтолкнуть его к новым творческим поискам. Это очень интересно – видеть и анализировать самые разные идеи, которые могут стать новым шагом на пути развития марки Utopia. Плюс, это хороший стимул для всех, поскольку неудача одного – это неудача всех. И здесь важно не ошибиться с выбором верной стратегии. Вот, что я называю лучшей частью своей работы.

А трудности… Я не боюсь вызовов. Мне важно сохранять командный дух в коллективе в самые сложные дни. Мы ведь, по большому счету, всё еще молодая компания. Но когда неудачный день заканчивается, за ним приходят десятки удачных. Это нужно иметь в виду каждую минуту. Особенно сегодня, когда рынок очень нестабилен.

Какая из первых коллекций Utopia до сих пор выпускается?

Конечно Legato! Она была у нас самой первой, а источником вдохновения при её создании послужили ветви оливковых деревьев. Художник-дизайнер тогда жила в Тоскане и результатом её размышлений стали замечательные эскизы деревьев, которые были воплощены нами в украшениях. Эта коллекция, которой уже 15 лет, нами выпускается до сих пор и пополняется всё новыми и новыми изделиями. Она красива, лаконична, изящна. Мне лично она очень нравится, поскольку напоминает мне о рождении Utopia как ювелирного бренда.

У Вас есть какие‑то личные пристрастия при выборе украшений?

Очень сложно ответить. Я тот человек, который постоянно меняется. Когда несколько лет назад мы запустили линию Bolero с элементами цветков жасмина и обработкой золота черным родием, меня очень привлекли таитянские черные жемчужины. Но сейчас, по прошествии времени, я больше тяготею к белому жемчугу. Единственное, чего я не люблю, так это мелкого жемчуга. Предпочитаю крупный.

Спасибо, Ана, за интересный рассказ о Вашей семье и рождении марки Utopia. До новых встреч.

N. B. Украшения из коллекций Utopia в ОАЭ эксклюзивно представлены в фирменных магазинах компании Damas

Tags:
1 shares
Previous Post

Черное золото

Next Post

Привет, друзья!