Время, вперёд!

Получив предложение возглавить известную часовую мануфактуру A. Lange & Söhne из Саксонии, Вильгельм Шмидт в 2011 году неожиданно для многих сменил автомобильную отрасль на часовую, а Южную Африку на Восточную Европу.


Впрочем, подчеркнутая сдержанность и профессионализм – характерные черты A. Lange & Söhne, за которые марку так ценят любители высококачественных часов и коллекционеры во всем мире. О часах, автомобилях, искусстве и людях мы поговорили с Вильгельмом Шмидтом во время его визита в Дубай.

Господин Шмидт, каждые новые часы мануфактуры A. Lange & Söhne с уникальными усложнениями – это настоящие произведения искусства. Как Вам удается сохранять традиции марки, внедрять инновации и не терять при этом выдающегося художественного стиля саксонских мастеров?

Для меня искусство – это симбиоз мастерства и красоты. Я уверен, что создавая истинные шедевря, нужно четко осознавать, что ты делаешь. Я как‑то видел отличный репортаж о творчестве и жизни Пабло Пикассо, где демонстрировалось черно-белые эскизы мастера, которые начинались с одной точки, а затем вырастали в целый монохромный мир. Этот документальный фильм позволил мне осознать, насколько точным, в действительности было мастерство художника, каким он видел окружающее его пространство. Подобные вещи позволяют понять, что искусство может нести в себе как внешнюю, так и внутреннюю красоту, которая по сути и есть мастерство. В творениях настоящего мастера всегда видна школа, а именно – обширные знания и многолетняя практика. Из этого рождается настоящее ремесло. И если для художника – холст является полем для творчества, то для часовщика – это циферблат.

Мы, например, всегда начинаем работу над новой моделью с циферблата, так как это «лицо» часов. И как только мы достигаем нужного вида и эффекта, когда логотип компании стоит там, где нам нужно, мы продолжаем двигаться в сторону корпуса, механизма и доработки остальных деталей. Это наш художественный язык, который позволяет нам точно знать, что мы на верном пути.

Создание нового шедвра – это всегда долгий и кропотливый процесс, сравнимый с поиском крупиц золота в тоннах пустой породы. Мы миллиметр за миллиметром выверяем дизайн наших часов, меняем его, возвращаемся назад и снова меняем, вплоть до того момента, пока не становится ясно – да! Это именно то, что мы хотели создать! На это уходит много сил. И еще больше времени.

Когда разговор заходит о немецких часах, то в первую очередь думают о качестве и аккуратности. Но почти никто не проводит параллели между часовым искусством и немецкой культурой – музыкой, поэзией, философией… Вы не находите, что A. Lange & Söhne несколько не хватает поэтичности?

Часовое дело в Германии умерло после Второй мировой войны и было возрождено только в 1990‑х годах. Традиция была прервана. Проблема в том, что немцы сегодня не так сфокусированы на часах, как швейцарцы, этого нельзя не признать. Вначале нам надо возобновить традиции, а потом уже с ними экспериментировать. К тому же город Дрезден, где находится наше дизайнерское бюро, вообще выпал из мировой культуры на полвека. Он должен подняться, дайте ему время.

Вы активно поддерживаете культурные проекты Королевского комплекса естественнонаучных музеев Цвингер в Дрездене. Не так давно Вы представили часы в честь Дрезденской оперы. Для чего это делается?

Наше успешное сотрудничество с Цвингером имеет не только общее культурное значение. Мы поддерживаем экспозицию Физико-математического салона Цвингера. Для нас это отличный шанс показать техническое совершенство нашей фирменной механики в красивейших барочных интерьерах. Более того, это и шанс продемонстрировать традиции механики всей земли Саксония. Дрезденская опера – точка музыкальной и театральной культуры, и она бесконечно важна для Дрездена и для всей Германии.

Нам важно, чтобы люди об этом знали и помнили.

Сегодня на рынке не так много немецких часовых марок, но и они достойно могут конкурировать со швейцарскими. Вы с этим согласны?

Думаю, что не существует общего понятия «немецкие часы». Все существующие марки отличаются друг от друга, как небо и земля. Да и часы, выпускаемые компаниями в Швейцарии, тоже обращены к самым разным покупательским аудиториям, поэтому обобщения здесь не получится. Сильная сторона A. Lange & Söhne в том, что данная часовая марка символизирует возрождение Саксонии. Она ассоциируется с другими достопримечательностями этого региона в Восточной Германии, например, мейсенским фарфором, автомобильными брендами, музеями. Это то, что нас окружает. А конкуренция, по большому счету, сегодня ведется не между странами-производителями часов, а в сегменте предметов роскоши. И тут, я считаю, что A. Lange & Söhne удалось занять свою уникальную нишу.

Да, Ваши часы хорошо известны тем, кого не интересует массовое производсто. Но в этом и кроется главная проблема – подчеркнутая точность, помноженная на скромность. Вы не считаете, что A. Lange & Söhne нужно громче о себе заявлять, ведь конкуренция на рынке велика?

Компании, как и люди, имеют свой характер. По-моему, поступать вопреки характеру не стоит, потому что сразу видна фальшь. Размеренно и спокойно производить самые качественные часы без публичности и сенсаций – таков характер нашей мануфактуры. Именно это в первую очередь ценят наши клиенты, которых не интересует стремительно меняющаяся мода и сенсации-однодневки.

Марка A. Lange & Söhne, несмотря на довольно короткий период, прошедший с момента возрождения, уже заслужила серьезную репутацию среди коллекционеров. Часы завоевывают награды, показывают хорошие результаты на аукционах. Чем они привлекают покупателей?

Громкие рекламные акции, актеры и прочие знаменитости в роли послов бренда – это не стиль A. Lange & Söhne. Мы очень много внимания уделяем общению с коллекционерами. И по всему миру проводим интересные, каждый раз очень камерные мероприятия, посвященные нашим клиентам, настоящим и потенциальным. Я лично много времени провожу в разъездах, чтобы лично познакомиться с нашими давними поклонниками, лучше узнать новую клиентуру A. Lange & Söhne и понять, чего они ждут от мастеров нашей мануфактуры.

У вас есть свое видение часов A. Lange & Söhne?

Я считаю, что хорошие часы – те, у которых есть четкое описание, определенность в стиле и функциональности. Например, модели для путешественников не должны обладать лишними функциями, турбийон не должен отвлекать внимание от индикации вечного календаря. В часах не может быть ничего «просто так», каждая деталь имеет свое назначение. Это, кстати, предохраняет и от бездумного разрастания модельного ряда, когда новинки выпускают одну за другой, просто чтобы произвести впечатление. В результате клиенты начинают путаться. У A. Lange & Söhne сейчас 5 коллекций и порядка 60 референций. Я думаю, это оптимальный ассортимент. Кроме того, сегодня спрос на наши часы превышает предложение. На многие сложные часы у нас даже существует лист ожидания. Мы стараемся удовлетворять запросы наших клиентов, но, полагаю, что очень скоро нам придется расширять производство. Уже сейчас мы начали строительство нового корпуса нашей фабрики в Гласхютте, чтобы хоть как‑то разгрузить действующие мощности. Надеемся, что после его открытия в 2015 году, мы сможем рассмотреть возможность выпуска новых моделей часов, в том числе для женщин, и наших фирменных усложнений.

Почему профессия часовщика становится всё более востребованной?

Почему многие люди получают художественное образование, хотя существует фотография? Часовых дел мастер – это не просто профессия, это способ выражения личности. Она была востребована в течение 500 лет, а потом случился небольшой провал в 1970‑е, но затем она возродилась с новой силой.

Насколько сложно получить работу часового мастера в компании A. Lange & Söhne?

Квалифицированных мастеров найти сложно, поэтому в 1992 году мы открыли свою школу. Вначале в ней нужно пройти недельное тестирование. Многие хотели бы у нас работать часовщиками, но у них просто нет для этого данных, хотя они могут успешно работать в других компаниях. Мы, например, предпочитаем, чтобы у соискателя было техническое или математическое образование. Если тесты пройдены, кандидат проходит обучение. Что интересно, за 14 лет у нас ни разу не было так, чтобы кто‑то проучился месяц, а потом сказал: «Нет, всё, это не для меня». А потом, что очень важно, мы всем предлагаем стабильный постоянный контракт сразу после обучения. То есть, если мастер заканчивает школу A. Lange & Söhne, значит, он совершенно точно получает рабочее место у нас.

Те 500 с лишним человек, которые приходят на работу в A. Lange & Söhne сегодня, будут приходить и завтра, и через год, и в течение многих лет, они могут не беспокоиться о своем будущем. Вот в чем мы хотим быть уверены. А придумать отличную идею, запустить в производство, а потом, когда надоело, разойтись – это не для нас. Мне нравится то, что делают независимые производители, но это не наш стиль работы.

Вам не кажется, что намного легче взять и начать создавать какие‑то часы с «чистого листа», чем стараться уберечь традиции старой марки, вдыхая в неё новую жизнь каждый день?
Наверное, легче. Но без понимания, кто ты, что и зачем ты делаешь, создать по настоящему стоящую вещь невозможно. Только обладая набором ценностей, которым следует определенный бренд, получается наладить достойный диалог с покупателями и коллекционерами.

Как Вы думаете, почему именно Вас пригласили на должность генерального директора A. Lange & Söhne?

Я пришел в мир часов из автомобильной отрасли. Да, мне, безусловно, повезло, но я шёл к этому всю жизнь. Автомобили – моя страсть, часы – тоже, и я не думаю, что мог бы уйти из BMW куда‑то ещё, кроме A. Lange & Söhne. Конечно, мне потребовалось определенное время, чтобы освоиться, вникнуть во все детали работы часовой мануфактуры, почувствовать себя частью команды. Но сегодня я точно знаю, что пришел в A. Lange & Söhne, чтобы остаться.

Вы и в жизни такой рассудительный и сдержанный или это часть имиджа главы немецкой часовой компании?

Наверное, да. Человек не может долго играть. Если вам что‑то нравится или, наоборот, какие‑то вещи вам не по душе, люди это скоро поймут. Конечно, когда я жил в ЮАР, там были одни правила поведения, в Германии – несколько иные, но я предельно искренен. И с собой, и с другими.

Ваши главные увлечения – часы и машины. Почему?

Потому что все мужчины – мальчишки (смеется). Еще успешные руководители любят хорошее вино, живопись, красивые дома… Но часы и автомобиль, это то, что всегда при тебе.

Какие часы A. Lange & Söhne вы носите сами?

У меня на руке – моя любимая и самая скромная модель. Это Saxonia Thin в белом золоте. Классические ультратонкие часы.

И, напоследок. Как Вы оцениваете итоги выставки SIHH 2014, где были представлены самые интересные новинки мануфактуры, которые сегодня мы можем увидеть и в ОАЭ?

Очень высоко! Знаете, это непередаваемое чувство. Вот вы работате в темноте на протяжении многих месяцев, а потом вдруг выставляете результаты своего труда на выставке, на которой собираются самые знающие и авторитетные эксперты мировой часовой отрасли. Мне показалось, что они в этом году по‑достоинству оценили представленные нами часы. И если брать этот факт за основу, определяя итоги всего текущего года, то лучшщих результатов невозможно было ожидать.

В этом году мануфактура ставила акцент на точность, которая воплотилась в наших новых часах, представленных на SIHH 2014: Grand Lange 1 Moon Phase, Richard Lange Perpetual Calendar “Terraluna”, 1815, and 1815 Tourbillon. Помимо этих моделей, мы представляем версию из розового золота модели Lange Zeitwerk Striking Time, которая впервые была представлена в 2011 году, а также модели Lange 1 Tourbillon Perpetual Calendar, представленную в прошлом году. Новую коллекцию мануфактуры A. Lange & Söhne завершают две ювелирные версии модели Saxonia, которая на этот раз приобрела украшенный бриллиантами корпус из белого золота, а также перламутровый белый и коричневый циферблат и ремешок из кожи крокодила. В рамках мирового турне с 9 по 20 марта мы показали всю эту линейкув фирменных бутиках A. Lange & Sohne в Дубае и Абу-Даби.
Спасибо за беседу, господин Шмидт.

Награды – мастерам Lange

С 1998 года читатели немецкого специализированного журнала Uhren Magazin, а также печатной и электронной версий журнала Focus путем голосования выбирают лучшие модели часов. В этом году на их суд были представлены 359 механических часов.

В феврале 2014 года мануфактура A. Lange & Söhne стала двукратной обладательницей награды Golden Balance 2014. В основной категории «Часы стоимостью свыше 25 тысяч евро» победа была присуждена модели в корпусе из платины – 1815 RATTRAPANTE PERPETUAL CALENDAR. Эти часы были впервые представлены всего год назад. Модель 1815 UP/DOWN в корпусе из розового золота была признана лучшей в категории «Часы стоимостью до 25 тысяч евро». Обе награды получил генеральный директор мануфактуры A. Lange & Söhne Вильгельм Шмидт на специальном гала-вечере в мюнхенской галерее Ленбаххаус.

Недавно выбрать своих фаворитов смогли и ценители Высокого часового искусства в Италии. В конкурсе специализированного журнала L’Orologio модель часов GRAND COMPLICATION, выпущенная мануфактурой A. Lange & Söhne, была удостоена приза в категории «Часы с усложнениями». Представитель мануфактуры A. Lange & Söhne получил награду 14 февраля 2014 года. Напомним, Orologio dell’Anno («Часы года») – единственная в Италии награда за достижения в области Высокого часового искусства.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares