Другие острова

Вы, конечно, вспомнили прекрасные стихи Михаила Светлова, почти случайно родившиеся в голове поэта в 1926 году, а затем – в 1958-м – положенные на музыку известным в будущем советским бардом Виктором Берковским. Это понятно. Каждый, кому довелось пожить в СССР или в России, натолкнувшись на эти знаменитые слова, размыслил бы именно так. Однако в нашем случае речь пойдёт не о стихах. И не об Испании даже, город и провинция в которой, кстати сказать, называются вовсе не «Гренада», а «Гранада», и почему они превратились в «Гренаду» – литературная история об этом умалчивает. Впрочем, определённые версии есть, но об этом в другом репортаже.


«Гренада, Гренада, Гренада моя».

Текст Валерий Сурин и Ирма Бруни Фото из личного архива автора

Нынче я хотел бы образно по мере моих творческих сил познакомить Вас, уважаемый читатель, с одной маленькой гостеприимной страной – родиной душистых специй и опьяняюще сладких ароматов – роскошным «сине-сине- призелёным-красным» островом под названием Гренада – а если совсем правильно – «Гренейда». Так вслед за отчимами нации – англичанами велят произносить и сами местные жители.

Остров вальяжно залёг на бескрайних просторах тёплого Карибского моря, в виде этакой дрейфующей с юго-запада на северо-восток толстотелой рыбины, мирно соседствуя с разных сторон и с горячечной Венесуэлой, и с нефтеносным Тринидадом, и с жеманным Сан Винсентом и Гренадинами, и даже – кто бы мог подумать! – с сахарно-тростниковым Барбадосом. Ну не названия, а сплошные экзотические поэмы, морские повести и пиратские легенды. Туда, знаете ли, некая непреодолимая сила со стародавних времён – вот уж более пятисот лет – безудержно влекла и гордых испанцев, и надменного француза, и чопорных англичан, и даже беззаветно любящих сыры и варенья голландцев. Жаль, что по объективным причинам этот исторический список не могут пополнить – да простит меня дорогой Александр Сергеевич – ни гордый внук славян, ни финн, ни ныне дикий тунгус, ни друг степей калмык… Эти, если на Гренаду и поехали, то совсем недавно. А вот граждане из означенных европейских метрополий издавна и по сей день жалуют остров своим присутствием, причём в основательных количествах. К ним за последние 40 лет присоединились толстопузые немцы, жизнерадостные итальянцы и хладнокровные канадцы. Эти последние вместе со всепроникающими американцами в силу исторических обстоятельств стартовали значительно позже остальных. Очень хорошо, однако, что все эти добрые люди сейчас массово летят, гребут и плывут на Гренаду. Таким образом они прямо и косвенно содействуют молодой независимой стране в деле развития туризма, сельского хозяйства, рыболовства и иных полезных отраслей. В наши времена подданные вышепоименованных держав выбрали для себя более благородные манеры поведения, чем прежде. Ну а прежде – если говорить в общих чертах – было как-то так:

всё началось с Христофора нашего Колумба, который в 1498 году – в ходе своего третьего путешествия из варяг в греки – к вящему ужасу не знавших горя араваков (таинос) и карибов (калинаго) – взял, да и открыл остров Гренада. Вот за это довольно пакостное для коренного населения дело великодушные жители нынешней Гренады, многое простившие, но ничего не позабывшие, именуют Колумба первым туристом, приплывшим на остров с круизом. Испанцы, первоначально определявшие Карибское море как испанское озеро, хотели, чтобы оно таковым осталось на вечные веки, но как известно, контроль не удержали, и лет этак через двести после Колумба англичане, французы и голландцы отобрали у иберийских первопроходцев значительное количество малых островов, на защиту которых у испанцев просто уже не было ни сил, ни средств. В принципе, малые острова восточной части Карибского моря (Малые Антильские) их не так уж и интересовали. Им, понятно, больше нравились крупные и богатые ресурсами – те, что на северо-западе. Их сребролюбивые идальго отстояли. Это, например, Куба, Пуэрто-Рико и восточная часть острова Испаньола (нынче Доминиканская Республика). Ну а дальше всё было очень простенько, как и везде (Америка, Океания, Азия), куда ступила благородная нога «непреклонного белого человека»-богоносца и подкованное железом копыто его коня – грабежи местного населения, массовые убийства (с крестом в руках и взором, обращённым к Небу), обман, насилие, порабощение. Первым рабовладельцем на Карибских островах стал вышеизложенный Христофор Колумб. Вот тебе, бабушка, как говорится, и Юрьев день. Такова история, а что делать?

В последующие за первым круизным туристом лет сто пятьдесят ни вожделеющим французам, ни воинственным англичанам не удалось прочно укрепиться на Гренаде. Лишь в 1650 году группа из 200 французских подданных под предводительством пары известных в те времена авантюристов без приглашения пожаловала на остров проездом с Мартиники. Им удалось «купить» часть территории Гренады, в обмен запродав вождю племени калинаго энное количество стеклянных ожерелий, а также металлических ножей и топоров. Первая удачная сделка состоялась. Очень скоро, правда, местные старейшины, поняв высокую степень коммерческой чистоплотности французских гостей, попытались вернуть себе проданные таким образом земли. Но это не получилось. Сила «железных» французских аргументов была круче. Результат: все карибы острова были уничтожены. Последние 40 человек, оказавшись в безвыходном положении, в отчаянии сбросили своих жён и детей с высокой отвесной скалы, находящейся в северной части острова, после чего, как принято в культурных семьях, и сами последовали за родными и близкими. Сейчас на этом историческом месте, имеющем название на французском и английском языках («Morne des Sauteurs» и «Carib’s Leap» соответственно), стоит памятный обелиск в ознаменование этого трагического события.

Впрочем, изложенное кровавое обстоятельство не дало французам полновластного контроля над островом. Другие гастролёры – англичане, у которых во владении к тому времени находились некоторые близлежащие территории (например, Барбадос), тоже, разумеется, полезли на Гренаду. Обе державы закрепились на разных концах острова, построили фортификации, и борьба между ними продолжалась долгие годы. В подтверждение сказанному сообщу тому любознательному читателю, который ещё не бросил ознакомление с сей пространной статьёй, а отважно добрался до этого самого места, что нынешняя столица Гренады – город Сейнт Джоржес (St. George’s) располагается аккурат между двумя историческими постройками: фортом Джордж, возведённым французами в 1705 году на вершине холма, с которого открывается великолепный вид на порт, и фортом Фредерик, примостившимся на вершине другого холма над городом с южной стороны острова. Строительство этого форта начали французы, но закончили англичане в 1783 году в результате различных военно-политических комбинаций в области окультуривания других народов.

Ну а что собственно такого особенного здесь произошло? История переполнена событиями высокой цивилизаторской миссии свободолюбивого европейца. Ну добили окончательно мирных коренных жителей араваков, которые, итак, под напором весьма агрессивных и воинственных карибов погибали или покидали родные места; потом силой оружия и старанием бацилл завезённых дрянных болезней уничтожили и карибов. Тех, кого не уничтожили (не на Гренаде, а на соседних островах; на Гренаде как раз погибли все) – обратили в оголтелое рабство. Но из карибов вышли плохие рабы – очень свободолюбивы и непоседливы – ни дать ни взять, дикие мустанги прерий. Пришлось перейти к отлову ничего не подозревавших, более покладистых коренных жителей другого Континента – Чёрной Африки. Непосредственной охотой на людей сами европейцы, в основном, не занимались. Проникновение для них вглубь африканского континента представлялось затруднительным. То была прерогатива местных племенных царьков. Зато европейцы отвечали за переброску пойманного людского контингента на Карибские острова. На этом поприще весьма преуспевали хитрые португальцы и напористые голландцы. Людей ловили, и не испрашивая любезного разрешения, запихивали их в трюмы шхун, как последнюю скотину, возили через Атлантический океан и продавали с удовольствием бравшим ходовой товар англичанам и французам. Кто-то же должен был барахтаться в хозяйских зарослях насаженного к тому времени доходного сахарного тростника. Средняя продолжительность работы на плантациях (смотреть статистику) – семь лет. Дальше, как у Гамлета, тишина. От переутомления, недоедания и заразы. Ничего личного – только бизнес.

Не вдаваясь неделикатно в плотные слои исторических подробностей беспросветного рабства, учинённого образованными народами на Карибских островах – нынче в учебных пособиях полно нежнейших любопытных фактов – сообщу только, что феномен этот продолжался ни много ни мало четыреста лет, т.е., как видите, на сотню лет дольше известного нам с вами тяжёлого ига на Руси. Ох, не только Русь страдала и гибла. Ясак, который платили Карибские острова своей европейской Золотой Орде, материализовывался не в деньгах, серебряных слитках и дорогих украшениях, а в человеческих судьбах и жизнях. В противоположность Древней Руси на Карибах, однако, не нашлось своего Дмитрия Донского, а Куликовская битва трудно разворачивалась в течение веков. Через четыреста лет вопреки пожеланиям плантаторов гнусное рабство всё-таки упразднили – экономические показатели по сахарному тростнику стали вянуть и киснуть – можно великодушно отменять. Талантливые ямайские музыканты посвятили своим порабощённым предкам немало лирических песен. Одна из них так и называется – «400 лет». До сих пор поют.

В 1877 году остров Гренада официально становится колонией Британской Короны, а в 1967 она превращается в полноправного члена ассоциации Британского Содружества. Начинается как бы Новая история – история настоящего времени.

Давайте теперь немного о ней, памятуя, однако, что без прошлого нет настоящего. Прошлое обусловливает, если не всё, то многое. Ну, в частности, на островах благодаря вышеупомянутой хозяйственной деятельности доброго белого дяди полностью сменился этнос. Всего навсего. Вместо прибывших в стародавние времена из венесуэльских тропиков коренных жителей южноамериканского континента – таинос, а затем калинаго – сегодня Карибские острова практически полностью заселены потомками африканцев. Вот вам и влияние прошлого на настоящее. Поменяли всё население, словно кровь в живом теле с одной на другую. Правда, пациент успешно помер. Просто так, понятно, подобные опыты не проходят – меняется весь уклад. История Гренады во многом, хотя и со своими нюансами, повторяет историю многих островов Малой Антильской гряды, поэтому, говоря «острова», я подразумеваю «Гренада», как когда-то наш великий поэт, говоря: «Ленин», подразумевал «Партия», ну и так далее со всеми остановками.

Так чем и как сегодня живут люди на этом чудесном тропическом острове? Да и вообще, что такое эта далёкая Гренада? Хотелось бы мне опросить уважаемых читателей, кто из них ранее слыхивал это страстное название применительно к Антильскому острову, о котором мы сейчас толкуем. Ну а если смело пойти ещё дальше, уточнить, имеет ли кто-нибудь о Гренаде хотя бы какие-то поверхностные сведения? Подозреваю, что не многие. Вот во имя распространения простых и свежих сведений (мы с супругой только что вернулись) об этом маленьком, но прекрасном солнечном государстве начнём с самых элементарных имеющихся и утверждённых фактов.

Я бы предложил определить сегодняшнюю Гренаду как гармоничный синтез в миниатюре всех Карибских островов. Основания для этого есть. Как и у большинства соседей, у Гренады вулканическое происхождение – в её распоряжении живописные горы, увенчанные буйной иссиня-зелёной тропической растительностью, манящие освежиться прохладные источники и чистые горные ручьи, глубокие озёра и радостно стрекочущие водопады. А что сказать о сверкающих жизнеутверждающей белизной роскошных гренадских пляжах, на песке которых вслед за незабвенным Остап Ибрагимычем так и подмывает накатать «Киса и Ося были тут». Это, например, знаменитый пляж Гранд Анс на юго-западе острова – один из красивейших во всём Карибском регионе. Или усаженный пальмами малолюдный Левера на северо-западе, где ласковое Карибское море любовно попадает в крепкие объятия царственного Атлантического океана. При этом во избежание однообразия великодушная Природа наградила свою Гренаду ещё и обширными чёрно-песчаными пляжами. Словом, самый взыскательный вкус найдёт для себя правильное местечко. Выбирайте только.

Где-то со средины шестидесятых годов прошлого столетия к Гренаде со стороны теплолюбивых иностранных граждан стал постепенно и неуклонно возрастать интерес на предмет организации на острове заслуженного семейного отдыха. Появление реактивных самолётов и вытекающее из этого сокращение длительности перелётов, помноженные на рассказы очевидцев о природных благодатях Гренады и её сказочных пляжах, привлекли новые массы посетителей. Кстати, столица острова – город Сейнт Джоржес с его естественной природной бухтой – суть образцовый карибский красавец. Выпить со смаком чашечку утреннего капучино в кафе на берегу упомянутой островной бухты, наблюдая с упоением (иначе не получится) за стремительным восходом из-за далёкого горизонта нового солнца – поверьте, это удовольствие не из последних.

Такое, казалось бы, положительное событие, как обретение островом собственной независимости, показало, однако, и оборотную сторону медали: возникли политические движения «за» и «против», общество разделилось, обозначился некий кризис «национальной идентификации» (кто мы есть на самом деле?), последовали беспорядки, забастовки и тому подобные выгоды активной политической жизни. Наконец, в феврале 1974 года независимость Гренады была окончательно провозглашена. Остров постепенно возвращался к нормальному и спокойному течению событий. Жизнь обещала вскоре наладиться, общественные отношения улучшились, население несколько расслабилось и успокоилось. Стали подумывать о некапиталистическом пути развития страны.

