Сказка сказывается

(Архив №11, 2014)

Этим вечером к Шамборскому замку на Луаре съезжались золоченые кареты, из которых выходили нарядные дамы и учтивые кавалеры в бальных туалетах. Все они направлялись по ярко освещенным аллеям к широкому крыльцу, поднявшись на которое попадали в роскошный зал, где… компания
Van Cleef & Arpels представляла свою новую сказочную коллекцию ювелирных украшений.


Одна из самых популярных во Франции сказок Шарля Перро «Ослиная шкура» (Peau d’Âne), написанная в 1694 году, дала название и подсказки для новой коллекции высокого ювелирного искусства известного французского Дома Van Cleef & Arpels. Образы и мотивы для восьмидесяти уникальных драгоценностей дизайнеры и ювелиры Дома почерпнули также и в музыкальной экранизации этой сказки 1970 года, снятой режиссером Жаком Деми: Катрин Денев в роли принцессы и Жан Маре в роли её коварного отца, романтическая музыка Мишеля Леграна, барочной красоты и пышности костюмы действительно способны были дать богатую пищу для воображения.

Главной героиней коллекции haute couture стала современная принцесса, которая так же, как её сказочный прототип, скрывает за внешней хрупкостью сильный и волевой характер. Произведения ювелирного искусства из новой коллекции представлены в трех линейках, каждая из которых раскрывает одну из глав жизни юной беглянки – «Детство во дворце» (L’enfance au château), «Зачарованный лес» (La forêt enchantée), «Счастливое замужество» (Le mariage heureux). Для тех, кто подзабыл содержание этой старой сказки, напомним: принцесса была вынуждена сбежать из дворца после того, как её отец, король-вдовец, надумал на ней жениться. Накинув на плечи ослиную шкуру, девушка нашла убежище в волшебном лесу, где её и обнаружил принц, ставший впоследствии её суженным…

Ювелиры дома, вдохновившись приключениями принцессы, которые завершились благополучным финалом, создали коллекцию, достойную коронованных особ. В ней представлены колье, браслеты, серьги и перстни, декорированные сотнями бриллиантов, изумрудов, сапфиров. Одни драгоценности обыгрывают природную тему и изображают избушку, затерявшуюся в листве, синиц, сидящих на ветке рябины, и экзотические цветы, другие, напротив, обращают внимание на замысловатые «дворцовые» формы и орнаменты. Отдельного внимания в каждой линейке заслуживают броши в виде героев повествования: фрейлины в цветных одеждах, принцесса в окружении зайцев и оленей или принц, облаченный в алый костюм из цельного коралла.

Видоизменяемые конструкции украшений стали продолжением доброй традиции Дома. Так колье под названием Robe Couleur du Temps, или «Наряд цвета неба», и одноименные серьги-трансформеры с кольцом относятся к первой части ювелирной коллекции – «Детство в замке». Или, если точнее, то скорее уже к периоду зрелости принцессы, когда, как драматично задумал сказочник, собственный отец разглядел в ней невероятное сходство с матерью, своей безвременно умершей женой, и от отчаянной любви решил жениться на дочери. Та, чтобы оттянуть столь противоестественный союз, ставит королю-отцу, казалось бы, невыполнимые условия, в числе которых и создание за одну ночь нарядов цвета Неба, Луны и Солнца. Кстати, именно эти перипетии сказки позволили дизайнерам Van Cleef & Arpels изготовить несколько знаменитых брошей-балерин в тех самых нарядах, а также придумать к этим образам возможные дополнительные украшения. Такой замысловатый сказочный сюжет лежит в основе истории гарнитура «Наряд цвета неба» – по сути это и есть драгоценности, подходящие к небесной синеве роскошного платья главной героини «Ослиной шкуры».

В самом начале работы над новой ювелирной коллекцией авторы в первую очередь должны были решить, какие драгоценные камни идеально отражают, например, цвет неба. Именно так в Van Cleef & Arpels создаются большинство украшений ранга haute joaillerie – импульс дает некая романтическая история, а дизайн основывается на конкретных драгоценных камнях. Их здесь принято называть Pierre de Caractere, или «камни с характером» именно потому, что буквально в каждом украшении главную роль играет выдающийся, редкий для своей категории образец. В данном случае были выбраны аквамарины, которые по мнению геммологов Дома, идеально передают оттенок сказочного «платья цвета небесной лазури, которое своей красотой превосходит красоту самого неба». Романтик Шарль Перро, да и сама сказочная принцесса наверняка были бы счастливы, увидев двенадцать прозрачно-голубых аквамаринов грушевидной огранки общим весом в 129,87 карата в изумительном колье. Целое состояние! И невообразимая красота. Вокруг дюжины аквамаринов художники Дома создали подобие роскошных воротников из кружева, которые были характерны для нарядов придворных дам в XVII‑XVIII веках.

После утвержденных креативным директором и президентом Van Cleef & Arpels Николя Босом всех эскизов и моделей из воска, точно повторяющих будущие образцы украшений, за дело взялись золотых дел мастера: из белого золота они создавали максимально невесомые конструкции, прорезая в них специальными напильниками места для каждого будущего драгоценного камня. Затем за дело брались мастера закрепки: волнообразные кружевные ряды из белого золота в финале должны быть усыпаны бесцветными бриллиантами трех видов огранки – круглой, багетной и «маркиза». Соткав ажурное сверкающее кружево из сотен бриллиантов, закрепщики затем приступили к размещению аквамаринов. Важнее всего в конструкции колье было максимально точно изготовить именно элементы закрепки аквамаринов, так чтобы и подчеркнуть их природную красоту, и прочно зафиксировать в украшении. В итоге камень надежно держат только три лапки: одна сверху и две внизу по бокам. Дабы оттенить прозрачную голубизну аквамаринов, вокруг каждого камня дизайнеры создали пышное обрамление из синих сапфиров и африканских турмалинов неоново-голубого оттенка.

Примечательно, но пять самых крупных капель аквамаринов, что красуются в нижнем ряду, можно самостоятельно открепить от украшения и таким образом получить более «скромный» вариант колье. Драгоценными трансформерами являются и серьги в этом гарнитуре: капли аквамаринов огранки «груша» общим весом 24,13 карата можно точно также открепить от основы и получить пуссеты с синими сапфирами по центру, турмалинами и бриллиантами. Подобные видоизменяемые конструкции есть и в остальных изделиях серии Peau d’Âne, причем, появляются они в коллекциях Van Cleef & Arpels далеко не впервые. Это скорее уже дань давней традиции ювелирного Дома: предоставлять своим поклонницам возможность трансформировать драгоценности в зависимости от настроения, наряда и повода.

Так, взяв за основу коллекции очередную сказочную, романтическую историю (а в богатом архиве Van Cleef & Arpels числятся и вариации на тему пьесы Шекспира «Сон в летнюю ночь», и запечатленные в миниатюре персонажи романов Жюля Верна, и миф об Атлантиде, и герои древних сказаний и легенд – единороги, драконы, птицы-фениксы, не говоря уже о бесконечном сонме эфемерных фей, бабочек и танцовщиц), мастера Дома придумали собственную интерпретацию старинного сказочного сюжета Peau d’Âne для Van Cleef & Arpels. Другими словами, создали современные драгоценности высшей пробы, в которых традиции мастерства органично соединяются с историческими аллюзиями, и не выглядят при этом старомодными и тяжеловесными, а напротив – легкими и динамичными. Дизайнеры ювелирного Дома говорят так: «Мы хотели интерпретировать старую сказку в XXI веке через призму ювелирного искусства». Для этого художники и ювелиры использовали всё свое мастерство. Получившиеся украшения невозможно назвать просто ювелирной работой, это произведения искусства!

….Пышная презентация коллекции высокого ювелирного искусства Peau D’Ane прошла в Шамборском замке Парижа на Луаре. Там, где когда‑то снимался художественный фильм-сказка «Ослиная шкура». Собравшихся ждал бал-маскарад, гости которого прибывали на каретах, лошадях и даже… на слонах! Финальным аккордом вечера стал восхитительный фейерверк, еще раз подтвердивший главное: каждую сказку можно сделать былью, а у доброй сказки обязательно должен быть счастливый конец!

Tags:
1 shares
Previous Post

Стены и Мастер

Next Post

Встречи на Эльбе