Танец Коко Шанель

Танец – как движение и метафора свободы. Танец – как язык и выражение истинной красоты… Всего лишь несколько уроков танца, которые Габриэль Шанель взяла у Айседоры Дункан, смогли раскрыть ее внутреннее стремление к чистым линиям и точным движениям, ставшими визитной карточкой ее легендарных коллекций CHANEL. Ее сотрудничество с величайшими художниками и хореографами длилось на протяжении всей жизни и было не только из-за любви к танцу…


Текст Наташа Наумова

Однажды, в 1913 году она совершенно случайно пришла на балет «Весна священная» русского композитора Игоря Стравинского. Это был хореографический дебют Вацлава Нижинского, знаменитого танцора труппы «Русские балеты» Сергея Дягилева. Во время премьеры балета, которая состоялась в театре Елисейских полей, зрители пришли в такое негодование от музыки Стравинского, что освистали балет и не уделили должного внимания оригинальности и сложности хореографии. Однако его авангардная постановка, вызвавшая настоящий скандал у консервативной публики, для Габриэль стала своеобразным эстетическим шоком – она была просто очарована этим провидцем! В тот день Коко даже представить не могла, что уже через пять лет она она познакомится с Сергеем Дягилевым и их дружба продлится до самой его смерти.

Сергей Дягилев с артистами постановки «Голубой экспресс»

Их встреча не была случайной. Мися Серт, муза и покровительница поэтов, художников и музыкантов Парижа 1900-1920 годов, была связана тесной дружбой с Сергеем Дягилевым. Сама Мися, будучи замужем за художником Хосе Мария Серт, наследником богатого состояния, прославилась как щедрая меценатка. Она стала лучшей подругой для Габриэль Шанель, став ее неисчерпаемым источником для вдохновения и подражания. Мися была не просто хозяйкой парижского салона – ее называли «королевой Парижа» и «пожирательницей влюбленных в нее гениев». Благодаря Миси, Габриэль смогла познакомиться с Сергеем Дягилевым, который являлся воплощением революции в искусстве танца – вдали от устаревших конвенций классического танца он смог собрать воедино и музыку, и танец, и художественное оформление, сделав балет настоящим искусством без границ. Дягилев приглашал величайших музыкантов, хореографов и художников принять участие в его постановках – от Мусорского до Прокофьева, Римского-Корсакова и Дебюсси, от Сати до Равеля, Матисса и Пикассо.

Костюм для танцовщицы, созданный Шанель

Хореограф Антон Долин

Габриэль Шанель впервые встретилась с Сергеем Дягилевым во время обеда в «Serts» в Венеции. Она узнала, что он хотел опять поставить «Весну священную», но не мог найти финансовую поддержку. Решив ему помочь, Габриэль, таким образом, стала его покровителем, но при условии, что никто не узнает о ее роли и причастности к этому событию. 15 декабря 1920 года Париж вновь увидел «Весну священную»… А в 1924 году Габриэль Шанель, которая всегда была сконцентрирована на свободе движения и комфорте своих творений, воплотила свое видение балетных образов, создав костюмы для танцевальной оперетты «Голубой экспресс», ставшим апогеем сезонов труппы Сергея Дягилева. Либретто было написано Жаном Кокто, а над декорациями и костюмами, помимо Шанель, трудились Лоран и Пикассо.Постановка «Голубой экспресс» была названа в честь роскошного поезда, который связывал Англию и Париж с Лазурным берегом. С местом, куда сама Габриель часто отправлялась, чтобы убежать от городской суеты на свою виллу в Рокебрюн-Кап-Мартен. Это был балет о летнем безделье и веселье на пляже на берегу моря – метафоре современного общества 1920-годов. Это был революционный прорыв в истории балета! Габриэль придумала костюмы, которые можно было носить и в реальной жизни – в формальном мире созданная ею одежда для купальщиков, гольфистов и теннисистов еще никогда не участвовала в балетных постановках. Они были совершенно не похожи на традиционные балетные – вместо жестких пачек или юбок ниже колена на балеринах были надеты трикотажные шорты и топы! На сегодняшний день сохранилось лишь два костюма из «Голубого экспресса» от Шанель, которые можно увидеть в экспозиции музея Виктории и Альберта в Лондоне.

Сергей Дягилев и Пабло Пикассо

Сторонница комфорта, Габриэль Шанель, заметила, что во время финальных репетиций, ее костюмы, сделанные из мягких и удобных тканей, несколько сковывали движения танцоров. И она, перед самой премьерой, полностью переделала все модели. «Всегда удаляйте, всегда убирайте… Никогда ничего не добавляйте… Ничего нет красивее, чем свободные движения тела..» Эта постановка «Голубого экспресса» стал уникальным опытом для Шанель, а придуманные ею оригинальные костюмы с их невероятной современностью через много лет вдохновили Карла Лагерфельда на создание коллекции купальников весна-лето 1998 года.

Артисты постановки «Голубой экспресс»

В 1928 году Сергей Дягилев представил зрителям балет на музыку Стравинского «Аполлон Мусагет» в постановке Баланчина. Декорации были выполнены Бошана, а все костюмы – Коко Шанель. Она придумала удивительно современные тоги со складками, которые были подпоясаны шелковыми галстуками. Зал устроил Лифарю, солирующему в этом балете, длительную овацию, а сама постановка с огромным успехом была показана в Лондоне одиннадцать раз. На фоне такого успеха неожиданная смерть Сергея Дягилева в 1929 году стала для Шанель глубоким потрясением. Габриэль вместе с Мисей Серт полностью оплатили похороны своего друга и похоронили Дягилева, как он завещал – на кладбище Сан-Микеле в Венеции, одетого во все белое… А через десять лет в 1939 году Серж Лифар пригласил всех в Париж на созданную им выставку памяти Сергея Дягилева, на которой Коко Шанель передала в дар рукопись Стравинского «Весна 1911-1913», ставшую сегодня поистине манифестом современной музыки.

Серж Лифар и Габриэль Шанель

В том же году Сальвадор Дали и Шанель работали вместе над созданием костюмов гастрольного тура в Нью-Йорк Русского балета Монте-Карло. Сальвадор Дали тогда писал: «Шанель разрабатывает самые роскошные и самые чудесные костюмы, какие возможно себе представить – с безумным богатством горностая и драгоценных украшений!» К сожалению, война не позволила нарядам от Шанель перебраться через Атлантику. Премьера Русского балета прошла с другими костюмами и декорациями…

Карл Лагерфельд, возглавивший Дом CHANEL после смерти Габриэль, – страстный поклонник искусства. Его сотрудничество с ведущими хореографами мировой сцены продолжается уже более тридцати лет. В 1986-1987 годах он разработал костюмы для двух балетов немецкого хореографа Уве Шольца. В 2009 году – наряды для прима-балерины Английского Национального балета Елены Глурджидзе – в мастерских Lemarie потребовалось более 100 часов работы, чтобы создать пачку из более чем 2500 перьев! А в 2016 году, по просьбе Бенджамина Мильпье, руководителя Парижской оперы ( и мужа актрисы Натали Портман), он создал костюмы для балета «Квартет». «Классический балет принимает только совершенство, – объясняет Карл Лагерфельд, – я сделал балетные костюмы для оперы Монте-Карло, для Ла Скала в Милане, для Парижской оперы и других…Но мои лучшие воспоминания о классическом танце – это Плисецкая, великая русская балерина… Она была невероятной! Это искусство, которое не терпит посредственности!»

Набросок Карла Лагерфельда

Продолжая патронажную работу своего основателя, Дом CHANEL также является официальным партнером премии имени Нижинского в Монако с 2000 года. С тех пор, как мода и танец были столь величественно объединены воедино Сергеем Дягилевым в далеких двадцатых годах прошлого века, эти два искусства стали неотделимы для Дома CHANEL. Поэтому Гала-вечер нового танцевального сезона Парижской оперы, который состоялся 27 сентября 2018 года, также прошел под патронажем легендарного Дома мод. Мировые звезды балета, хореографы и режиссеры с гордостью представляли свои номера в костюмах, созданных специально для этого вечера Карлом Лагерфельдом.

Открытие нового сезона в Парижской опере по традиции сопровождалось роскошным гала-вечером. По обычаю, введенному еще Сержем Лифарем, другом Коко Шанель, публике торжественно представили балетную труппу. Вслед за этим гости смогли насладиться премьерой балета «Декаданс» в постановке знаменитого израильского хореографа Охада Нахарина, в котором все костюмы для Орели Дюпон и Дианы Вишневой были созданы Карлом Лагерфельдом.

А после завершения балета почти 800 гостей собрались в фойе Дворца Гарнье на ужин в легендарной «Rotonde des Abonnes», превратившейся по случаю торжественного открытия сезона в танцевальную площадку. Среди гостей были приглашенные CHANEL Кира Найтли, Анна Муглалис, Кэролайн де Мегре, Альма Ходоровски и Элли Бамбер, актрисы Марион Котийяр, Натали Бай и Стейси Мартин, французская балерина Орели Дюпон, а также прима-балерины Мари-Аньес Гилло, Диана Вишнева, Дороти Гилберт и Алиса Ренаванд.

«Костюм – последний штрих, который вам позволяет полностью перевоплотиться, – сказала Орели Дюпон, французская прима-балерина, – а Дом CHANEL, так же, как и Парижская опера – это своего рода институт искусства, который одновременно является классическим и современным: он обладает невероятным наследием и жизненной силой. Для меня это партнерство с Домом CHANEL является самым верным и правильным решением в моей карьере»…

Марион Котийяр
Кира Найтли и Джеймс Райт
Диана Вишнева
Анна Муглалис
Натали Бай
Альма Ходоровски
Стейси Мартин и Элли Бамбер
I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares
Previous Post

Happy Fish

Next Post

Ваши плавки, сэр