Пингвины Мадагаскара

(Архив №12, 2014)

Несмотря на такое труднопроизносимое имя, как Бенедикт Тимоти Карлтон Камбербэтч, оно легко и всё чаще в последнее время слетает с уст любителей и страстных поклонников фильмов, телевизионных сериалов и театральных спектаклей.


Текст Гранислава Данилова   Фотоматериалы Empire International

Похоже, этот британский актер находится сейчас в самом пике востребованности. Он, словно палочка-выручалочка для всех. Идеально «смотрится» и играет везде: и в голливудских блокбастерах, и в независимых фильмах, и в картинах, потенциально нацеленных на «Оскар», и в театре, и, даже, начал недавно озвучивать мультфильмы!

На сегодняшний день результаты работы и творчества Камбербэтча принесли ему две номинации престижной премии Лоуренса Оливьера, присуждаемой Театральным сообществом Лондона, четыре номинации BAFTA (награда Британской академии кино и телевизионных искусств), три номинации американской телевизионной премии «Эмми», две номинации премии Гильдии киноактеров США и «Золотой глобус». В прошлом году BAFTA назвала его «Лучшим британским актером года», а популярный журнал Time включил его в список «Самых влиятельных людей планеты». Не такой уж и плохой список достижений, я считаю!

Путь к известности и признанию Бенедикт начал с Лондонского театра, но его ультрасовременное видение классического детектива Артура Конан Дойла «Шерлок Холмс», в которого уже по уши влюблен весь мир, несмотря всего лишь на девять эпизодов, слегка (со скоростью катапульты) ускорило этот процесс. Реакция зрителей на этот проект Би-Би-Си является беспрецедентно успешной, а в 2011 году ему был присужден приз BAFTA в категории «Лучший драматический сериал».

Камбербэтч был студентом отделения гуманитарных наук престижной Лондонской школы Хэрроу. После этого поступил и окончил Манчестерский университет, где изучал актерское мастерство. Продолжил театральное образование в Лондонской академии музыкального и драматического искусства. С 2001 года актер интенсивно играл в театре, исполняя главные роли в классических пьесах в Театре под открытым небом в Ридженс-Парке, Алмейда, Ройал-Корт и Королевском национальном театре.

Активная театральная деятельность способствовала тому, что его заметили и начали приглашать в телевизионные проекты. На этом новом поприще Бенедикта тоже ждал успех. Причем, настолько громкий, что в данный момент он может себе позволить выбирать только те проекты, которые ему по‑настоящему интересны.

Вскоре пришло время и Голливуду обратить свое внимание на британского актера со странной фамилией. Среди его крупных и недавних проектов – роль антагониста Хана в научно-фантастическом боевике «Звездный путь во тьму»; роль журналиста и основателя нашумевшего сайта WikiLeaks Джулиана Ассанжа в фильме «Пятая власть»; голос дракона Смауга и Некроманта-колдуна в трилогии о приключениях «Хоббита»; роль Уильяма Форда в оскароносной драме «12 лет рабства». Зрители и поклонники хорошего кино с нетерпением ожидают следующий фильм актера «Игра в имитацию», где он играет легендарного британского криптографа и математика Алана Тьюринга, взломавшего код Третьего рейха «Энигма» во время Второй мировой войны. Театралы вскоре увидят Камбербэтча в новой постановке «Гамлета» Линдсея Тернера…

Пингвины под защитой Бенедикта Камбербэтча

Дебют в озвучивании анимационного кино не заставил себя ждать. В новом мультфильме студии DreamWorks «Пингвины Мадагаскара» Бенедикт Камбербэтч был приглашен озвучить лидера спецкоманды «Северный ветер» – агента Классифильда, очень напоминающего Джеймса Бонда…

Итак, это первый Ваш мультфильм…

Первый и последний!

Но почему?!

Шучу. Надеюсь, моя работа понравится, и я получу предложение принять участие в новом проекте. Это был весело!

Почему именно этот мультфильм Вы выбрали в качестве дебюта на анимационном поприще?

Если честно, то больше похоже, что он выбрал меня, а не я его. Мне предложили эту роль, и я согласился. Все произошло очень просто и очень быстро. Три года назад. Проект показался мне интересным, и я согласился, потому что захотел стать его частью и внести свой вклад. Все персонажи были очень забавными, а агент Классифильд вообще показался мне пародией на агента Джеймса Бонда, что привлекало еще больше. Помимо этого, у меня есть друзья, у которых есть дети, и один из них мой крестник. Я подумал, что к тому времени, когда мультфильм выйдет на экраны, он уже достаточно подрастет, чтобы посмотреть его. Никогда до этого я не озвучивал мультфильмы. Мне было очень любопытно узнать, каково это.

Кто такой агент Классифильд? Как Вы развивали этого персонажа?

Он тот, кто считает себя очень серьезным. Но это и понятно, он же возглавляет элитную оперативную группу «Северный ветер», которая помогает животным по всему миру, оберегая их благополучие. У группы замечательный лозунг: «Никто и ничто не сломит Северный ветер»! Мне показалось, что это просто фантастическая метафора. Агент Классифильд очень организован, он превосходный профессионал. Однако сталкиваясь с пингвинами, у которых совершенно другой подход к жизни, он узнает и понимает, что иногда не мешает быть немножко пингвином. Бывает, что проще решить проблему самостоятельно, чем пытаться сделать это, долго планируя и используя для этого уйму новейшей техники. У этого героя множество уязвимых и слабых мест, которые комичны. И мне разрешили импровизировать так, как я захочу. Что я и сделал с большим удовольствием, наслаждаясь процессом.

Что происходит с Классифильдом по мере развития сюжета?

Сначала он – самодовольный, надменный и контролирующий всё и всех профессионал, который неохотно и с недоумением осознает по ходу происходящего, что он‑таки не всё в этой жизни знает, и может еще многому поучиться и научиться. Весь этот процесс – очень забавный и комичный.

Вы сказали, что агент Классифильд очень напоминает Бонда…

Да, в его голове. Он таким себя видит. И голосом тоже старается быть похожим. Еще он пользуется большим количеством технических новинок. Предпочитает активность и действие, и является адептом того, что делает. Любит командовать, но иногда бывает и полным идиотом. Классифильд – парадоксальная версия Бонда, и я нахожу в этом своеобразную иронию.

Когда Вы создавали этого персонажа, у Вас был какой‑то конкретный актер для примера? Самый любимый из тех, кто играл Бонда?

Нет, у меня не было любимчиков. И это было бы неправильно. Это также зависит и от конкретного фильма. Например, картины с Шоном Коннери и Муром – это классика. С Тимоти Далтоном и Крейгом – им мне трудно дать точные определения…

Как Вы думаете, почему именно Вас режиссеры выбрали для озвучивания этой роли?

Наверное, по той же причине, что и Джона Малковича, которого пригласили озвучивать злодея. Он сыграл уже столько разных негодяев! Я же играл слегка высокомерных и надменных антигероев. Возможно, это флюиды. Хотя, надеюсь, не только это. Первоначально, я думаю, это было впечатление режиссеров мультфильма обо мне от тех проектов, в которые я был вовлечен ранее. Несмотря на это, я хотел сделать что‑то оригинальное. Поэтому вставил свои «пять копеек», когда мы обсуждали, каким я вижу своего персонажа. И это всем очень понравилось! Последние сцены были особенно хороши. Я постоянно импровизировал, пытаясь всех рассмешить каждый раз. Получалось! Я очень люблю добавлять всё новые детали к образу и использовать оригинальные подходы к тому, что я делаю. Мне нравится делать что‑то, чего от меня не ожидают.

Удалось ли поработать с другими актерами во время озвучания?

Нет! Это абсолютно странно и нереально! Но такова специфика работы в мультфильмах. Представляете, я принял участие в проекте с самим Джоном Малковичем, который озвучивал злобного осьминога, а я пародийного супергероя-волка, и при этом мы ни разу не встретились! Конечно, я представлял себе всё совсем по‑другому! Но это был единственный недостаток в данной работе. Мне довелось репетировать и зачитывать тексты с другими актерами. Конечно, я мечтал, чтобы мы собрались все вместе, сели в кружок и повеселились. Но, к сожалению, этого не произошло.

Озвучивание мультфильма физически не вовлекает актера в съемочный процесс. Каковы были ощущения, это давало больше свободы или наоборот?

Скорее, наоборот. Честно скажу, это трудно, потому что ты как будто отрезан, отключен от своего персонажа. Ты сам по себе, а не с другими актерами. Ты даже сам не всегда понимаешь, что надо делать. Ты просто один на один с пустым экраном. Изображение твоего персонажа отсутствует. Есть только какая‑то имитация движения, и больше ничего. Движения, которые ты делаешь, записываются, но это делается только для того, чтобы удобнее было озвучивать персонажей. Нужно забыть о здравом смысле, об ограничениях, достоинстве, и просто броситься в омут головой, ни о чем не думая, чтобы добиться желаемого результата.

Есть ли в агенте Классфильде черты, в которых Вы узнавали себя?

Да, надеюсь, что некоторые из них там присутствуют. Этот его виноватый вид, очень похож на мой. Поднятые брови! У него еще всегда поднят вверх мизинец. Не то чтобы я делал это в жизни, но я точно постоянно воспроизводил этот жест, пока велась озвучка.

Вы уже озвучивали аниминированного персонажа ранее – дракона Смауга в трилогии о хоббите. Отличался ли опыт один от другого?

Да, потому что работа над Смаугом была и физической тоже. Сначала был «захват движения», я лежал на матрасе, с датчиками по всему телу и лицу. Потом мы накладывали мой голос. Вся анимация была построена на том, как я двигался. Поэтому в той роли у меня было полное слияние с персонажем, несмотря на то, что я сильно отличаюсь от дракона внешне!

Готовясь к роли Смауга, Вы делали какие‑то специальные исследования, ходили в зоопарк и наблюдали за ящерами. Было ли что‑то подобное и в случае с этим персонажем?

Наблюдал ли я за собаками? Нет! Мой персонаж ходит на двух лапах и пьет эспрессо! Он даже больше человекоподобный, чем надо. И это совершеннейший сюрреализм. Абсолютно альтернативный миру животных.

Как Вы думаете, что делает анимационную картину хорошей?

Способность и умение балансировать шутки для взрослых и детей, использование смешных моментов и таких тем, которые всех заставляют смеяться. Идея, которая одинаково интересна для всех членов семьи, вот в чем трюк. Послания о морали, о главных ценностях, о том, как сделать жизнь для себя и других немного лучше. Если у авторов получается сделать всё это без слишком «сладкого сиропа» вокруг, то это прекрасно. Мультфильмы для этих целей, действительно, очень хороший и мощный инструмент, потому что они могут быть использованы не только для развлечения. Это очень искусный метод, чтобы донести до людей хорошие и правильные мысли и идеи.

Почему люди так любят пингвинов?

Это очень славные и прекрасно реализованные персонажи. Похожи на людей, смешные и хорошо узнаваемые. Нерасторопные герои, которые случайно натыкаются на правильное решение проблемы или трудной ситуации, зачастую глупые. Но вы их за это любите, потому что они искренне верят в то, что делают. Верят, что они действительно хороши и совершенны. Они просто не осознают, насколько случайным является их успех.

Бенедикт, спасибо за интересную беседу!

Tags:
1 shares