Семейные узы

О местном населении ОАЭ многие знают из рассказов тех людей, что живут здесь давно и имеют какой‑то свой опыт. Тем интереснее получать информацию из первых уст, беседуя с представителями известных эмиратских семей. И особенно, если этот представитель – молодая, энергичная, красивая женщина.


Беседа с Хинд Седдики, вице-президентом по маркетингу компании Ahmed Seddiqi & Sons, крупнейшего в стране эксклюзивного дилера швейцарских и не только часов, подкупает своей искренностью. Разговор касается буквально всего – и работы, и семьи, и любви к своей стране. И остается после него чувство чего‑то настоящего, не наносного. Светлого и приятного. Как озорная улыбка моей собеседницы.

Хинд, сегодня часто говорят о семейных ценностях и преемственности традиций. Вот и мы решили побеседовать о вашей семье, хорошо известной в Объединенных Арабских Эмиратах на протяжении многих лет. Рассказать о её наследии и о том, что семья Седдики привнесла в историю становления этого молодого государства. Начать хотелось бы с основателя компании – Ахмеда Седдики.

Сразу скажу, что все в нашей семье гордятся Ахмедом Седдики, моим дедом, которого уже нет с нами, но который своими руками создал всё то, что мы имеем сегодня и чем по праву гордимся. Для нас его наследие – это ежедневная работа, поскольку всё, что мы сегодня делаем, является продолжением начатого им пути. Мы постоянно помним об этом. И это очень помогает. В любом семейном бизнесе важно уважать то, что было придумано и создано до тебя.

Давайте подробнее остановимся на недавно прошедшей выставке, в рамках которой широкая публика получила возможность увидеть личные вещи Ахмеда Седдики и многочисленные предметы, попавшие в его коллекцию. Почему вам было так важно организовать данную экспозицию?

Впервые мы устроили подобную выставку к 60‑летию компании Ahmed Seddiqi & Sons. Мы подумали, что нам нужно рассказать людям о семье и поняли, что без подробностей из жизни основателя компании, моего деда, этого сделать не получится. Тогда мы решили выставить его коллекцию часов и других вещей.

Для нас это стало чем‑то очень личным, ведь каждый предмет коллекции напрямую связан с историей всей семьи Седдики. После первой экспозиции, затем и последовавшей за ней второй, мы получили массу откликов. Чего, сказать по правде, мы даже не ожидали. Посетителями наших выставок стали не только те, кто постоянно живет в ОАЭ и знает нашу семью, но и те, кто приезжает в нашу страну на отдых или по делам. Всем было интересно узнать больше о традициях и нравах семьи Седдики. Многие люди были лично знакомы с моим дедом, потому что раньше Дубай был очень небольшим городом и практически все знали друг с друга.

В этом году, открывая свой новый флагманский магазин, мы вновь подумали, что было бы здорово еще раз прикоснуться к истории семьи и показать её с помощью вещей и документов. Лучшего способа, чем большая выставка, в рамках которой мы смогли представить очень много – от часов и пишущих принадлежностей до печатной машинки и первых договоров, подписанных со швейцарскими производителями часов, и придумать было нельзя.

Мы хотели, чтобы посетители нашей выставки в ТЦ Mall of the Emirates в Дубае увидели и прочувствовали, как вели бизнес каких‑то четыре десятилетия назад, когда не было компьютеров и многих других современных гаджетов.

Вы правы, я видела разную реакцию людей, в том числе и журналистов, на экспонаты этой выставки. Кто‑то обращал внимание на документы, кто‑то рассматривал старые часы. Меня лично заинтересовала пишущая машинка Olympia, потому что у меня была точно такая же, только с русскими буквами…. Вы помните свои чувства, когда вы впервые увидели предметы из частной коллекции вашего деда и других членов семьи?

Для меня, как и для всех в семье, каждый предмет – это нечто сентиментальное, близкое и родное. О некоторых документах, таких как контракты с фирмой Rolex или личное письмо шейха Рашида бен Саида Аль Мактума, первого правителя Дубая и человека, стоявшего у истоков создания государства ОАЭ, адресованное Ахмеду Седдики, мы только слышали, но никогда до этого не видели своими глазами. В этом году, когда мы начали подготовку к выставке и когда собрались все члены семьи от мала до велика, для многих из нас эта коллекция стала настоящим открытием.

Вторым важным и довольно щекотливым моментом стал отбор предметов и бумаг, которые бы имели какое‑то значение для сторонних зрителей, а не только для нас. К моей большой радости, для молодого поколения дома Седдики многое при работе над этой выставкой стало более понятным и прозрачным. Это был очень интересный опыт и для меня.

Как старшее поколение семьи Седдики относилось и относится к образованию молодежи?

Мой дед был очень прогрессивным человеком в этом плане, особенно для своего времени. Он много читал, у него была большая библиотека. Мы, кстати, хотели показать на выставке его книги, но подумали, что сделаем для них отдельную экспозицию. Так вот, дед в свое время настоял на том, чтобы мои отец и дядя отправились в Лозанну учиться в высшей политехнической школе. Причем, условия были таковы – они должны были не только учиться, но и жить в швейцарских семьях для того, чтобы лучше усвоить иностранный язык. Помимо учебы, которая включала два года языковых курсов, затем двухгодичное обучение по специальности, мои отец и дядя еще и работали там же, в Швейцарии, постигая тонкости бизнеса.

Для моего деда получение образования членами семьи всегда было обязательным требованием. Он не соглашался с тогдашними своими ровесниками, которые считали, что если есть деньги, то можно и без знаний прожить. Страна тогда только формировалась, и мой дед знал, что ей нужны будут собственные хорошие специалисты. Поэтому и девочек в нашей семье с легким сердцем отпускали учиться за рубеж. Нам говорили, выбирай университет, потом вместе ехали и смотрели кампус, условия для учебы и жизни и всё. Дальше – только учись. Никто не говорил «нет». Никому и никогда. Желание получить образование и тем более за границей, приветствовалось. Моя кузина Махра, наример, получила образование в Шотландии. Я училась уже здесь, в ОАЭ, и не жалею об этом.

Как и когда вы начали работать в семейном бизнесе?

Давайте так, в нашей семье нет такого правила, что если человек получил диплом о высшем образовании, то его сразу берут в бизнес. Фамилия Седдики – это отнюдь не бесплатный пропуск в семейную компанию и не гарантированное место в кресле менеджера или просто сотрудника. Вовсе нет. Больше вам скажу, попасть в компанию становится все труднее, потому что семья растет, а в бизнесе нужны только лучшие из лучших. И все это хорошо знают. Я после выпуска из университета несколько лет проработала в пиар-компании. Это была моя специальность, полученная в университете, и мне очень нравилось всё, что я делала. Но однажды я подумала, что могу применить собственные силы на благо компании Seddiqi & Sons. Причем, пришла я в семейный бизнес не управленцем, а интерном. И только потом, увидев мою работу, мой дядя начал давать мне более сложные задания. Так и с другими членами нашей семьи – получение опыта и работа в других фирмах и структурах, вне стен компании Seddiqi, всегда приветствуется.

Кстати, когда я пришла в нашу компанию, маркетингового отдела в ней не существовало. Тогда каждый менеджер определенного часового бренда занимался своими собственными маркетинговыми стратегиями, независимо от остальных. Мы создавали отдел маркетинга с нуля, вместе с лучшими нашими специалистами, работой с которыми я очень горжусь. Сегодня отдел маркетинга самый молодой в компании – ему всего 8 лет. Это было сложно, но очень интересно. Меня поддерживали все! В том числе и моя семья. Мы и сегодня постоянно советуемся друг с другом.

Кто принимает основные решения в компании?

Совет директоров принимает все стратегические решения, касающиеся вопросов развития и деятельности Seddiqi. В то же время у нас есть исполнительный комитет, куда входят члены семьи, работающие в компании. Мы собираемся вместе и обсуждаем текущие вопросы, составляем планы, которые затем презентуем председателю и заместителю председателя Совета директоров. Конечно, Совет не вовлечен в ежедневный процесс работы, да этого и не требуется в такой крупной структуре. Задача исполнительного комитета доносить до Совета всю информацию.

Вы знаете, с каким первым часовым брендом начала работать компания Ahmed Seddiqi & Sons?

Знаю. И это был не Rolex (смеется). Первыми в нашем портфеле были часы West End. Мы покупали эти швейцарские часы у индийского дилера, делали им рекламу в Дубае и продавали. Тогда проводилось очень много торговых операций между Эмиратами и Индией. В какой‑то момент мой дед решил начать часовую торговлю в Дубае. Окрыленный успешными продажами часов West End, он стал покупать часы Rolex у официального дилера в Бахрейне. Только когда Дубай начал набирать вес на международной арене, мы получили права на эксклюзивные продажи этих часов здесь. Самые старые на сегодняшний день бренды, с которыми мы работаем с начала основания компании, – это Rolex, Patek Philippe и Сhopard.

Сколько часовых марок вы представлете в ОАЭ сегодня?

Более 60‑ти, если не ошибаюсь. Мы не так давно отделили сложные механические часовые произведения от модным часовых марок.

Вы не собираетесь увеличивать количество марок часов в своем портфеле?

Мы не можем постоянно привлекать к сотрудничеству новые часовые марки, потому что их очень много, а нам нужно уважать каждый бренд из тех, что с нами уже работает и доверяет нам. Мы, безусловно, периодически пересматриваем наш портфель, чтобы понять, нужно ли в каком‑то сегменте добавить новую марку, которая бы стала гармоничным дополнением к уже существующим именам. Это непросто. Но мы все время следим за новинками, появляющимися на рынке.

Какой вы видите компанию Seddiqi через пять-десять лет?

Я точно знаю, что ценности нашей семьи и, соответственно, компании останутся неизменными.

С точки зрения бизнеса, мы будем продолжать повышать уровень и качество наших услуг, предоставляемых не только на местном, но и на международном рынке. Нам важно четко усвоить современный стиль торговли, во многом рассчитанной на туристов, путешествующих по всему миру и знающих, чего они хотят. В этой связи мы постоянно растем над собой, поскольку не можем оставаться верными лишь классическим традициям продаж, которые не ведут нас вперед.

Где вы видите себя лично через тот же промежуток времени?

Я надеюсь продолжать работать в компании. Буду знакомить новых членов нашей семьи и других сотрудников с основными ценностями, на которых базируется весь бизнес Seddiqi & Sons. Мне важно будет передать свой опыт молодым, которые придут после нас или захотят продолжить семейные традиции, следуя нашему примеру.

Какие требования предъявляются к сотрудникам компании?

В первую очередь, это четкое понимание наших основных принципов, что есть черное и что есть белое. Поскольку каждый наш сотрудник, вне стен офиса, представляет не себя, а компанию Seddiqi. Нам крайне важно, чтобы он или она это понимали и чувствовали. Если это происходит, тогда это – наш человек, он становится членом семьи. Правда (улыбается). Некоторые люди работают с нами не один десяток лет. Нам важна честность в отношениях и с партнерами, и коллегами, и с клиентами.

Компания Seddiqi поддерживает массу социальных, культурных и благотворительных проектов в ОАЭ. Собиратесь ли продолжать эту деятельность?

Конечно! Мы – эмиратская компания, поэтому наша задача и основная обязанность состоит в поддержке местного сообщества, ярких и самобытных талантов, живущих здесь. И если мы видим, что можем помочь кому‑то, мы обязательно беремся за этот проект. Мы стараемся сохранить традиции нашей страны, напомнить людям из других уголков света о том, как здесь ловили жемчуг, коллекционировали редкие ковры… Наша страна дала нам всё, теперь мы отдаем ей то, что можем. Это и отличает Арабские Эмираты от многих других мест на Земле. Здесь люди из разных стран живут в мире и согласии. Здесь каждый, получив что‑то хорошее, хочет поделиться этим с другими. Это дух Дубая. Это его сердце. Это все мы.

Спасибо огромное за время, уделенное нам, Хинд. И за интересную беседу. Успехов вам.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Art+Privé выпуск #34

Next Post

Врач без границ