Змеи и орхидеи

(Архив №11, 2014)

Крошечные литые орхидеи, манерные рокайльные сетки, рельефные узоры, словно сошедшие со старинных шалей, контрастные вставки и кисти из цепей… Всё это – характерные детали новой коллекции украшений испанского ювелирного Дома Carrera y Carrera, которая с момента появления нынешней весной успела пополниться к осени новыми предметами.


Рафаэль Эррера

Рафаэль Эррера, арт-директор Carrera y Carrera, любезно согласился рассказать о новинках и эксклюзивно предоставил нам авторские эскизы украшений.

Добрый день, Рафаэль, вы возглавляете художественный коллектив выдающегося ювелирного дома. Скажите, насколько сложно соблюдать баланс между традициями и наследием компании, её фирменным стилем, фантазией дизайнеров и пожеланиями современных покупателей?

Это очень сложно, поскольку четких границ между всем, что вы назвали, не существует. С одной стороны, мы хотим сохранить нашу приверженность наследию и манере изготовления украшений, традиционных для Carrera y Carrera. С другой – мы видим, что и другие, менее сложные украшения также востребованы современными покупателями. Поэтому мы продолжаем производить украшения, в которых, в основном, применяется ручной труд, отдавая себе отчет в том, что существуют более современные и быстрые способы производства, и они, конечно же, намного дешевле наших.

Мы не стали идти на компромиссы с собственной историей, поняв, что если будем делать то же, что и остальные, не будет смысла вообще что‑то выпускать под нашей маркой. Мы попросту утратим имя Carrera y Carrera. И станем одними из многих.

Значит, надо идти только своим путем. В конечном итоге, это позволяет Carrera y Carrera быть узнаваемой во всем мире, благодаря своей виртуозной работе и производству скульптурных, буквально филигранных украшений, отличающихся превосходной окончательной отделкой и невероятным качеством. На том и стоим.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о коллекции, которую вы представили в Дубае.

Мы привезли сюда коллекцию Mantón de Manila, которую впервые показали на выставке в Базеле 2014 года. В коллекции удивительным образом переплетаются две культуры – Востока и Запада. Как известно манильские шали, в честь которых коллекция получила свое название, появлением своим обязаны китайским купцам – драгоценные по меркам XVIII века вышитые полотна с длинной шелковой бахромой из столицы Филиппин Манилы сначала в Америку, а затем и в Европу привозили именно они.

На протяжении веков орнаменты этих шалей постепенно трансформировались и видоизменялись, пока, наконец, не стали национальным наследием и гордостью Испании, став настоящим символом страны. Каждая шаль – истинное произведение искусства из натурального шелка с вышивкой, полностью изготавливаемое вручную с особым мастерством и ловкостью. В этом просматривается аналогия с работой наших ювелиров. Узоры в виде сказочных птиц и диковинных цветов, вышитые вручную на манильских шалях, послужили вдохновением для создания этой коллекции. Собственно, мы нашли то, что искали. И приступили к работе над коллекцией, привнося в каждый эскиз свои знания и опыт, полученные за более чем полвека изготовления роскошных ювелирных украшений. Мы понимали, что в результате должно получиться прекрасное собрание. И вот оно перед вами.

В коллекции представлены три основных линейки. Первая – Garzas (Цапли), вторит самому часто повторяющемуся элементу на манильских шалях. Нам удалось показать этот образный элемент во всем его совершенстве и великолепии.

Чувственные формы, благородные детали и превосходная обработка украшений делают эту линию блестящим образцом ювелирного искусства. Вторая линейка – Sierpes (Змеи) названа в честь самой знаменитой улицы Севильи, Калье‑де-Сьерпес (Calle de las Sierpes – улица змей). Улица эта получила свое название из‑за своей извилистой формы, напоминающей движение бахромы манильской шали, главной героини всей коллекции. Как утверждает испанская пословица, «кто не видел Севилью, не видел чудес». Улица змей – шумный торговый центр; кстати, на площадях вокруг неё разворачивалось действие новелл Сервантеса.

 

И, наконец, наша третья героиня – линия Orquideas (Орхидеи) – потрясающие украшения необычайной красоты, входящие в состав линии высокого ювелирного искусства Seda Imperial. Это мир, в котором творчество, вдохновение и инновации сочетаются с роскошью и элегантностью.

Как вы остановили свой выбор на орхидее для этой коллекции, ведь на планете произрастают миллионы разных цветов?

Нам показалось, что это самый странный цветок из всех, что рождаются на Земле. Орхидей в мире тысячи видов, и каждый из них притягивает к себе внимание. Мы решили, что божественная красота и изящество орхидеи лучше всего подойдут для воплощения в гарнитуре из нашей коллекции высокого ювелирного искусства.

С чего обычно начинается работа над новой коллекцией?

Наша команда состоит из шести дизайнеров. В среднем создание новой коллекции занимает около полугода. Мы начинаем с разработки вариантов тем. Для этого дизайнеры получают карт-бланш и два месяца полной творческой свободы. Первый день работы для нас как первое сентября: перед нами чистый лист, хорошо заточенный карандаш и все дороги открыты. И мы рисуем, рисуем, рисуем… Приятно, что никто не стоит над душой. За два месяца мы готовим до двухсот эскизов, из которых после обсуждения и утверждения темы коллекции в работу пойдут около шестидесяти. Создание модели нового украшения – от первой, которую мы делаем из воска, до окончательной, золотой, – занимает около четырех месяцев. Есть промежуточная стадия, важность которой я хотел бы отметить: каждое изделие, и каждую отдельную деталь в сложных украшениях сначала мы выполняем в серебре – так легче проверить точность всех технических характеристик.

Вы тоже работаете над эскизами?

Да, некоторые из них я делаю сам, другие принадлежат моим коллегам.

Кто ставит финальную точку в процессе творческих изысканий?

Остановить творческий процесс невозможно. Он бесконечен и в этом его прелесть. Как арт-директор я обычно фокусирую внимание дизайнерской группы на отобранных советом директоров линиях новой коллекции и их детальной проработке. На этом этапе самое главное для нас – найти общие точки соприкосновения во всем, что мы создаем. Только тогда украшение получается живым, динамичным, органичным и изысканным. Как ни странно, но цветы должны получаться свежими, даже если они из золота с бриллиантами, кони – живыми, а в их гривах должен гулять ветер, птицы – пластичными и изящными. Мы, обладая уникальными ноу-хау и беспрецедентным уровнем мастерства, работаем с любыми формами из мира флоры и фауны, а также со сказочными персонажами.

Окончательное решение о запуске того или иного изделия в производства принимает совет директоров. Но что хорошо – они видят прототипы изделий из новых коллекций только на выставках в Базеле, и уже не могут вносить никаких изменений (смеется). Конечно, это идеальный сценарий. Иногда изменения делаются в последний момент. Но мы не против, если усовершенствования эти – к лучшему.

Что происходит дальше, после утверждения первого прототипа будущего изделия?

Изделие, выполненное в серебре, вручную доводится до совершенства – в итоге получается окончательный прототип нового ювелирного украшения. По его образцу идет изготовление резиновой пресс-формы. В нее заливается жидкий воск, и создаются восковые модели изделий. Одну за другой модели полируют вручную и размещают на «дереве». Затем при помощи старинной технологии литья по этим восковым моделям рождаются золотые заготовки. Они поступают к мастерам-ювелирам, которые отвечают за идеальную ровность краев, гладкость поверхности, четкость рисунка и спаивание всех элементов изделия. Работа с заготовкой – очень трудоемкий процесс, требующий точности, самоотдачи и особого мастерства.

Тем временем в геммологической лаборатории Carrera y Carrera подбираются драгоценные камни для каждой модели. Они тщательно анализируются, классифицируются и сортируются по качеству, цвету, размеру и весу. Опытные закрепщики вручную устанавливают каждый камушек в золотую заготовку. Только после этого наступает время для окончательной полировки и оформления украшения.

Фирменное сочетание матовых и глянцевых поверхностей золота представляет собой ноу-хау, хранимое мастерами-ювелирами Carrera y Carrera. Контрастная отделка не только позволяет разглядеть мельчайшие детали скульптурных миниатюр, но и делает золото бархатистым на ощупь. Процесс создания украшения завершает ручная полировка, знак высокого качества. Матовый металл получается при помощи обработки изделия взвесью рубинового песка под большим давлением. Завершающий этап – гравировка персонального идентификационного номера и логотипа, удостоверяющего подлинность изделия Carrera y Carrera. И только тогда в ювелирных украшениях начинают чувствоваться тепло и душа мастера.

Вы показываете свои творения Мануэлю Каррере, человеку, который основал ювелирный дом и был создателем самых знаковых его коллекций?

Обязательно! Мануэль Каррера, конечно, уже не работает с нами на повседневной основе, в силу своего возраста, но является консультантом Дома. В конце концов, Carrera y Carrera – это же его детище, это его 50 лет опыта и знаний ювелирного дела! Его мнение крайне важно для каждого из нас. Он очень требователен ко всей нашей команде. Ему важно, чтобы дух Carrera y Carrera был жив в каждом украшении.

Вы помните, когда впервые нарисовали эскиз ювелирного украшения?

В шестнадцатилетнем возрасте. Это было кольцо. Я сейчас уже не вспомню всех подробностей, но мне казалось, что это будет элегантное и красивое изделие. Уже тогда я был убежден, что украшение должно дополнять образ конкретной женщины, а не просто лежать в шкатулке или сейфе. В этом состоит и основное преимущество дизайна ювелирных украшений, и основной риск их создания. Угадать, что получится из начального замысла в конечном итоге, очень и очень сложно.

Спрос на уникальные и штучные украшения растет во всем мире. Вы не планируете расширять производство?

Нет. Все наши коллекции производятся практически полностью вручную и исключительно в наших мастерских в Испании. Даже те коллекции, которые не являются лимитированными, всё равно ограничены определенным тиражом. Нам очень важно сохранять эксклюзивность наших украшений. Поэтому, несмотря на растущий спрос, массового производства не будет. Хотя, если кто‑то из покупателей пожелает повторить винтажную вещь из наших былых коллекций, мы можем пойти навстречу и изготовить украшение по индивидуальному заказу. Благо, все эскизы и модели хранятся в наших архивах.

Опишите стиль украшений Carrera y Carrera в нескольких словах?

Уникальная обработка, скульптурность, архитектурность, сочетание матового и глянцевого золота.

Рафаэль, что для вас значит искусство в целом и ювелирное искусство в частности?

Искусство – это средство общения и моя среда обитания. Если вы можете через какое‑либо произведение передать свои чувства и эмоции другому человеку – это будет искусство. Люди могут быть незнакомы с вашим брендом или творчеством конкретного художника, но если оно заставляет чувствовать радость, страсть или другие эмоции, ваше сообщение доставлено по адресу. И, что очень важно, – суметь вместо призания в любви создать такое украшение, которое всё объяснит за вас (смеется).

Скажите, а у марки Carrera y Carrera есть официальные посланницы бренда, знаменитости из А-списков?

Глобально нет, мы не заключали договоров ни с одной знаменитостью. Однако наши украшения с удовольствием носят многие кинозвезды, певицы и просто красавицы, в том числе Мадонна, Дженифер Лопес и другие известные в мире дамы. В России, например, это Рената Литвинова. И мы очень рады такому сотрудничеству, ведь Рената – это воплощение ценностей нашей марки, её изящества, благородства и искренности.

Спасибо, Рафаэль. В первую очередь, за ваше творчество и ту радость, которую вы дарите людям с его помощью. И, безусловно, за вашу новую коллекцию, которая всё объясняет без слов.

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares