Поэзия в форме… шурупа

Однажды в моих руках оказался флакон духов Organza от Givenchy. Его буквально обволакивали стеклянные драпировки, казавшиеся легкими и живыми как та самая струящаяся ткань. Тогда я впервые задумалась об авторе этого флакона, который сумел превратить обычное стекло в уникальный по форме и сути арт-объект. А совсем недавно, работая над статьей о новых духах дома Kenzo, я набрела на имя этого гениального человека.


Текст Ксения Архангельская    Фото Станислас Либан для Kenzo

Серж Мансо

Скульптора, художника, сценографа и дизайнера самых известных в мире парфюмерных флаконов Сержа Мансо можно без преувеличения назвать настоящим мастером формы. Он играючи преобразует любой материал: стекло, глину, металл, дерево, холст – в истинное произведение искусства, изяществом линий напоминающее стихи, а по выразительности подобное жесту.

За более чем полвека своей творческой карьеры Мансо подарил оригинальные одеяния более чем 300 флаконам самых именитых парфюмерных брендов и стал живым классиком парфюмерного дизайна. Однако заслуги и слава не превратили Сержа в застывший памятник, и он в свои восемьдесят три по‑прежнему смотрит на мир глазами ребенка – любопытного, искреннего и открытого всему новому.

Будущий флаконных дел мастер появился на свет 18 июня 1930 года в Париже. Детство у Сержа выдалось невеселым и кочевым. Мансо-старший работал авиаконструктором, поэтому семья постоянно переезжала. «Вся моя маленькая жизнь помещалась в одном чемодане. У меня не было ни плюшевого мишки, ни игрушечных солдатиков. Игрушки я мастерил себе сам», – вспоминает Серж Мансо. Мать Сержа была чересчур строга с сыном и постоянно корила его, сравнивая с несуществующими идеальными братьями и сестрами. «Вот, если бы у тебя была старшая сестра, она бы так не поступила…», – говаривала она. А маленькому Сержу отчаянно не хватало тепла и любви. Недостаток родительского внимания отчасти компенсировало общение с дядей, который много путешествовал и любил рассказывать племяннику о своих странствиях. Именно он привил Сержу любовь к природе и вкус к свободомыслию. Он всячески поощрял безграничную фантазию мальчика и поддерживал его стремление к творчеству. Когда Серж рисовал, лепил, творил, он забывал о холодности родителей и погружался в прекрасный, созданный им мир.


© Stanislas Liban for Kenzo
Сам себе поэт и режиссер

В юности Серж Мансо страстно увлекся театром. Вскоре увлечение переросло в работу – Серж стал оформлять декорации к спектаклям. Правда, отец всегда хотел, чтобы сын пошел по его стопам и стал инженером. Однако Серж Мансо видел себя только художником и никем другим. Работа в театре подарила Сержу встречу со знаменитым мимом Марселем Марсо. Гениальный мастер пантомимы открыл начинающему художнику выразительный смысл жеста и формы как таковой. Знание законов театра и искусства пантомимы, как впоследствии отмечал Мансо, помогло ему в создании дийнерских решений парфюмерных флаконов. «Сходство процесса театральной постановки с процессом построения дизайна парфюмерного флакона поражает. По сути, флаконы – это своего рода актеры, которые способны сыграть уникальную историю аромата… а дизайнер – это режиссер пьесы, “текстом” которой являются духи», – говорит Мансо.

В конце 1950‑х годов Мансо начал активно сотрудничать с основательницей собственной косметической линии и сети магазинов Еленой Рубинштейн. Мадам Рубинштейн поручила дизайнеру оформление интерьера и витрин её парижских бутиков. Амбициозная деловая дама была весьма довольна работой Мансо. Но в один прекрасный день Серж в пух и прах раскритиковал флакон духов Skin Dew, разработанный для неё. В ответ на критику мадам Рубинштейн парировала: «Если вы думаете, что можете сделать лучше, тогда вперед!» Для Мансо это предложение стало настоящим вызовом, который, как показало время, обернулся зовом судьбы. Флакон, созданный Сержем Мансо для аромата Skin Dew в 1960 году, положил начало его триумфальной карьере в парфюмерном дизайне.

Уже в 1966‑67 годах Серж Мансо создал изящные стеклянные оболочки для двух ароматов, ставших хитами десятилетия: Fidji от Guy Larochе и Climat от Lancome. Да-да, тех самых легендарных«Фиджи» и «Клима», которые для советских женщин стали синонимом французской парфюмерии и воплощением парижского шика на долгие годы. Во флакончике ценою в сорок советских рублей помещалось так много: Париж с его Елисейскими полями, бульваром Виктора Гюго и богемным Монмартром, запах жареных каштанов, вызывающие озноб звуки «падающего снега» от Сальваторе Адамо, яркие зонтики Шербура, и вечная история любви «Мужчины и женщины»…

«Вся моя маленькая жизнь помещалась в одном чемодане. У меня не было ни плюшевого мишки, ни игрушечных солдатиков. Игрушки я мастерил себе сам»

Скульптуры и духи

Вскоре последовали работы для множества именитых парфюмерных марок: Guerlain, Givenchy, Hermes, Kenzo, Cerruti, Azzaro, Estee Lauder, Dior и Rochas. Отличительной особенностью стиля Мансо стала ярко выраженная скульптурность создаваемых им флаконов. Это неслучайно – ведь параллельно он занимался созданием собственных скульптурных арт-объектов, которые впервые были явлены миру в 1972 году на его персональной выставке в одной из парижских галерей.

Многие его флаконы часто рождались как ассоциации с формами окружающих объектов – как природных, так и созданных руками человека. К примеру, форма флакона для духов Parfum d`Elle Montana (1990 год) производна от штопора, шурупа или, по другой версии, лестницы в одном из музеев. Флакон Scherrer 2 (1979 год) по форме напоминает одно из зданий в техасском Далласе. Для создания облачений для духов Kenzo Мансо искал образы в мире цветов, камней и зарослях бамбука. Идея флакона духов Tocade (1994 год) родилась из восхищения талантом венецианских стеклодувов. Цвета горлышка и шляпки варьируются в зависимости от объема флакона.

Черпая вдохновение в окружающем мире, Серж Мансо не копирует, а творчески перерабатывает его образы и формы, изобретая свое новое видение. В 1991 году Мансо объединил поэзию формы и аромата со стихами Артюра Рембо, создав для нового аромата Romeo Gigli Man лаконичный флакон из прозрачного стекла, на поверхности которого проступали стоки, написанные рукой «проклятого поэта». Молодой гений, отрекшийся от своих стихов и ставший торговцем в Эфиопии, как никто подходил по духу модельеру-эстету и аристократу Ромео Джильи, именем которого был назван парфюм.

Два абсолютно разных по форме, но одинаково прекрасных флаконных одеяния Серж Мансо подарил миру в 1996 году. Аромат счастья и наслаждения жизнью, символизирующий вечную женственность – Dolce Vita от Christian Dior, Мансо заключил в переливающийся светящийся шарообразный флакон, игра граней которого напоминала драгоценность.

Парфюм Organza от Givenchy – магическая смесь классической чувственности, утонченности и роскоши, символ внутреннего мира женщины – с легкой руки маэстро обрел пристанище в высоком флаконе, напоминающем античную статую или женский силуэт в платье из одноименной ткани.

«Нулевые» были отмечены целым фейерверком ярких парфюмерных проектов Сержа Мансо. В 2004 году причудливый аромат дома Hermes, названный Eau des Merveilles (в переводе с французского – «Волшебная вода»), благодаря Мансо превратился в настоящий магический талисман. Парфюмерная композиция Eau des Merveilles, состоящая из нот элеми, апельсина, итальянского лимона, индонезийского и розового перца, уютно разместилась в почти полностью круглой бутылочке. Для того чтобы её можно было поставить на стол или положить на заднюю стенку, она имеет три плоские поверхности внизу. Задняя сторона флакона усыпана серебряными звездами, превращающими его в магический волшебный шар. В 2005 году для аромата Serpentine от Roberto Cavalli Серж Мансо создал округлый флакон с изображением свернутой в клубок змеи и золотистой крышечкой, срезанной по косой и стилизованной под старину.

Кроме того, в 2000‑х в жизни Маэстро Мансо произошли еще два значимых события. Первым стало открытие им собственной галереи под названием Segeste, где его скульптуры выставляются в одном ряду с работами других художников. Вторым – выход в парижском издательстве Thalia каталога его парфюмерных и скульптурных арт-проектов под названием Les Formes du Vide (2005 год).

«Перу» Сержа Мансо принадлежат и Amarige, и Ange au Demon, и Insolence. Многогранный хрустальный флакон Ange au Demon в форме подвески обыгрывает две ипостаси – ангела и демона – через игру света и тени. Сквозь флакон мы видим сияющую и прозрачную нежно-розовую парфюмерную воду. Волнующая игра контрастов цветов и эффектов –
матовый серый и блестящий розовый – придают флакону неповторимость. Черно-белая надпись, символизирующая магическую двойственность женской природы, проступает на поверхности стекла подобно тайным знакам, проявляющимся на старинном пергаменте. Дерзкий парфюм Insolence от Guerlain (2006) построен по принципу «сломанной пирамиды», то есть аромата, который развивается не классическим трехступенчатым путем – верхние ноты, сердце и база, а по спирали. Оригинальная форма флакона от Мансо удачно обыграла эту особенность аромата. «Аромат для меня – это объект, который можно изобразить, – говорит Серж. – У него есть собственный язык, свой цвет и звук. Он дает особое настроение. Я стараюсь его передать в малых скульптурных формах – своих флаконах. У парфюмерии скульптуры много общего. Обе – трехмерны, используют натуральные и искусственные материалы. Обе – посредники, позволяющие выразить чувство. И флаконы, и скульптуры являются предметами коллекционирования».

Дом, который построил Серж

Дом-замок, в котором, сейчас живет Серж Мансо, похож на огромный «чемодан», вобравший мир вечного ребенка. Там картины соседствуют с колбами, бронзовые статуи – с сотнями книг. Ящики многочисленных шкафов оберегают всевозможные вдохновляющие маэстро «сокровища» – слитки янтаря, древесную кору, ветки и листья, цедру, клементины, вырезанный из слоновой кости бисер, ракушки улиток, шляпки… Повсюду – на мебели, подоконниках и стенах – живут его работы: картины, скульптуры, флаконы. Даже на кухне примостилось полотно с изображением блинов, приготовленных любимой женой Эстель. «Они так похожи на планеты», – задумчиво подмечает дизайнер.

И сегодня Серж Мансо продолжает активно работать. Каждый день он выкуривает одну сигару и делает один чертеж или модель. В 2013 году он создал флакон для нового релиза дома Kenzo – аромата Flower in The Air… Глядя на него, действительно, создается впечатление, что цветок плавно парит в воздухе.

Мятежный и капризный, ироничный и игривый, вечный ребенок Серж Maнсо не перестает удивлять нас, руководствуясь формулой, выведенной Сервантесом: «Следуя по жизненному пути, всегда держите свою руку в руке ребенка, которым вы были».

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Знакомство

Next Post

Памяти Александра Галича