Вадим Вольфсон. Мастер книги

Я удалился в книжное пространство,
Забыв и свет, и нормы, и пиры.
Мне не присуще постоянство.
Я сам творю свои Миры…

В. Вольфсон

Вадим Вольфсон

Не оскудела Земля русская талантами. Не перевелись ещё на Руси чудо-мастера. Вот и сегодня мы побываем с вами в таком волшебном месте, где происходит то, что, как нам казалось, давно утрачено, забыто, не востребовано, ибо невероятно сложно, многогранно, многослойно, а потому очень дорого, но безмерно красиво, необычно, нестандартно и талантливо.
Встречайте, Вадим Вольфсон. Книжный Мастер. Человек, который не нуждается в рекламе, ибо скромен по натуре и достаточно известен в узких книжных кругах.

Книги, которые на протяжении вот уже более двадцати лет делаются в его мастерской, являют собой образцы настоящего книжного искусства и находятся в частных коллекциях книжных ценителей всего мира. Участник многих международных выставок, тем не менее, в России почти не показывает свои работы, исключительно на закрытых просмотрах для особо интересующихся людей.

Каждая книга – шедевр! На каждую из них уходит от двух до трёх лет и более. Это не просто книги, которые стоят на полках, и не книги, которые хранятся в дорогих книжных шкафах – это нечто другое. Это объёмные, многомерные книжные композиции. Всё в этих книгах необычно и нестандартно. В каждой есть неповторимый шарм, каждую хочется трогать, листать, спрашивать о том, как такое пришло в голову и из чего это сделано. Нет в них пафосного блеска драгоценных камней, нет яркого золотого излишества или кожи какого‑нибудь редкого неземного существа, лишь прослеживается во всём этом большое мастерство, невероятное умение видеть и чувствовать книгу, огромный опыт, знания в различных областях, вкус и талант.

«Мастерская Вольфсона» – она же – частный Музей книги, где собираются и хранятся образцы книжного искусства, а также всевозможные артефакты, так или иначе связанные с книгой. Книги огромные и очень маленькие, старинные и современные, книги об искусстве шрифта и учебники про то, как правильно этот шрифт надобно писать, школьные прописи и учебники XIX и начала XX века, словари и словарики, альбомы и брошюры, ноты и старинные газеты.

Господин Вольфсон всё это собирает, приводит в порядок – при музее работают книжная реставрационная мастерская, переплётных дел мастера. Коллекция пополняется, описывается, каталогизируется, конечно, не без помощи любящих книгу сотрудников и помощников. Книги здесь являются предметом изучения, и в свободное время, которого никогда не бывает, Мастер рассказывает о них тем, кому это по‑настоящему интересно.

Иллюстрация к книге «Калила и Димна» выполненая на шёлке художницей Еленой Уздениковой для студии Вольфсона

Попасть сюда практически невозможно. Только по личному приглашению Мастера. Нам повезло! Мы оказались здесь потому, что у нашего журнала есть друг, который близко знаком с Вадимом и является клиентом «Мастерской Вольфсона». Он, как дорогой кутюрье, только в книжном деле.

Конечно, фотографии не передают то многое, что ощущается при знакомстве с этими предметами искусства, и далеко не всё нам разрешили снимать, ибо заказчики капризны и имениты, но всё же давайте прикоснёмся к искусству книги в том понимании, в котором видит его Вадим Вольфсон – книжный Мастер с большой буквы.

Удивительный по красоте и гармонии домик-библиотечка для одной книги. Фарфор ручной работы, прелестные извивы деревьев, нежно обнимающих довольно сложную в изготовлении композицию.

Одно деревце более мощное – мужское начало, другое нежнейшее – конечно, женское. На крыше гнёздышко, и в нём две птицы, а внутри домика ОНА – Книга – поэзия великого японца Исикавы Такубоку. Кожаный тактичный переплёт, на корешке бинты в виде бамбука, скромное золотое тиснение, на передней крышке прелестные накладки в виде тончайших листьев и бамбуковых палочек, выполненные из позолоченного серебра, выглядит очень благородно. Обрез прекрасно торшонирован – слегка неровен и бугрист – это придаёт книге особый шарм и эстетику.

Исикава Такубоку. Лирика

Бумага – особая тема в творчестве Мастера. Здесь она слегка желтовата с полной иллюзией водяных знаков в виде парных павлинов среди ветвей дерева. Форзацы цвета слоновой кости выполнены из шёлка (муар) и запечатаны всё тем же бамбуком. А какие тонкие и лёгкие иллюстрации Леонида Бирюкова! Понятно, что такую книгу на полку среди прочих не поставишь – для неё нужно специальное место, освещение. Чтение такой книги больше похоже на магию, ритуал. Прикосновение к чему‑то тайному, только тебе одному понятному и доступному.

Антон Павлович Чехов не нуждается в представлении, а вот о книге, созданной в «Мастерской Вольфсона», хочется поговорить. Эта работа заслуживает всяческих похвал. Знание эстетики фотоальбома XIX века, чудесный переплёт, выполненный в лучших традициях переплётного искусства, великолепный серебряный барельеф портрета Чехова, пружинный замочек ручной работы из того же серебра, изысканный короб с прекрасным тиснением, дивные шрифты, выверенные пропорции, прелестные иллюстрации Наталии Демидовой – всё это достойнейшим образом сочетается с именем великого Антона Павловича Чехова. «Если бы Чехов вот сейчас постучал и вошёл в мою мастерскую, мне было бы не стыдно показать ему эту книгу», – так говорит Вадим Вольфсон о своей работе.

Сборник рассказов Антона Павловича Чехова

Мало кто знает даже в России такого удивительного и тонкого поэта, как Николай Агнивцев. Первый раз сборник его стихов «Мои песенки» был издан в Берлине в 1925 году. В России он увидел свет только в 2003 году и именно в студии Вольфсона. Прелестный макет, дивная скульптурная композиция «Дева и Эрот», выполненная в тех же стенах мастерской Вольфсона из высококлассного французского бисквита, фарфоровый барельеф в серебре, бардовый кожаный переплёт, закрывающийся на деликатный замочек в виде бантика женской подвязки, прекрасные иллюстрации Дениса Гордеева, подчёркнутая эстетика косого бинта на корешке переплёта – всё это делает композицию абсолютно законченной и исключительно гармоничной.

Книги и люди. Прикосновение к вечности. «Тристан и Изольда» – наверное, самая известная в мире легенда о любви. Конечно, студия Вольфсона не могла обойти это произведение стороной. Три года Вадим и его замечательная команда трудились над этим проектом. Три года рисовались иллюстрации, делались фарфоровые барельефы, отливалось серебро, создавались макет, переплёт, короб, образ, настроение. Не каждый коллекционер может позволить себе роскошь иметь в коллекции такую книгу, но есть абсолютная уверенность, что хотел бы каждый. Шрифт, бумага, изысканное ляссе, жуковины на задней крышке переплёта – всё продумано до мельчайших деталей, и всё это хочется бесконечно разглядывать, рассматривать, трогать и удивляться тому, сколько требуется всевозможных знаний и умений, терпения и упорства, чтобы создать такое произведение книжного искусства. Браво, Мастер!

«Тристан и Изольда» – наверное, самая известная в мире легенда о любви. Конечно, студия Вольфсона не могла обойти это произведение стороной. Три года Вадим и его замечательная команда трудились над этим проектом. Три года рисовались иллюстрации, делались фарфоровые барельефы, отливалось серебро, создавались макет, переплёт, короб, образ, настроение.

Книга как театр, книга как спектакль, книга как удивительный арт-объект – именно это определение приходит в голову, когда Вадим держит в руках «Пиноккио» Карла Коллоди. Фарфоровая кукла Пиноккио, одетая в шёлк, подставка для книги – расписанный фарфоровый кукольный театр, сама книга в красном кожаном переплёте с золотым тиснением, а у куклы есть ещё маленькая книжечка – азбука, придуманная Вольфсоном, где на каждую буковку алфавита есть свой герой из большой книги «Пиноккио». Целый мир в одной удивительной детской композиции. Один из самых дорогостоящих проектов студии Вольфсона и, к удивлению самого мастера, – один из самых часто заказываемых. Прекрасно, если ребёнок с детства видит
красоту и воспитывается на удивительных и невероятных книгах.

«Пиноккио», Карло Коллоди

А вот и Николай Васильевич Гоголь собственной персоной. «Вечера на хуторе близ Диканьки». Фарфоровая хата Солохи в сугробах, мешок Вакулы у двери, внутри горит свет и виднеется убранство украинской хаты: печь, ухват, стол, на нём посуда, кровати с подушками, сундук, кадка, а на крыше, на трубе сидит нечистый, хитрый такой, и всё это из фарфора! Год собиралась в пластилине композиция, переводилась в гипс, дорабатывалась, изготавливались формы, отливались элементы. И, наконец, делался обжиг в печи на 1200 градусов, тактично расписывались отдельные элементы. И вот мы видим чудо!

«Вечера на хуторе близ Диканьки», Н. В. Гоголь

Книга, открытая на форзаце, как бы «обнимает» хату, являясь одновременно частью композиции и даже неким театральным задником. Тёмно-синий глубокий цвет кожи, прекрасный дизайн обложки, маленькие фианиты мерцают, будто настоящие звёзды на украинском небе. Замечательные иллюстрации Светланы Борисовой. Ну, просто нет слов! Ты в сказке, ты в нереальном мире, ты в гостях у мастера – в студии Вольфсона.

Оказывается, и это удивило нас, Вадим уже более 5 лет работает над книгой «Калила и Димна». Эта книга, которую в России мало кто знает, а вот в арабском мире она очень известна и часто издаётся и переиздаётся, ибо несёт в себе великую мудрость этого народа. Иллюстрации выполнены на шёлке художницей Еленой Уздениковой и именно на шёлке они и войдут в книгу. Самой книги ещё нет, есть только развороты, мысли, сложный макет, и что‑то, что есть только в голове самого Вольфсона – книжного человека, мастера, который вот уже более 20 лет создаёт книжные творения, за которые не стыдно ни перед Чеховым, ни перед Гоголем, а самое главное – не стыдно перед самим собой.

 

 

I agree to have my personal information transfered to AWeber ( more information )
Tags:
1 shares