Фрида Кало

Фрида Кало. Viva la Vida

Больше всего в жизни Фрида любила саму жизнь – и это магнитом притягивало к ней мужчин и женщин


Бесконечная боль, нечеловеческая сила и всепоглощающая страсть – этими словами можно описать жизнь и картины Фриды Кало, самой известной мексиканской художницы XX столетия.

Она умерла в июле 1954 года, в своем доме в богемном районе Мехико, через 29 лет страданий и борьбы. Всю жизнь её сопровождали боль физическая и боль душевная. Они нашли свое отражение в её картинах и её дневнике.

Коммунистка, сквернословица, экспрессивная и эксцентричная Фрида, любившая смеяться, пить текилу и курить, стала известна как художница лишь незадолго до своей смерти. Сейчас её картины стоят миллионы. Так полотно «Корни» было проданы в 2006 году за 6 миллионов долларов, а один из многочисленных автопортретов в 2000 году за пять миллионов.

Её превозносят феминистки, хотя сама Фрида таковой не являлась. Перед ней преклоняется ЛГБТ-сообщество, хотя сама Фрида и была бисексуалкой, но не это было важно. Важны только её вселенская боль и то, как она выражалась в живописи.

В шесть лет маленькая Фрида перенесла полиомиелит. Болезнь иссушила её правую ногу и заставила всю жизнь хромать и прятать ноги под брюками или длинными юбками национальных платьев. «Фрида – деревянная нога», – дразнили её сверстники. Еще через 12 лет она попала в страшную автокатастрофу. В автобус, в котором она ехала со своим другом Алехандро, врезался трамвай. Алехандро отделался легким испугом, а Фриду покалечило так, что врачи были единодушны в своих неутешительных прогнозах. Тройной перелом позвоночника, тройной перелом таза, одиннадцать переломов костей и так настрадавшейся правой ноги, раздробленная стопа, переломы ключиц и ребер… Железный прут прошил её живот и таз, навсегда лишив возможности иметь детей.

Фрида выжила. Невзирая и вопреки. Но всё внутри нее так и осталось покалеченным. Тридцать две операции, годы в гипсе и на инвалидной коляске, бесконечная боль. И первые шаги в живописи. Зеркало над кроватью и специальный подрамник, позволявший писать лежа. Автопортреты – то, что Фрида рисовала постоянно, потому что фактически она сама была тем единственным, что могла видеть, прикованная к постели. «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего».

Через несколько лет, восстановившись после автокатастрофы, художница приехала к Диего Ривере показать свои автопортреты, созданные в течение года, который она провела в постели, закованная в ортопедический корсет. Картины Фриды Кало впечатлили известного художника: «Они передавали исполненную жизни чувственность, которую дополняла беспощадная, но очень чуткая, способность к наблюдению. Для меня было очевидно, что эта девочка была прирожденной художницей».

zhivopis
Детство Фриды
Юность Фриды

Ей часто приходилось будто разделяться. Она до аварии – она после аварии. Она страдающая – она спокойная. На людях она почти всегда была бодра, весела, заразительно хохотала, громко материлась, пила, курила

Взрослая жизнь Фриды
знаменитая мексиканская художница Фрида Кало

К тому времени страстный Ривера уже расстался со своей второй женой, и ничто не мешало ему увлечься двадцатилетней художницей, остроумной, смелой и талантливой. Пленил его и незаурядный интеллект Фриды.

Диего был старше Фриды на 20 лет, страшен, огромен и толст. Растущие клочьями волосы, выпученные от возбуждения или, наоборот, прикрытые набрякшими веками глаза. Он напоминал людоеда, но «людоеда доброго», как сказал о Диего Максимилиан Волошин, встречавшийся с ним в Париже.

Сам себя Ривера любил изображать в виде толстобрюхой лягушки с чьим-то сердцем в руке. Его всегда обожали женщины, Диего отвечал взаимностью, но как-то признался: «Чем сильнее я люблю женщин, тем сильнее я хочу заставить их страдать».

«В моей жизни было две аварии: одна – когда автобус врезался в трамвай, другая – это Диего». Вот одно из самых известных высказываний Кало, передающее весь смысл их отношений. А одна из самых известных картин на эту тему – «Всего несколько уколов». Кровавая постель и мужчина с ножом, стоящий над распростертым телом Фриды.

Диего Ривера изменял молодой жене направо и налево. «Я пыталась утопить свои печали, но эти ублюдки научились плавать…» И она тоже стала изменять. Ривера ревновал и бесился – ей не было позволительно то, что он позволял себе. После пяти лет скандалов, упреков и ссор они развелись, но через год поженились снова.

Ни на одном автопортрете Фрида не улыбается: серьезное, даже скорбное лицо, сросшиеся густые брови, чуть заметные черные усики над плотно сжатыми чувственными губами. Идея её картин зашифрована в деталях, фоне, фигурах, появляющихся рядом с Фридой. Или рядом с двумя Фридами. Ей часто приходилось будто разделяться. Она до аварии – она после аварии. Она страдающая – она спокойная. На людях она почти всегда была бодра, весела, заразительно хохотала, громко материлась, пила, курила и вела себя будто она самый счастливый человек на свете. Её истинные внутренние переживания находили выход в картинах и дневниковых записях.

Она хотела жить, она мечтала о детях. Когда в Штатах она потеряла второго своего ребенка (а всего неудачных беременностей было три), то прямо в больнице написала картину «Больница Генри Форда». Это исповедь женщины, утратившей не только своего ребенка, но и свою женственность, свой род, свое предназначение и будущее… По горизонту – урбанистический ландшафт Америки, в центре – железная больничная кровать, на которой лежит истекающая кровью Фрида, символично связанная пуповиной с зародышем, улиткой и анатомическим макетом. Лаконизм и простота символов Фриды обнажают силу её переживаний, статичность образов подчеркивают немую, застывшую боль.

Больше всего в жизни Фрида любила саму жизнь – и это магнитом притягивало к ней мужчин и женщин. Несмотря на мучительные физические страдания, она искрилась юмором, могла хохотать до изнеможения, подшучивать над собой, развлекаться и от души кутить. И только взяв кисть, позволяла себе думать о неизбежном. Она мечтала о ребенке, но страшная травма не позволила ей иметь детей. Три беременности – а это был настоящий подвиг в её положении – закончились трагично. И тогда она стала рисовать детей. Чаще всего — мертвых.

Последние десять лет своей жизни Фрида Кало вела дневник, успев исписать и изрисовать скромные 170 страниц, которые теперь являются частью её наследия. 170 страниц с акварелями и коллажами, воспоминаниями о детстве, записями о болезни и мучительной любви к мужу.

Сорок лет он пролежал в закрытом архиве мексиканского правительства, прежде чем был опубликован. Имя Diego встречается в её дневнике чаще других слов. Она мучается от того, что не может найти слов, чтобы высказать ему все о своих чувствах, от того, что они невыразимы. «Диего – начало, Диего – мой ребенок, Диего – мой друг, Диего – художник, Диего – мой отец, Диего – мой возлюбленный, Диего – мой супруг, Диего – моя мать, Диего – я сама, Диего – это всё».

Это к нему будет обращено обведенное и многократно подчеркнутое слово ternura – нежность. Его лицо будет проступать в случайных образах её беглых зарисовок. В 1953 году, будучи в одиночестве и вдали от него, она по-своему отпразднует его день рождения, записав в дневнике «8 декабря… Диего… Любовь».

Она рисует в дневнике птицу с опущенными крыльями. Над птицей Фрида пишет: Te vas? – Ты уходишь? И отвечает – «Нет». Alas rotas – Сломаны крылья. Ей никуда не деться ни от сломанных костей, ни от истерзанного сердца. Не получится ни улететь, ни уйти, ни даже уползти.

В 1950 году ей сделали еще семь операций на позвоночнике. Девять месяцев она провела на больничной койке и теперь уже навсегда осталась в инвалидной коляске. В 1953 году, за год до смерти, ей ампутировали правую ногу, чтобы остановить начавшуюся гангрену. И в это же самое время в Мехико открылась её первая персональная выставка. На вернисаж Фрида прибыла в карете «Скорой помощи» с включенными сиренами.

Да здравствует жизнь» – “Viva la vida

За неделю до смерти Фрида Кало написала картину «Да здравствует жизнь» – “Viva la vida”. Солнечный натюрморт, в котором сосредоточилось всё её отношение к жизни. И к смерти: «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида»

Она улыбалась, в одной руке была неизменная сигарета, во второй – бутылка текилы, в волосах – цветок, в смехе – радость и ирония.
За неделю до смерти Фрида Кало написала картину «Да здравствует жизнь» – “Viva la vida”. Солнечный натюрморт, в котором сосредоточилось всё её отношение к жизни. И к смерти: «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида».
А потом она все же смогла найти слова, в которых выразила свою любовь к Диего Ривере.
«… В слюне
в бумаге
в затмении
Во всех строчках
Во всех красках
во всех кувшинах
В моей груди
снаружи, внутри…
ДИЕГО в моих устах в моем сердце в моем безумии в моем сне в промокательной бумаге в кончике пера в карандашах в пейзажах в еде в металле в воображении в болезнях в витринах в его уловках в его глазах в его устах в его лжи».

Она записала их на клочке бумаги. Клочок с вырванным искалеченным, но таким живым сердцем художницы передали Диего за несколько дней до его собственной смерти. Да здравствует жизнь…

3 февраля 2016 года в Музее Фаберже была открыта первая в России масштабная выставка-ретроспектива знаменитой мексиканской художницы Фриды Кало. В рамках обширной экспозиции были представлены 34 произведения Фриды – живопись, рисунки, литография – как ранние, так и работы более позднего периода, что позволило проследить стилистическую эволюцию мастера. Сопровождением выставки стали более ста фотографий, освещающие разные периоды жизни Фриды Кало, и мексиканские народные костюмы, подобные тем, что любила носить сама художница.

Выставка «Фрида Кало. Живопись и графика из собраний Мексики» стала событием поистине мирового масштаба. В Музее Фаберже были представлены практически все работы художницы, доступные сегодня для экспонирования за пределами её родины. Среди них знаменитые картины, без которых невозможно представить себе историю искусства XX века: «Сломанная колонна» – наиболее известное полотно Фриды Кало, собирательный образ физических и душевных страданий, работа, в которой выкристаллизовался ее уникальный стиль; «Портрет доньи Роситы Морийо», который сама художница считала одной из лучших своих работ; «Больница Генри Форда» – откровенное изображение собственной огромной трагедии, революционное как для католической патриархальной страны, так и для искусства.

Сложно поверить, что Фрида Кало, чье имя навсегда вписано в историю искусства, не получила систематического художественного образования, а её первое обращение к творчеству носило случайный характер. Фрида Кало была тесно связана с культурными и политическим процессами Мексики, однако ни широкий кругозор, ни знания об искусстве других эпох, ни вовлеченность в политическую жизнь страны практически не отразились на тематике ее произведений: главными героями от картины к картине была сама Фрида, её родные и близкие.

Автопортреты и небольшие семейные портреты – наиболее типичные произведения для художниц XVIII – первой половины XX столетия. На протяжении десятилетий женщины были лишены возможности получать профессиональное художественное образование наравне с мужчинами, они учились дома и в качестве моделей рисовали членов своих семей или же самих себя. Однако работы Фриды Кало, наполненные символами и скрытыми смыслами, но от этого не теряющие откровенности своего высказывания, навсегда изменили этот жанр.

Несмотря на мировое признание, которое получила художница, в России до 2016 года не было ни одной её масштабной ретроспективы. Только благодаря длительным переговорам и последовательной работе культурно-исторического фонда «Связь времен» удалось организовать эту долгожданную выставку – «Фрида Кало. Живопись и графика из собраний Мексики». Она длилась три месяца, с 3 февраля по 30 апреля 2016 года, в Музее Фаберже в Санкт-Петербурге. Экспонаты для выставки были предоставлены из собраний Музея Долорес Олмедо, галереи Avril и частной коллекции Хуана Коронеля Риверы, внука Диего Риверы.

Куратором выставки выступила кандидат искусствоведения, заместитель заведующего отделом современного искусства Государственного Эрмитажа Екатерина Владимировна Лопаткина.

Tags:
0 shares