Пирамиды и часы

(Архив №11, 2014)

Некогда чисто британская часовая марка Arnold & Son, возрожденная предприимчивыми швейцарцами, продолжает энергично завоевывать себе место на мировом рынке. Её лимитированные коллекции привлекают к себе внимание, а оригинальные идеи, вроде «пирамиды времени», заставляют молчать даже самых предвзятых критиков. В юбилейный для марки год, когда она отмечает свое 250‑летие, Фредерик Венгер, генеральный директор Arnold & Son, рассказывает о прошлом, настоящем и будущем мануфактуры.


Начать историю, однако, следует с рождения удивительного мастера по имени Джон Арнольд (1736‑1799 гг.). Он родился в Корнуолле, что на юго-западе Великобритании, в семье часовщика. В 1764 году Джон основал мастерскую на улице Стрэнд – одной из главных улиц в центральной части Лондона, соединяющей Вестминстер с Сити. На ней и сегодня расположены театры, фешенебельные магазины и гостиницы.

Первым делом мистер Арнольд создал миниатюрные часы с минутной индикацией диаметром полдюйма: эти часы были вправлены в кольцо. Мастер презентовал их королю Георгу III, получив всеобщее признание и доступ к кругам самых состоятельным людей того времени. Но Арнольду этого было мало, его волновал более глобальный вопрос – поиск надежного метода измерения долготы в открытом море, чтобы остановить тяжелые потери в морских баталиях и ускорить расширение Британской империи.

Уже в 1770 году Арнольд специализируется на производстве морских хронометров, одновременно испытывая два идентичных прототипа на море и на суше. «Нулевым меридианом» в развитии его часовой мануфактуры по праву считают первый карманный калибр № 36 с функцией морского хронографа, окончательная разработка которого завершилась к 1772 году. Через три года он получил патент на использование новой формы компенсации баланса с биметаллической спиралью. В этот же патент был включен новый винтовой баланс, и в 1782‑м в письме Совету Board of Longitude он сообщил о том, что добился «равномерного распределения силы во всех частях пружины».

Где‑то в 1777‑м часовщик переделал свой хронометр, и новая модель под названием “Arnold 36” начала тестироваться Гринвичской королевской обсерваторией (The Royal Observatory, Greenwich) с 1 февраля 1770‑го по 6 июля 1780‑го. Часы Арнольда превзошли все ожидания. Погрешность хронометра составила 2 минуты 32,2 секунды. Максимальная погрешность за любые 24 часа составила всего четыре секунды. Джон получает признание и начинает дружить с известным мастером, придумавшим первый турбийон, – Абрахамом Луи Бреге. Опыт и техническая одаренность Джона Арнольда дают ему возможность обойти конкурентов. Итог – точное вычисление долготы.

Вскоре сын Арнольда – Джон Роджер, решает присоединиться к отцу. В 1787 году они основывают фирму Arnold & Son, а хронографами начинают оснащать корабли Английского Королевского флота. Все известные исследователи, такие как Джеймс Кук, Фиппс, Ванкувер, Флиндерс, Дэвид Ливингстон, Джон Франклин, сэр Эрнст Шэкельтон и другие, брали с собой в экспедиции хронографы Arnold & Son, доказавшие свою точность и надежность. Скорее всего в тот же период времени появился фирменный знак – якорь, украшающий все изделия мануфактуры.

Благодаря весомому вкладу в развитие морской державы, мастерство Джона Арнольда получает высокую похвалу принца Уэльского, который вскоре становится поклонником часового дома.

Фредерик, 2014 год – юбилейный для марки. Чем вы больше всего гордитесь сегодня, два с половиной столетия спустя, став во главе этой удивительной мануфактуры?

Фредерик Венгер, генеральный директор Arnold & Son

Я горд тем, что всё, о чем мечтала семья Джона Арнольда, сбылось: в наших мастерских рождаются хронографы и мануфактурные турбийоны, создаются коллекции морских наручных часов, которые вобрали в себя всю точность, элегантность, педантичность и британское изящество, которые закладывались в них изначально. Сэр Джон Арнольд был первым, кто сконструировал часы, которые оказались столь же практичными, сколь и точными. Именно он ввел термин «хронометр» в современном его понимании.

И сегодня мореходные функции – характерная черта Arnold & Son. Дизайн лимитированной коллекции Sir John Tourbillon раскрывает фирменный почерк Джона Арнольда. Часы оснащены мостом английской конструкции на двух винтах, на котором крепится турбийон. Напомню, изобретение его друга Абрахама Луи-Бреге. Это очень важная деталь. Ведь пионеры и изобретатели Джон Арнольд и французский часовщик Абрахам-Луи Бреге со своими экспериментами с часовыми механизмами оставили неизгладимый след в истории хронометрии и подарили миру механические часы фактически в том самом виде, в котором они существуют сейчас. Одно из самых важных изобретений – классическую «спираль Бреге» – до сих пор можно найти в большинстве механических часов.

Мы же с завидной частотой обращаемся к первым мануфактурным изобретениям Grand Complications. Морскую эстетику передают модели Longitude Timekeeper и Hornet Worldtimer с кнопочным селектором и автоматическим переключением часовых поясов GMT, а коллекцию Longitude Trafalgar, например, мы в свое время посвящали 200‑летию победы Британского флота в Трафальгарском сражении в далеком 1805 году. И так далее, и тому подобное.

И всё же, какие часы были созданы специально к 250‑летию марки?

Да, неписанная этика часовых компаний гласит, что по достижении любой круглой даты надо выпускать коллекционные часы. Мы поступили в этом смысле в точном соответствии с правилами и к базельской выставке 2014 года создали уникальные часы – Double Tourbillon Escapement. Это коллекционная модель и она особенно должна понравиться истинным ценителям. Наши инженеры создали ее на базе механизма, в котором сосуществуют две независимые колесные системы, питаемые от двойного заводного барабана. При этом работа каждой из двух колесных передач регулируется своим собственным турбийоном.

Показания на лаковых циферблатах корректируются при помощи двух головок, расположенных на «2 часах» и на «8 часах». Причем завод осуществляется при помощи головки на «2 часах». Платина механизма, которую видно с лицевой стороны, декорирована женевскими полосками. Диаметр золотого корпуса составляет 43,5 мм. Серия ограничена 28 экземплярами.

А что такое «пирамида времени»?

Это оригинальные наручные часы Time Pyramid, сочетающие в себе абсолютно новый часовой механизм и элегантный дизайн. Круглый корпус часов, диаметром 44,6 мм, выполнен из 18‑каратного розового золота. Лицевая сторона корпуса и задняя крышка защищены куполообразным сапфировым стеклом с антибиковым покрытием. Водонепроницаемость сохраняется до глубины 30 метров. Скелетонизированный мануфактурный калибр A&S1615 создан в необычной форме: баланс калибра размещен у метки «12 часов», а в позиции «6 часов» расположены два пружинных барабана, формируя пирамиду.

Этот механизм обладает 80‑часовым запасом хода. Но даже это не самое главное. Подобное пирамидальное устройство механизма использовалось еще самим Джоном Арнольдом в его морских хронографах. Назовите это репликой и будете неправы. Сегодня вся деятельность Arnold & Son – это переосмысление лучших традиций механических часов, созданных задолго до нас и настоящими гениями. Например, наша модель HMS1 Royal Blue относится к коллекции Royal. На её создание производителя вдохновили те самые часы, которые были изготовлены еще в 1775 году Джоном Арнольдом для короля Георга III.

Другими словами, вся история марки – это неисчерпаемый источник новых идей. И нам предстоит воплотить их в жизнь. Есть над чем работать, согласитесь.

Соглашусь. Спасибо, Фредерик. Успехов и до новых встреч.

Tags:
1 shares
Previous Post

В тишь да глушь

Next Post

Бегущий в лабиринте