Злато, серебро, бумага

(Архив №11, 2014)

Однажды мы уже рассказали вам об отдельных моментах российской истории, так или иначе, связанных с деньгами. Сегодня попытаемся дать общее представление о бумажном денежном обращении России. История эта достойна отдельной книги. Начнем с ассигнаций.


Текст Андрей Алямкин

Фотоматериалы Из личных архивов автора

От первого выпуска ассигнаций в 1769 году до их полной отмены в 1851 году бумажное денежное обращение сильно изменилось, являясь частью сложного пути от вексельного обращения к системе кредитных билетов. В течение всего этого времени влияние ассигнаций на все сферы общественной жизни сложно переоценить. И если в середине XIX века ассигнационная система рассматривались как переходный инструмент от устаревшей вексельной системы к системе серебряного, а впоследствии, и золотого монометаллизма, то с точки зрения сегодняшнего дня все не так очевидно. Что лучше – развитие экономики или твердая денежная единица? Данный вопрос актуален и по сей день. Особенно остро такая проблема встает при дополнительной нагрузке на бюджет в виде неурожаев, стихийный бедствий или военных действий. Наиболее ярким примером этого является Отечественная война 1812 года. Современники однозначно признавали неоценимое значение использования ассигнаций в победе над Наполеоном Бонапартом. И если в 1812 году ассигнации значительно облегчили ведение боевых действий, то зарубежные кампании 1813‑1814 годов были бы фактически невозможны без использования ассигнаций, которые принимались в Европе в качестве наличных денег.

75 рублей, 1769 год
Серебро – казне, медь – народу

Ассигнации появились не на пустом месте. В 1757 году, при Елизавете Петровне, в России были утверждены «меры вексельного производства». Основной целью этого шага было удержать серебро в казне, оставив медные деньги в народном обращении. А также укрепить государственный кредит и заменить пересылку денежных сумм движением вексельных ассигновок. Для России это было очень прогрессивное начинание. Успех вексельной системы побудил правительство дать ей большее расширение. В 1758 году в Санкт-Петербурге и Москве были учреждены «банковыя конторы вексельнаго производства».

Выгоды вексельного производства были значительными, но в процессе работы были выявлены принципиальные недостатки. Векселя выдавались не на предъявителя, поэтому их передача являлась сложным процессом. Сложности возникали и при желании вкладчика заплатить часть внесенной суммы. А для обратного получения, внесенного в банк капитала, нужно было заявить об этом за год вперед. В силу этих и других недостатков вексельная система, после весьма непродолжительного своего существования, была заменена на ассигнационную.

Итак. Ассигнации (определение П. А. Шторха) – это беспроцентные бумажные денежные знаки, выданные на предъявителя, не обеспеченные или недостаточно обеспеченные звонкою монетой и потому пользуются по закону обязательным обращением в народе, наравне с деньгами или вместо них.
Первым ввести ассигнации в денежную систему России попытался император Петр III. Хотя эта идея рассматривалась неоднократно и ранее. В мае 1862 года был издан Указ об учреждении государственного банка и введении «бумажных денег, гласящих на предъявителя». В силу политических изменений в стране и прихода к власти Екатерины II, данное начинание было отложено на шесть лет, и лишь в декабре 1768 года был издан Манифест об «Учреждении в Петербурге и Москве государственных банков для вымена ассигнаций», практически полностью повторяющий суть указа 1762 года. Учреждались два банка, Санкт-Петербургский и Московский. Ассигнации выпускались Государственным Казначейством и передавались в указанные банки.

Ассигнации первого образца выпускались достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей. Все они были напечатаны на белой бумаге, имевшей форму четырехугольника, вытянутого по вертикали. Надпись на водяном знаке гласила «любовь к Отечеству – действует к пользе онаго – государственная казна». По углам были расположены гербы четырех царств: Астраханского, Московского, Казанского и Сибирского. Сами же ассигнации непосредственно печатались в Сенатской типографии. Затем они подписывались двумя сенаторами, директором банка и советником правления банка.

Обмен, размен и внешний облик

Изначально обмен ассигнаций на «ходячую монету» производился только тем банком, название которого было указано на ассигнации. По этой причине каждый банк имел по две конторы, как в Санкт-Петербурге, так и в Москве. Поскольку это вредило денежному обращению, в мае 1771 года был издан манифест, согласно которому обмен был разрешен в обоих банках без всякого различия. И если в начале размен производился как на серебро, так и на медь, то по Указу от 27 января 1770 года, размен ассигнаций на серебро был прекращен. В июле 1771 года появляется Указ о прекращении выпуска и уничтожении ассигнаций достоинством 75 рублей, по причине появления подложных, переделанных из ассигнаций 25 рублевого достоинства.