В 1979 году президент страны Морис Бишоп на всякий случай договорился с Фиделем Кастро об отправке на остров кубинских военных советников. Такое неодобренное Западом поведение, как выяснилось, отпугнуло североамериканских туристов, их поток вновь сократился. Это, конечно, отрицательно сказалось на экономике, но, как говорят мудрые люди, с третьей стороны, Гренада благодаря отсутствию отравляющих всё и вся беспощадных человеческих масс сумела сохранить свою дикую природную первозданность, характерную для всех карибских островов до начала массовых заездов.

Взаимопонимание с Кубой и, соответственно, Советским Союзом не на шутку встревожило и рассердило цивилизаторов с Севера. Не стерпев непростительного инакомыслия, «добрый человек из Сезуана» в лице президента Рейгана, ничтоже сумняшеся, договорился с правительствами соседних островов и в 1983 году быстро и убедительно высадил своих морских пехотинцев на Гренаде, совершив, прости, Господи, очередной государственный переворот. В ходе беспорядков до и после этого события жертв от местного населения, говорят, было человек триста, но какое это имеет значение?

Между прочим, несмотря на изменившийся политический вектор страны президент Морис Бишоп, преданный и убитый (за две недели до путча) своими же коллегами, и по сей день считается национальным героем. Его имя носит международный аэропорт Гренады, куда вам предстоит прилететь.

Сегодня на карибскую воду спущена новая лодка, дрейфующая в сторону восстановления существовавших до переворота партнёрских отношений между Гренадой и Советским Союзом. Более того, целый ряд и других суверенных государств Карибского бассейна, у которых практически отсутствует история взаимоотношений с Россией, примкнули к состоявшемуся в конце прошлого года в Сейнт-Джорджесе медиа-форуме «Россия/Евразия-Карибы: новый рассвет 2017». Если поконкретнее, то «центральной стала мысль о важности продвижения сотрудничества России с Карибским суб-регионом, включающим в себя 14 государств, в контексте глобального баланса сил и формирующегося полицентричного устройства». Это, как вы понимаете, не я завернул – мне такое не под силу – а есть цитата из официального коммюнике, выпущенного Сторонами по окончании форума. За несколько месяцев до упомянутого слёта по договорённости с МИД РФ в Москве спокойно и достойно открылось Посольство Гренады, скромно расположившееся в старинном голицинском особняке о четырёх этажах на уютной Поварской улице. Нас это страшно обрадовало – большому кораблю большое плавание. Вот оно-то (посольство) и занимается от имени своего правительства налаживанием экономических, политических и культурных связей с Россией. К счастью, последняя больше не планирует экспортировать очень социалистическую модель развития, что значительно облегчает любое дело. В качестве первого и весьма существенного шага Стороны договорились о безвизовых поездках граждан обеих стран в гости друг к другу. Соглашение уже вступило в силу, поэтому, любезные соотечественники, кого интересует – можете спокойно лететь в аэропорт имени Мориса Бишопа – примут как родных. К нам относятся с интересом и уважением. Мы пробовали – понравилось.

Прямого сообщения с помощью Аэрофлота пока нет, но можно через Франкфурт, Лоднон, Майами или Торонто, а дальше напрямки. При этом в недавно состоявшейся доверительной беседе с пишущим эти строки Лицо, близкое к правительственным кругам страны-Гренады, сообщило, что Министерства транспорта и туризма обоих государств начинают обмысливать и возможность прямого сообщения. Это не дело одного дня. Разумеется, сначала необходимо создать надёжные потоки туристов и бизнесменов, желающих посетить каждый со своими целями – кто погулять, кто поинвестировать – эти гостеприимные места. Инвесторы есть, их количество с каждым годом возрастает. Туризм и гостинично-ресторанный бизнес, морские перевозки, сельское хозяйство, телекоммуникации и другие отрасли на фоне надёжной политической и юридическо-правовой стабильности серьёзно привлекают деловых людей. Создан весьма благоприятный для инвесторов климат. Стране нужны капиталы и бизнесмены. Более того, несколько лет тому назад правительство страны приняло государственный закон о присвоении при определённых условиях гражданства Гренады иностранным инвесторам, если они того пожелают (Citizenship by Investment Programme). Вряд ли здесь уместно говорить – как это зачастую делают не очень вовлечённые в тему люди – о несвежей «продаже паспортов». Получится ерунда, и вот почему: такие уважаемые и вполне известные страны как Португалия, Мальта, Кипр, Австрия, Болгария + ещё десяток, а в ряде случаев и Соединённые Штаты тоже с удовольствием жалуют иностранных инвесторов своим бессрочным гражданством. Весь вопрос в объёмах капиталовложений в страну. Поэтому праведное возмущение некоторых международных организаций (особенно налогово-финансовых) по поводу «продажи Карибскими островами национальных паспортов», как минимум, неуместно, а если поконкретнее, то и вовсе лицемерно. Вот те на! – дело-то, оказывается, в том, «сколько заплотите», а так пожалуйста. Отчего бы столь же «искренне» не возмутиться, например, той же программой на Мальте или в Португалии?

Теперь о другом: отделение Вест-Индского Университета на Гренаде – судя по отзывам специалистов – одно из лучших, чтобы не сказать лучшее во всём регионе. Особенно сильны медицинский и ветеринарный факультеты. Помимо разно-карибских, полно европейских, азиатских и североамериканских студентов. Русских пока нет, но могут быть спокойно. Для этого имеются все предпосылки. Нам довелось побродить по университетскому кампусу – удивительно приятное место – высокий холм с ошеломляющим видом на синее море. Свыше 60 современных комфортабельных зданий – от факультетов до общежитий, столовых, актовых залов, читален и т.п. По данным прессы все выпускники по окончании университета находят себе желанное место в своих странах или за рубежом. Можно, разумеется, и на Гренаде.

Мне лично довелось побывать на Гренаде дважды. Бог даст – будет и трижды, и даже четырежды – душа, знаете ли, лежит. Уже возил и семью, и внука Алёшу четырёх лет. А вдруг там в университет пойдёт учиться? Может, эндокринологом?

Страна проповедует, насколько это, разумеется, в её ограниченных силах, умиротворение, дружбу, человеколюбие, доброту, созерцание природы, размышления о прекрасном и генерирует благодаря такому миропониманию весьма положительные эмоции, которых нам в наших агрессивных Евразиях и Англо-Америках зачастую весьма не хватает.
Ну а выдающиеся сорта ядрёного островного рома, при правильном употреблении внутрь, как говорил великий русский драматург Александр Николаевич Островский, мягчат грудь и приятные мысли производят. Выходит, что этакий ром по утрам не только вреден, но и полезен.

Что же касается чистого отдыха, как такового, то нас с вами по выработавшейся инерционной привычке и по врождённой лености всё больше кидает на Сейшелы, да на Мальдивы, а вот есть и иные почти неведомые пределы – и подешевле будут, и всё при этом очень качественно и достойно – ни дать ни взять – курорт первой категории.

Как тут не вспомнить и булгаковского генерала Григория Чарноту, которого из гнилого турецкого Стамбула всё «кидало» в знойный испанский Мадрид, «да в Париж – говорил генерал – оно как-то пристойнее». Уверяю вас, без всякого личного интереса и пристрастия – на Гренаду будет вполне пристойно. По-моему, в наши дни куда пристойнее, чем в Париж.

Хочу ещё отметить, что никого не должен вводить в заблуждение мой саркастический тон в отношении западных опекунов острова. Да, французы, англичане и американцы наделали там в далёком и недавнем прошлом разных дел – хуже некуда, но, как говорил поэт, «сегодня жизнь встаёт в другом разрезе»: все системы и механизмы прилично отлажены, инфраструктуры работают, дороги проложены, мосты перекинуты, гостиницы и рестораны хороши, омары и креветки имеются, ну и т.п. Уклад на острове абсолютно британский. Ея Величество правит на большом расстоянии, но всё видит, знает и слышит. А самое главное – местное население чувствует себя, наконец, умиротворённым и спокойным. И дай бог ему здоровья. Есть ощущение надёжности и стабильности, что для Гренады с её бурной историей – не маловажно. Американцы и канадцы тоже вкладывают немало денег для поддержания энергичной и эффективной жизнедеятельности острова. Это, похоже, получается. Ну и на том спасибочки. Многие переезжают на остров жить и стареть в достатке, счастье и удовольствии. Они, как говорил известный русский философ Василь Васильич Розанов, не хотят истины, они хотят покоя. Нам же – рабам божьим – гостям, туристам, друзьям, бизнесменам, инвесторам и иже с ними остаётся лишь наслаждаться сотворёнными на Гренаде Природой и Человеком сокрушительными благами. Все предпосылки имеются – милости просим. Сами-то жители говорят про свой остров «Our little Paradise». Интересно, граждане скольких стран на земле могут себе это позволить? Ну и промурлычешь невольно и потихоньку после этого вместе с незабвенным Михаилом Светловым: «Гренада, Гренада, Гренада моя».

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares