Сила Воли

Всего за десятилетие худенький пензенский кавээнщик Павел Воля превратился в яркую звезду жанра stand up. Его разговорные сольники собирают многотысячные залы, а в соцсетях за его жизнью следят миллионы. В эксклюзивном интервью Павел Воля раскрыл рецепт своих шуток, рассказал о кризисе среднего возраста и о мужских слабостях.


Беседовала Анна Корытина

Фото предоставлены пресс-службой телеканала ТНТ,
медиа-агентством GRAFFA, из личного архива Павла Воли

Говорят, что вы не любите давать интервью.

Да. Я не люблю общаться с незнакомыми людьми и интервью даю либо по какому-то поводу, либо в случае острой необходимости. Зачем выворачивать душу перед посторонними?

У вас сейчас особенно насыщенный период: съёмки до поздней ночи, график расписан по минутам…

Дел всегда много. Не припомню, чтобы я мог сказать: «О, какой лёгкий период. Что бы такого поделать?»

На что вы всегда находите время?

На семью и на сон. Стараюсь спать по восемь часов в день.

В следующем году вам исполняется 40 лет. Как вы это ощущаете?

Я не знаю, как и где это должно ощущаться. Я вообще не думаю о том, сколько мне лет. Может, когда мне перевалит за сорок, всё изменится.

Кризис среднего возраста вам не знаком?

Чтобы он случился, надо сесть и подумать: «Чёрт возьми, а у меня же кризис». Когда занят делом, о каком кризисе речь? Я не очень интересен сам себе. Думаю, мне это здорово помогает. И есть простой критерий, которым я руководствуюсь в своих действиях: вот так человек может поступать, а вот так – нет. Я не строю воздушных замков и не ставлю целей.

Многие говорят: «Человек должен ставить цель и к ней идти». А я не понимаю, кому я это должен? Разве прожить жизнь хорошим человеком, день ото дня становясь лучше, – это не достойная цель?

Каким вы были в детстве?

Я был добрым и приличным хулиганом. Бойким и активным пацанёнком. Всегда любил повеселиться.

При этом вы окончили школу с серебряной медалью…

Ну, а кто же тебе не разрешает учиться?! Я не прогуливал уроки. Мне всегда было интересно в школе. Хулиганить-то можно и на перемене или за пределами класса. Занятия тоже не срывал. И «неуда» по поведению никогда не имел. Можно сказать, что я шутить шутил, но до детской комнаты милиции ни разу не дошутился.

Вы рано стали самостоятельным?

Я считаю, что быть самостоятельным — это значит, что тебе никто не нужен. Но нам всем необходимы люди. Родные и близкие в первую очередь, поэтому я бы не стал ставить во главу угла свою самостоятельность.

Как мама относится к вашей профессии? Ей нравятся ваши шутки?

Думаю, да. Если бы не нравилось, она бы сказала.

Мне кажется, большинство мам трепетно молчат, если им что-то не нравится.

Если ты относишься к кому-то трепетно, тем более скажешь ему всё. Если человек мне дорог, я никогда не промолчу. Я лучше поругаюсь с ним. Если любишь, какого хрена ты молчишь?

У вас диплом учителя русского языка и литературы. В школе преподавать довелось?

Конечно, на практике. И делал я это с удовольствием, причём во всех классах — начиная с пятого и заканчивая одиннадцатым. Кстати, во время моих практик в основном все ученики подтягивались на балл. И происходило это не из-за того, что я ставил завышенную оценку. Просто ребята у меня учились.

Почему тогда избрали для себя другую сферу деятельности?

Я уже играл в КВН, занимался этим серьёзно, и после института мне было понятно, что я не школьный учитель.

Вы азартный человек?

Я азартный до жизни, но не до игр. У заядлого покериста есть правило: ты здесь проиграл, здесь выиграл, главное — оставаться за столом. Вот и я в жизни так же: где-то проиграл, где-то выиграл, но всегда за столом. Это самое важное.

А к экстремальным видам спорта как относитесь?

Очень положительно. Меня сильно увлекают лыжи, сноуборд, кайт, вейкборд, скейт, лонгборд. И ещё быстрые машины…

Судя по вашим словам, водитель вы, наверное, лихой?

На дороге я стараюсь не лихачить. Чем старше ты становишься, тем больше понимаешь, что это ни к чему. Можно, конечно, покуражиться, когда ты один в машине и один на местности. Например, в чистом поле. А если с тобой в салоне сидят люди и есть другие участники движения, глупо этим заниматься.

Где вы любите отдыхать?

В Дубае! Весной мы с Лясей (телеведущая, многократная чемпионка Европы и мира по художественной гимнастике Ляйсан Утяшева, жена Павла) ездили туда. Шикарное место для семейного отдыха.

Ваше любимое место в Дубае?

Пляж. (Улыбается.) Ещё всем советую отправиться в сафари по пустыне, посетить бедуинскую деревню, посмотреть, как проходит соколиная охота.
Вы много гастролируете со своей программой…

Да, у меня много программ, и самое главное, что мне всегда есть что рассказать новенькое. Я никогда в жизни не мог себе представить, что соберётся зал, несколько тысяч человек, а иногда и побольше, которые будут слушать бред, который возникает в моей голове. Это счастье.

Стендап нельзя зубрить, чтобы не ушла живость подачи. Какова доля импровизации в ваших монологах?

Первый раз, когда выходишь на сцену на какой-нибудь проверочной вечеринке — а все артисты Comedy Club Production её обязательно проводят, чтобы не идти с сырым материалом на съёмку, — лупишь как можно больше импровизации, потому что в этот момент рождаются новые шутки, которые не могли возникнуть в процессе сочинения. Потом они вставляются в текст. Получается уже более-менее готовый монолог, который ты ещё пару раз репетируешь, но без чрезмерного усердия, чтобы не превратиться с ним в попугайчика. (Улыбается.) Это что касается выступлений в Comedy Club на ТНТ. С концертной программой есть продолжение: когда ты начинаешь ездить по городам, мясо номера обрастает, скажем так, кожей, шерстью… Когда ты уже точно знаешь репризу, и от раза к разу можешь эту шутку играть так, а можешь эдак. Не люблю повторять одно и то же: моя бабушка, царствие ей небесное, называла это «быть круговой овцой». Как только осознаю, что придумывать больше нечего, сажусь писать новую программу.

Над кем интереснее шутить – над мужчинами или над женщинами? Кто живее реагирует?

Женщины более расслабленные, открытые и податливые существа. Мужчины находятся в скорлупе мужественности – им до последнего хочется оставаться важными. И потом, мы закомплексованная нация. И все мним себя интеллигентами. Непонятно только, в честь чего, интеллигенцию восемь раз задушили только за последние десять лет. Мы сами себя вписали в замкнутый круг иллюзий. И вместо того чтобы расслабиться и посмеяться над собой, над политическим вопросом, над национальным, над религиозным, как это делают американцы, мы постоянно ходим внутри этого круга. Все сидят уверенные в том, что они очень умные, и думают: «Ну-ка попробуй нас удивить». – «Люди, расслабьтесь!» – вот мой главный месседж. А еще никто не умеет радоваться. Любой американец или европеец, покупая билет на стендап-шоу, радуется. В Лондоне на самом дрянном мюзикле весь зал начинает подпевать с первой песни. Никто никого об этом не просит, просто люди пришли получать удовольствие. А у нас надо раскачивать зал.

А что делать, если не удалось раскачать зал?

Работать! Все эти стенания типа «Сегодня был не мой зал… Если бы столы стояли по-другому… Люди заходили не через ту дверь… Не играл Coldplay перед началом…» — чушь и бред! Есть один критерий: люди смеются — всё хорошо; не смеются — ты не нашёл, что им сказать. Не аудитория левая, ты левый. Это если говорить о юморе.

Как вы отбираете свои шутки? По какому принципу?

Смешно или нет — это самый главный критерий. В нашем деле одно мерило. Тебе могут сказать, что это было пошло, это было старо, но если это было смешно — отвалите. А если это, наоборот, не вызвало хохота, неважно, как ты это сделал: культурно, гладко, красиво, философски — плевать, катись со сцены. Люди пришли смеяться.

На ваш взгляд, у юмора есть границы?

Не знаю. Как ни странно, самое смешное — это шутки про смерть, про то, что другому человеку хуже, про сексуальные отклонения, про болезни, про тюрьму и войну.

Наверное, так происходит потому, что когда смешно — не страшно.

Да. Ну и вообще человек так устроен: другой падает в лужу — вы смеётесь, потому что вы не упали в лужу, а он упал. Ему плохо, а вам хорошо. Это психология. А если уж серьёзно и глубоко разбираться в этом… Вот вам в детстве сказали, что красный — это красный, и вы всю жизнь воспринимаете его только так, как вам внушили, и никак иначе. Отсюда вся ваша психология и вся ваша философия. Это мировоззрение, которое сложилось на основе того, что нам кто-то рассказал. А если на время просто себе представить, что красный цвет — это не красный цвет, а называется он, к примеру, «шесть часов вечера»… Вот и рухнул весь наш мир, который состоял из чего-то прочного и плотного, которое нам тысячелетиями вдалбливали.

Почему мужчины шутят смешнее, чем женщины?

Не хочу никого обидеть, но юмор – это интеллект и тяжёлая работа, которая требует ежедневного самосовершенствования. Если ты этого не делаешь, быстро превращаешься в прошлогодний снег. В общем, женщинам туда не надо, там всё умно и тяжело.

Вы снимаетесь в кино, хотя у вас нет актёрского образования. Для вас это интересный опыт?

С хорошими людьми и работать хорошо. А беда — это когда ты уже внутри дурной картины и понимаешь, что, хочешь ты или нет, тебе придётся в этом во всем досняться и плохой фильм с твоим участием выйдет на экран. Слава богу, таких опытов в моей жизни пока еще не было. Мне попадались прекрасные режиссёры, замечательные группы, результат — классные картины. Может быть, тот, кто читает эти слова, сейчас скажет: «Ага, классные! В дерьме наснимался и сидит хвалится». Ребята, это ваше мнение, у всех разные вкусы. И я принимаю вашу точку зрения. Живите с ней и сдохните.

У вас, помимо прочего, три диска уже вышло — строите музыкальную карьеру?

Да ну какая карьера! (Смеётся.) Сейчас попробую объяснить… Я пишу стихи, мне в голову лезет музыка. У меня есть возможность записать это и передать дальше людям. При этом я сознаю, что в мире есть миллиард людей, которые могут писать и исполнять песни лучше меня, но у них нет моих возможностей. И если Бог дал мне всё это, я просто не имею права ничего не делать. Не люблю я, когда в столе валяется. А у меня там много чего есть. Те же самые стихи, пара-тройка книжек, пять-шесть сценариев, которые мне кажутся гениальными и в моей голове взяли уже все «Оскары» мира… Когда-нибудь дойдут руки и до них. Я вообще больше переживаю за несделанное, чем за сделанное. Вот недавно выпустил аудио-альбом со стихами, а ещё коллекцию одежды, которая посвящена нашим писателям и поэтам.

Какую роль в вашей жизни играют деньги?

Если ты азартен в работе, то и деньги будут. Задумываюсь ли я о деньгах? Если есть нечего, то, конечно, задумываюсь. А так, по-моему, деньги, шмотки – это всё какая-то жизненная чушь.

Расскажите о проекте «Сила Воли».

Это наш с Ляйсан совместный онлайн-проект — сетевые курсы, которые делятся на две части: «The Тело» и «The Мозг». За «The Тело» — спорт, фитнес, правильное питание, стиль и красоту — отвечает моя любимая жена. За «The Мозг» — всевозможные образовательные программы — я. У меня есть два курса. Первый называется «Юмор. Начало». Он для людей, у которых проблемы с шутками — своими и чужими. У нас занимаются тысячи человек. И тем, кто подходит к занятиям со всей ответственностью, гарантирован 100-процентный результат. Ты не представляешь, что пишут люди, которые у нас отучились! Мы читаем и не верим своим глазам: создали лишь курсы, а они превратились в клуб для людей, у которых улучшилась жизнь. «Мне поручили провести брифинг», «Мне доверили культурную программу на корпоративе», «Ко мне вернулась жена», «У меня наладились отношения с детьми», «Я перестал носить с собой травмат»… Клянусь! Но особой популярностью пользуются курсы Ляйсан по фитнесу, растяжке, правильному питанию и курсы по стилю. Дальше — больше: она готовит ещё несколько курсов специально для женщин. Ну и для мужчин, конечно!

А ваш второй курс?

Там мы учим стендапу. И я уверен, к концу курса каждый сможет сделать собственное смешное выступление.

Вы сделали татуировки с именами своих детей.

Да, на запястье имена: Роберт и София. А вот на груди у меня они маленькие нарисованы — это их первые фотографии после рождения. Когда появляются дети, ты становишься слегка другим человеком. Наверное, со стороны это может выглядеть странно: мол, зачем ты наколол их фотки, ты что, можешь забыть, что у тебя есть дети? Но это что-то неудержимое внутри тебя.

У вас есть мужские слабости?

Футбол в умеренных масштабах, большие чемпионаты, хорошие команды. И как русский неадекватный человек, я болею за нашу сборную, надеясь, что мы станем чемпионами мира когда-нибудь.

О чём вы мечтаете?

Я не понимаю, о чём можно мечтать. Наверное, о том, чтобы все, кого я знаю и люблю, были здоровы. А всё остальное мы возьмем из тумбочки.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Молодая гвардия

Next Post

Billionaire Mansion