В 1774 году произошли первые изменения во внешнем виде ассигнаций, а именно, порядковый серийный номер стал печататься в трех местах, а не один раз, как раньше. Вывоз ассигнаций за границу, как и обратный их ввоз, были запрещены. Основной причиной этого была слабая защита знаков от подделок. По этой причине в сентябре 1786 года начался выпуск и обмен на старые ассигнаций нового образца номиналами 25, 50 и 100 рублей. Специально, для данного выпуска в январе 1785 года в ведение князя А. А. Вяземского была передана специально построенная в Царском Селе «бумажная мельница». За границей было закуплено специальное оборудование для того чтобы бумага, выработанная на этой «мельнице» однозначно отличалась от любой другой, изготовленной в России. Качество данной бумаги также должно было быть выше, «чтобы никто не мог уже подделываться под эту бумагу как в белизне её, так в прочности, тонкости и мягкости».

25 рублей, 1778 год

В апреле 1786 года Сенат разослал описание ассигнаций нового образца, достоинством в 25, 50 и 100 рублей: «Сии ассигнации на белой вновь сделанного состава бумаге, с штемпелями прежнего изображения, за подписью: одного советника правления банков, одного банкового директора и одного кассира, троякого достоинства и разных видов». Директор банка и кассир расписывались на лицевой стороне, а советник правления банка на обратной. 25‑рублевый знак имел форму продолговатого по вертикали четырехугольника, со всеми отнятыми углами. Знак в 50 рублей также имел продолговатую четырехугольную форму. Он был вытянут по горизонтали, и отняты были лишь два угла – верхний левый и нижний правый. Знак номиналом в 100 рублей имел форму квадрата. Все углы были на месте. Водяной знак также был изменен. Помимо старого текста по сторонам четырехугольника добавилось появление номинала. А в марте 1787 года в обращение поступили новые номиналы пяти- и десятирублевого достоинства, что значительно оживило и расширило использование ассигнаций в общем денежном обращении.

При этом принципиально изменился характер денежного обращения. В 1786 году оба банка соединяются в один, под именем ассигнационного. Если ассигнации первого образца формально с 1770 года на серебро и не разменивались, лаж (разница в стоимости между серебряными и бумажными деньгами) был скорее формальным, составляющим начальные проценты. С началом выпуска ассигнаций нового образца ситуация коренным образом изменилась. И дело здесь не в смене внешнего вида или введении новых номиналов.

Приведем здесь мнение П. А. Шторха: «Не обладая внутренним достоинством, ассигнации были лишь денежными знаками, зависевшими от доверия населения. Это доверие существовало, пока количество выпущенных ассигнаций не превышало внутренние потребности – ценности производимых предметов, покупок и сделок. Но как скоро выпуски бумажных денег стали увеличиваться, необходимо последовало понижение их стоимости. Такое понижение выразилось в отношении ассигнаций к звонкой монете, в вексельных курсах, и наконец, в появлении лажей».

Императрица Екатерина II решила многие финансовые проблемы за счет выпуска практически ничем не обеспеченных ассигнаций. Хотелось бы заметить, что изначально обеспечение звонкой, а по сути медной, монетой составляло по полмиллиона на каждый из двух банков. Уже к концу первого (1769) года обращения ассигнаций, их количество уже приближалось к сумме в три миллиона рублей. До 1787 года, пока количество ассигнаций не превысило сумму в сто миллионов рублей, система денежного обращения функционировала относительно нормально. Вот что писал по этому поводу граф М. М. Сперанский: «Падение ассигнаций у нас началось с 1788 года, т. е. год спустя после того, как к прежним 40 миллионам прибавились новые выпуски, так что, когда в течение трех последующих лет выпущено было всего 100 миллионов, то достоинство их с 97 копеек упало до 92, потом на 91, а в последующий 1790, когда к прежним 100 миллионам прибавлено еще только 11, они упали до 87 копеек и с тех пор, уже вместе с ежегодными выпусками, они ежегодно более и более упадали. В то же время понизились и все заграничные курсы на бирже. Курс в Амстердаме от 39 копеек упал на 34, в следующем году на 30 и т. д.» И это было только начало падения.

35 рублей, 1794 год

Попытки Павла I, а за ним и Александра I исправить ситуацию носили лишь временный характер. Дошло до того, что к 1810 году сумма всех российских ассигнаций достигла рекордной суммы в 577 510 900 рублей. Ассигнационный банк испытывал трудности даже при их размене на медную монету. Последовал Указ от 13 апреля 1810 года, об ограничении всех ассигнаций «круглым числом 577 миллионов рублей». Излишки в 510 900 рублей было велено уничтожить. Не менее важное распоряжение было объявлено в Манифесте от 20 июня 1810 года. Была официально уничтожена ассигнационная монетная единица и установлена «не переменяемая и законная мера всех монет обращающихся в государстве» – серебряный рубль.

Однако война с Францией изменила все планы по упорядочению денежного обращения. С января 1813 года было объявлено о том, что на территориях захваченными русскими войсками «принимались все русские монеты, не исключая ассигнаций, за которыя будут уплачены наличныя деньги». При таких обстоятельствах правительство в апреле 1812 было вынуждено восстановить прежнюю ассигнационную монетную единицу. В 1814 и 1815 годах курс ассигнаций падал до рекордно низкой отметки в 20 копеек против серебряного рубля. Причин было несколько. Самое первое – резкое увеличение денежной массы, достигшее 836миллионов рублей к 1818 году. При этом немцы с большим недоверием относились к нашим ассигнациям, и при первой возможности старались от них избавиться. В начале 1814 года только в Петербурге было представлено 30 миллионов рублей ассигнациями в размен на металлическую монету.

Фальшивки и ошибки

Второй не менее значимой причиной было значительное количество поддельных ассигнаций принесенных французскими войсками. Поддельные французские ассигнации выпускались номиналами 25 и 50 рублей. Качество их было довольно высоким для своего времени. Сегодня не составляет большого труда отличить выпущенный знак от «наполеоновского». Орфографические ошибки в словах «ход (л) ячею» и «госуд (л) арственной» на билетах 25 рублевого достоинства являются однозначным признаком принадлежности к «наполеоновкам», но это относится лишь к части выпуска. Т. е. могут присутствовать обе ошибки, может одна из них, но вариант без ошибок распространён не менее часто. Тем более что на знаках в 50 рублей ошибок в орфографии не обнаружено. Наиболее же характерными признаками являются качество бумаги и шрифт. Требуется наличие небольшого опыта и чуточку внимания. «Наполеоновские» выпуски, безусловно, относятся напрямую (а не в качестве подделок) к нашему денежному обращению, не только в силу массовости и высокого качества, а именно по причине вовлечения другого государства в их изготовление и распространение.

Наполеон, 25 рублей, 1811 год
Новые деньги

Касаясь второго выпуска ассигнаций (1786-1818 гг.) необходимо остановится на проекте реформы 1802‑1803 годов. Необходимость улучшения качества, в первую очередь от подделок, была актуальна на протяжении всего периода обращения ассигнаций. Павел I в 1800 году создает комиссию по созданию ассигнаций нового типа. К концу того же года комиссия выработала свои предложения. Но смена власти в 1801 году приостанавливает эту работу. Лишь в 1802 году начали изготовление новых знаков. Впоследствии, проведение реформы было отложено. Затем от этой идеи отказались вообще, а тираж был уничтожен. Вообще, история проведения этой реформы, как и сами знаки, очень интересны и мало изучены. Если про другие выпуски ассигнаций существует определенное количество различных исследований, монографий, статей, то по данной теме их несопоставимо меньше. Исследователи бумажного денежного обращения XIX века касались данной темы в общем. В наше время можно выделить лишь работы В. А. Шишанова, посвященные непосредственно этому выпуску. Что касается самих знаков, то здесь ситуация еще интереснее и запутаннее. Все доступные изображения выпущенных знаков данного выпуска это фотографии и сканы с репринтов XIX века, а не с самих знаков!

Только бланк 25 рублей 1802 года известный в общем количестве до десяти экземпляров, реально представляет этот загадочный выпуск в наиболее серьезных коллекциях.

Следующий, и последний выпуск ассигнаций состоялся летом 1819 года. Данный выпуск прочно ассоциируется с появлением Экспедиции Заготовления Государственных бумаг. (ЭЗГБ) Попытка министра финансов графа Д. Гурьева после войны 1812 года принципиально изменить ситуацию с качеством изготовления бумаги и печати не удалась. Оборудование было старым. Руководить проектом по закупке нового оборудования, техническим обустройством и строительством новой фабрики было поручено инженеру-технологу А. А. Бетанкуру. Первым управляющим ЭЗГБ был назначен князь А. И. Хованский.

К стандартной линейке номиналов в 5, 10, 25, 50 и 100 рублей, в 1820 году добавился новый знак в 200 рублей. Бумага отливалась более плотная, со сложным локальным водяным знаком, для каждого номинала отдельно. Появилось графическое оформление в стиле «ампир». Впервые на ассигнациях появилось изображение герба Российской империи. И хотя знаки продолжали оставаться односторонними, впервые на обратной стороне появился печатный элемент в виде номинала с графическим оформлением. Необходимо так же отметить появление факсимильной подписи управляющего А. И. Хованского. Рукописную подпись теперь оставлял кассир, по одной тысяче штук каждый.

Ассигнации старого образца обменивались еще в течение 2 лет. Фальшивых ассигнаций было предъявлено на общую сумму более шести миллионов рублей. Все они были оплачены. Сумма непредъявленных ассигнаций составила почти одиннадцать миллионов рублей. Идеи и меры по упорядочению денежного обращения, предпринятые в 1810 году, и отложенные из войны с Наполеоном, были продолжены. Они получили развитие в апрельском и майском манифестах 1817 года. Количество ассигнаций в денежном обращении неуклонно снижалось. К началу третьего выпуска, в 1819 году, в обращении находилось ассигнаций на сумму 797 976 125 рублей. К моменту проведения следующей реформы 1840 года, и общая масса ассигнаций была снижена до 595 776 310 рублей. Точнее, на эти показатели вышли еще в 1824 году, и продержались до замены ассигнаций на кредитные билеты в 1843 году. Связано это было с многими причинами, но в первую очередь хотелось бы отметит фигуру нового министра финансов – графа Канкрина.

В 1839 году главной платежной единицей становится серебряный рубль. Ассигнациям уже отводится вспомогательная функция. Вводится неизменный курс обмена, из расчета три с половиной ассигнационных рубля за один серебряный. Вексельный курс так же переходит лишь на серебро. Окончательный обмен ассигнаций на кредитные билеты производился Главным Казначейством с 1 ноября 1843 года. Сроки обмена многократно продлевались, особенно для окраин. Окончательным сроком вывода ассигнаций из обращения можно считать 1 января 1848 года, по причине упразднения Ассигнационного Банка. Но даже после этого, «по всеподданнейшим представлениям Министра Финансов, в 1848‑1850 годах, разрешались секретные отсрочки в особенно уважительных случаях». Для Финляндии обмен был установлен до 1 июля 1848 года, а для колоний Северо-Американской компании продлен до 1851 года. Формальной же точкой завершения обмена ассигнаций можно назвать 13 апреля 1851 года.

10 рублей, 1830 год
200 рублей, 1836 год
Подводим итоги

Итак, пришедшая на смену вексельной системе в 1769 году ассигнационная, просуществовала до середины XIX века, плавно перейдя в кредитную. И если изначально, основной задачей введения ассигнаций было облегчение обращения медной монеты, то впоследствии, было получено несколько очень важных «побочных» экономических эффектов. С одной стороны, это бурное развитие товарно-денежных отношений. «Золотой век» Екатерины напрямую связан с решением основных финансовых проблем того времени с помощью ассигнаций. Резко выросшее потребление запустило механизм пополнения государственной казны в виде налогов и сборов. С другой стороны, бесконтрольная и ничем не обеспеченная эмиссия привела к инфляции и сильному обесценению ассигнационного рубля, который к тому времени стал основной денежной единицей. То есть оказалось, что ассигнации могут быть серьезным источником развития. Но инструмент этот оказался очень сложный и от соблазна пользоваться им сверх меры удержаться не удалось. Когда же был брошен вызов одной из сильнейших армий и экономик того времени в лице Франции, ассигнационная система стала экономической опорой победы.

По мнению современников, «звонкой монеты» в казне попросту бы не хватило на ведение боевых действий такого масштаба. Но за все надо платить, и мы видим появление в России огромных зарубежных и внутренних займов. Неимоверные усилия министерства финансов и серьезные потери в экономике как раз и явились следствием ничем не обеспеченного ассигнационного рубля. Актуальность альтернативы устойчивости развития к сбалансированности финансов высока сегодня как никогда. Казавшийся естественным путь развития от вексельного обращения, через ассигнации к полному обеспечению серебром, а затем золотом в XX веке дал серьезный сбой. Отказ от золотого стандарта всеми ведущими экономиками мира привел к тому, что современные доллары США, по сути, ничем не отличаются от ассигнаций Российской империи, обеспеченные в первую очередь доверием, и лишь потом возможностями экономики и силой армии.

Но оставим эти вопросы экономистам и историкам, и скажем спасибо за возможность собирать такие замечательные бумажные денежные знаки, а именно, ассигнации!

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares