Оперный театр

(Архив №11, 2014)

Слова “opus” и «опера» однокоренные. Они обязаны своим происхождением латыни и по сути означают труды, дела, произведения. В итальянском языке оперу определили как самостоятельный и емкий жанр музыкально-драматического искусства, который вместил в себя и музыку, и голос, и мимику, и костюмы, и декорации, и танец, и трогательную историю. Видимо, в силу своей многогранности имя Opera получила и сеть международных художественных галерей, берущая свое начало в Сингапуре. Мы побывали в её дубайском отделении.


Моя собеседница – Аннамария Берсани, директор арт-галереи Opera Gallery в Дубае, человек эрудированный и очень жизнерадостный. Мы провели почти полдня, занятые знакомством с коллекцией и увлекательным разговором о современном искусстве, культурных особенностях и академической школе в живописи и графике.

Аннамария, Opera Gallery хорошо известна как в Дубае, так и за его пределами среди любителей современного искусства и коллекционеров. С приходом нового руководителя в любой компании обязательно происходят изменения. Скажите, пожалуйста, какой путь развития галереи выбрали вы, став ее директором?

Opera Gallery, как вы верно подметили, это международная сеть, поэтому все наши планы и устремления интернациональны. Наши филиалы работают сегодня в десяти странах мира – от Запада до Востока, от Нью-Йорка до Сеула. И Дубай находится как раз посередине. Мы стараемся в каждой из галерей создать собственный стиль, но общий характер един для всей сети. Поэтому, став во главе галереи, я ничего особенно нового не привношу от себя. Это очень легко и приятно – работать, следуя основным принципам хорошо зарекомендовавшей себя компании.

Уникальность Opera Gallery состоит в том, что в её коллекциях представлены работы выдающихся таких мастеров, как Марк Шагал, Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Хуан Миро. Они и есть те самые корни, на которых базируется сегодня вся концепция и история наших галерей. Помимо этого, у нас есть работы таких современных авторов, как Фернандо Ботеро и многих других. Плюс в том, что подобные коллекции есть в каждом из наших филиалов.

В своей повседневной работе мы занимаемся поиском и продвижением новых талантов. Мы готовы помогать им расти и развиваться. Для этого мы обладаем широким спектром возможностей – от аукционов и выставок до рекомендаций в частные коллекции. Если работы художника выбирает Opera Gallery, у него появляется возможность путешествовать по всему миру, не покидая собственной мастерской. Другими словами, если мы нашли автора в Дубае, мы спокойно можем представлять его работы в наших филиалах в Париже, Гонконге, Нью-Йорке, Сеуле, Париже и других, поскольку все вопросы маркетинга, рекламы, логистики и обмена произведениями искусств мы берем на себя.

По каким критериям вы отбираете работы художников?

В первую очередь, произведения автора должны оставлять в стороне национальные, культурные или религиозные убеждения художника. В картинах, скульптурах или инсталляциях должен звучать мощный посыл, обращенный к зрителю. Причем, важно, чтобы он был уважительным по отношению к любой стране и любой культуре. Плюс, безусловно, нас интересует индивидуальный художественный язык, оригинальная манера художника. Его сильная авторская техника передачи своих мыслей и взглядов с помощью произведения искусства. Это, с одной стороны, не такие уж и строгие требования, с другой – не так много современных художников обладают неповторимым и выразительным языком. Что делает поиск новых талантов еще более интересным.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о выставке «Женщина. Миф. Тайна», которая проводилась в Opera Gallery летом этого года. Чем именно привлек ваше внимание автор экспозиции, художник Жан-Пьер Рок-Русси?

Выставка Рок-Русси была посвящена 20‑летию Opera Gallery, которая впервые открыла свои двери в Сингапуре в 1994 году. Жан-Пьер был одним из тех немногих художников, кто начинал свою карьеру с нашей галерей и остался верен Opera и по сегодняшний день.

По сути, он прошел вместе с нами весь путь становления бизнеса, его расширения и развития в разных странах мира. Его картины – это проекция всех тех ценностей, которые пропагандирует Opera Gallery.

В своих поиска художественного языка Рок-Русси объединяет самые разные культуры и эпохи – от Ренессанса до иллюминатов, от древнегреческих философов до индейского племени майя и его символики. В картинах переплетаются вымышленные и мифологические герои, объединенные тайнами и загадками воображения автора. Он мастерски миксует культуры, языки и краски разных эпох, обладая при этом удивительным даром создавать превосходные полотна с особым характером. Это как раз то, что происходит сегодня в Дубае. Это взаимопроникновение и пересечение культур, этносов, языков. Мы стараемся придерживаться этой линии, поэтому в наших коллекциях представлены работы международных художников, их порядка 85 процентов из всего объема, остальные 15 – это художники и скульпторы из стран ближневосточного региона.

И всё же, если конкретизировать, – насколько сложно попасть начинающему автору в поле зрения экспертов и кураторов Opera Gallery?

В продолжение темы нашего разговора отмечу, что мы производим отбор произведений художников, учитывая технику, оригинальность, сюжет и, опять‑таки, тот посыл, который каждая работа несет в себе. Этот посыл должен быть понятен всем, на международном уровне. Я обозначила лишь некоторые критерии. На самом деле их множество. Например, мы стараемся, чтобы при взгляде на картину или скульптуру не было понятно, к какой именно стране или культуре принадлежит художник. Нам бы также не хотелось приобретать к себе в коллекцию нечто очень уж академическое, поскольку все художники в процессе обучения проходят через фазу оттачивания техник академического рисунка и живописи. Нам важно собственное выражение автора, а не застывшие, многократно эксплуатировавшиеся до него формы или образы. Многих современным художникам уже давно стоит выйти за рамки академической школы, поскольку и полотен, и скульптур такого рода слишком много на рынке. Мы ищем свежие умы, взгляды, краски, образы и техники.

Еще одна важная деталь. В своих коллекциях мы стараемся нести людям счастье, юмор и иронию, дарить им улыбки. Поэтому вы не найдете у нас унылых и скучных работ, или же жестоких, темных и мрачных произведений. Очень редко мы сотрудничаем с художниками, которые обладают негативным взглядом на мир. Искусство – это, прежде всего, удовольствие и радость. Им нужно наслаждаться, как хорошей музыкой, едой или вином. Жестокости нам хватает и в жизни, к сожалению.

Спасибо за разъяснения, Аннамария. А как вы выбрали для себя эту работу? Или она выбрала вас?

О (смеется), я должна была начать с этого! Я торила свой путь в искусство, когда мне было 19 лет. Сегодня мне почти 46, и я продолжаю заниматься своим любимым делом. Я получила образование в сфере изящных искусств, поэтому сама могу и хорошо рисовать карандашом, и писать маслом. Мне прекрасно знакомы академические техники. Труд художника – тяжел и порой неблагодарен. Вот почему я 25 лет пришла на работу куратором арт-галерее. Все полученные мною знания и навыки очень помогают в работе.

Как вы для себя определяете значение термина «современное искусство»?

Для меня искусство (и раньше, и сейчас) – это то, что заставляет человека влюбиться в определенное произведение с первого взгляда. Если подобная связь не возникает, значит, данная картина никогда не станет вашей по‑настоящему. Эмоционально она останется собственностью художника, а вы принесете домой обычный предмет декора. Не более того. Любое произведение искусства прежде всего должно затрагивать вашу душу. Только после этого вы начнете изыскивать пути и ресурсы для его приобретения. Иначе никак. Вот почему я никогда, за исключением редких случаев, не пытаюсь объяснить потенциальному покупателю, какой смысл был заложен автором в то или иное произведение. Человек должен сам это почувствовать или уловить какой‑то свой, личный смысл и посыл произведения. Это очень важно. Красота современного искусства в том, что оно просто прекрасно. Оно отражает внутренний мир наших с вами современников. И всё. Поиски смысла здесь не нужны.

Резюмируя все вышесказанное, значит ли, все же, что вы в Opera Gallery не только экспонируете современное и искусство, но и ненавязчиво обучаете людей общаться с ним? Для многих ваших посетителей здесь это может быть первый подобный опыт, не так ли?

Да, и я очень горжусь тем, что судьба привела меня в Opera Gallery. Меня отыскали через влиятельное и крупное рекрутинговое агентство в Лондоне, а интервью по приему на работу длилось практически полгода. За это время я побеседовала с представителями галереи из Сингапура, Гонконга, Нью-Йорка. Менеджеры разных уровней задавали мне свои вопросы, касающиеся моего образования, опыта и навыков, готовности к работе, культурных истоков и установок. И, наконец, я оказалась здесь. И я действительно счастлива, что мне пришлось пройти через все эти интервью, в ходе которых люди, принимающие решения, пытались точно понять, подхожу ли я на эту должность. Смогу ли я вести эту работу именно в Дубае, где пока еще очень сложно доносить до публики предлагаемый нами взгляд на современное искусство.

Дубай – это бесконечный вызов. Я живу здесь 10 лет и, поверьте, нигде в Европе вы не приобретете такого опыта, как здесь. Более того, в Италии, откуда я родом, да и в других станах Европы, финансовый кризис до сих пор продолжается. А если говорить о художниках, то итальянские мастера уже достигли определенного уровня и их очень сложно спустить с небес на землю. Многим из них, для свежести восприятия, я бы посоветовала прилететь в Дубай и начать все с нуля. Потому что, порой, одних только знаний бывает недостаточно для того, чтобы быть такими гордыми и тщеславными.

Мы часто продаем работы известных художников на аукционах. Поэтому любой человек, желающий приобрести у нас произведение искусства, может обратиться к лотам аукционных торгов и ознакомиться с ценами. Это если говорить об инвестициях в искусство. Но иногда бывает, что произведения, сильные в определенном регионе, как Италия и Франция, совершенно не воспринимаются в остальных частях мира.

Был ли у вас опыт работы с современными художниками из бывшего СССР?

Да, у нас есть несколько работ узбекского художника Timur d’Vatz и россиянина Александра Захарова, работы которого, на мой взгляд, немного мрачноваты. Слишком русские что ли. Мы подбираем работы, опираясь на свой вкус и концепцию галереи. Их произведения нам подходят по свой технике и цветопередаче. Но бывают и нюансы. Как в случае с Тимуром, который сотрудничает с множеством других галерей помимо нашей. Сказать по правде, это не совсем для нас выгодно – тратить время, силы и средства на раскрутку пусть даже гениального художника, а потом видеть, как он ведет свой бизнес у наших соседей. Но это жизнь и это бизнес.

Спасибо вам, Анна-Мария. За содержательную беседу и позитивный взгляд на современное искусство. Успехов вам и до новых встреч.

Tags:
1 shares