Я увижу облака

Однажды он полностью слился с необычным, придуманным им персонажем в виде облака. Он с искренней решимостью принялся смешивать цифровой мир с миром искусства, и это дало ему нужный импульс к тому, чтобы, наконец, оторваться от компьютерного экрана и начать изображать свои «улыбающиеся облака» на любых доступных поверхностях…


Беседовали Елена Ольховская и Флоранс Жиллет

Он рисовал облака-смайлики на стенах домов, мимо которых ежедневно ходил на работу, он распространял их повсюду – в виде стикеров или больших растяжек через улицу. И вдруг люди начали их замечать, улыбаться облакам в ответ и говорить ему: «О, это вы и есть парень с облаками!».

А потом он – художник Марван Шакарчи – взял и решился на реализацию совместного проекта со швейцарской часовой мануфактурой Parmigiani. Зачем и почему? Как всё это было? Эти и другие вопросы мы задали Марвану, чтобы получить на них ответы из первых уст.

Марван, расскажите, пожалуйста, с чего началось ваше сотрудничество с часовой мануфактурой Parmigiani?

Вся эта история началась с моего знакомства с Флоранс и Гийомом, менеджерами компании Parmigiani в ОАЭ.

Они планировали открывать в Дубае офис компании, объединенный с выставочным салоном. И для церемонии открытия им нужно было придумать что‑то необычное и неожиданное одновременно.

Первое, что они сделали, обратились в Tashkeel, дубайский центр по поддержке молодых и начинающих художников. Там им посоветовали поговорить со мной. Собственно, со встречи в моей студии и представления моих работ, и началось наше общение, положившее начало плодотворному творческому сотрудничеству.

Я при первой же встрече объяснил, почему мне интересно и близко искусство часового дома Parmigiani. И мне показалось, что моя философия и её художественное выражение, также подошли представителям бренда.

Марван Шакарчи

Марван Шакарчи

Всегда непросто для художника, оставаясь верным своему творческому кредо, выполнять заказы для людей или компаний, у которых могут быть совершенно иные взгляды и требования. Как преодолевался этот момент – между видением компании, её маркетинговой стратегией и вашими предложениями?

Весь процесс усложнял я, а не представители бренда. Они, как раз, дали мне полный карт-бланш. И это было удивительно, поскольку такое сотрудничество с крупной компанией стало первым в моей творческой биографии.

Когда мне предложили совместный с Parmigiani проект, я тщательно изучил всю информацию о самой марке, её создателях и выпускаемых часах. После чего я понял, что должен подойти к процессу как бы с точки зрения бренда.

Мои первые эскизы очень близко подходили к корпоративному стилю компании и элементам декора, которые сегодня можно увидеть в её офисе-салоне в Дубае.

Я попытался использовать в своей работе уже имеющийся в компании орнамент. Выглядело это неплохо, и я представил эскизы Флоранс и Гийому. Им понравилось.

Однако чуть позже, они позвонили мне и сказали, что если у меня есть более сумасшедшие идеи, соответствующие моему собственному стилю и образу мыслей, то они не будут против их рассмотреть. Меня это удивило.

Я был уверен, что часовая марка с такой историей и репутацией захочет чего‑то более консервативного, в хорошем смысле этого слова. Утонченного и элегантного. Потом, мне мягко намекнули на то, что этого недостаточно…

Давайте внесем уточнение. Вы оформляли две большие колонны внутри нового офиса Parmigiani в Дубае авторской росписью, так?

Ну, да. Поэтому, изначальной моей идеей было, чтобы когда человек заходит в офис, первое, что он видит – это Parmigiani, а уже потом, присмотревшись, Myneandyours (это имя моего бренда, под которым я пишу свои картины и делаю инсталляции).

Но они решили, что всё должно быть совсем наоборот. И первыми должны быть видны мои фирменные художественные замыслы, а уже потом просматривалось сотрудничество с Parmigiani.

Parmigiani

Первыми должны быть видны мои художественные замыслы, а уже потом сотрудничество с Parmigiani

Всегда непросто для художника, оставаясь верным своему творческому кредо, выполнять заказы для людей или компаний, у которых могут быть совершенно иные взгляды и требования. Как преодолевался этот момент – между видением компании, её маркетинговой стратегией и вашими предложениями?

Весь процесс усложнял я, а не представители бренда. Они, как раз, дали мне полный карт-бланш. И это было удивительно, поскольку такое сотрудничество с крупной компанией стало первым в моей творческой биографии.

Когда мне предложили совместный с Parmigiani проект, я тщательно изучил всю информацию о самой марке, её создателях и выпускаемых часах. После чего я понял, что должен подойти к процессу как бы с точки зрения бренда.

Мои первые эскизы очень близко подходили к корпоративному стилю компании и элементам декора, которые сегодня можно увидеть в её офисе-салоне в Дубае. Я попытался использовать в своей работе уже имеющийся в компании орнамент. Выглядело это неплохо, и я представил эскизы Флоранс и Гийому. Им понравилось.

Однако чуть позже, они позвонили мне и сказали, что если у меня есть более сумасшедшие идеи, соответствующие моему собственному стилю и образу мыслей, то они не будут против их рассмотреть. Меня это удивило.

Я был уверен, что часовая марка с такой историей и репутацией захочет чего‑то более консервативного, в хорошем смысле этого слова. Утонченного и элегантного. Потом, мне мягко намекнули на то, что этого недостаточно…

Давайте внесем уточнение. Вы оформляли две большие колонны внутри нового офиса Parmigiani в Дубае авторской росписью, так?

Ну, да. Поэтому, изначальной моей идеей было, чтобы когда человек заходит в офис, первое, что он видит – это Parmigiani, а уже потом, присмотревшись, Myneandyours (это имя моего бренда, под которым я пишу свои картины и делаю инсталляции).

Но они решили, что всё должно быть совсем наоборот. И первыми должны быть видны мои фирменные художественные замыслы, а уже потом просматривалось сотрудничество с Parmigiani.

Отсюда на первом месте появились «улыбающиеся облака»?

Да. Но этому предшествовали еще несколько моих предложений, которые постоянно рассматривались всеми, дополнялись и изменялись. Количество эскизов росло, сроки поджимали. Вот это было единственным моментом, для меня непривычным.

Я не имел возможности раздумывать над проектом годами, так как Parmigiani установили для меня жесткие временные рамки. Офис должен был открыться вовремя, приглашения разосланы, люди оповещены… Да, кстати, эскизы приглашений тоже я разрабатывал, чтобы всё выдержать в едином стиле.

Словом, для меня это был поразительный опыт, который многому меня научил в плане самодисциплины. В какой‑то момент, в моей голове что‑то щелкнуло, и я пришел к окончательной версии оформления колонн, которая и была воплощена в жизнь.

Для меня было важным сохранить мою оригинальную концепцию «улыбающихся облаков» Myneandyours, и подарить свежий взгляд на марку Parmigiani, с её выдающимся уровнем часового мастерства и многочисленными проектами, такими как джазовый фестиваль или праздник воздушных шаров в Монтрё.

chasy-parmigiani

Ваш стиль не похож на типичную визуальную концепцию уличного искусства «граффити»…

Верно, но я и не стремлюсь к этому. Основная идея моего художественного языка скрыта в многогранности форм, оттенков и символов. В принципе, то же самое можно сказать и о часах Parmigiani.

На первый взгляд, это просто эстетически красивые часы, а если вглядеться в то, что скрыто внутри…. О, это уже целая Вселенная из технологий и непревзойденного мастерства.

В росписи двух колонн (кстати, сказать, она выполнялась в студии на двух отдельных холстах длиной более 5 метров, а затем крепилась на колонны) можно увидеть множество деталей, нюансов, переходов одной темы в другую.

Практически так же идет процесс изготовления сложных механических часов, в которых нет ничего лишнего и каждая деталь на своем месте.

Я посвятил много времени и внимания мельчайшим нюансам. Полагаю, что подобный подход к работе был по достоинству оценен как заказчиками, так и впоследствии зрителями и гостями офиса Parmigiani.

По словам Флоранс, они даже не ожидали, что задуманный проект будет воплощен именно «уличным», а не академическим художником. По-моему, им просто понравились мои облака-смайлики и заложенный в них смысл…

Здесь подробнее, пожалуйста. О каком смысле идет речь?

Это символ. И манера использования символа для рождения мысли. Моя основная идея – распространить свои облака по всему миру, нарисовать их всюду, где только возможно. Со временем люди начнут задаваться вопросами – почему здесь нарисовано облако, кто его нарисовал и зачем?

Я сознательно хочу, чтобы в головах людей начали роиться эти вопросы, чтобы потом те же вопросы начали касаться и нашей повседневной жизни тоже. Зачем?

Чтобы отвлечься от давящей на нас отовсюду рекламы, которая заставляет нас делать покупки, нам не нужные, или какие‑то поступки, нам не свойственные.

Облако же само по себе ничего не значит, никуда не зовет и не заставляет ничего делать. Это просто облако. И оно улыбается, чтобы и вы улыбнулись вместе с ним.

Его единственная ценность состоит лишь в том, что у вас в какой‑то момент чуточку улучшится настроение. А от этого и мир начнет меняться к лучшему. Я хочу, чтобы в нашей жизни было больше радости. Такая вот «облачная» философия.

Вы сами себя относите к гильдии уличных художников или считаете свой стиль каким‑то иным? Если так, то тогда каким?

Нет, я далек от граффити, потому что это очень спонтанное искусство, желание самовыразиться, высказаться на определенную тему здесь и сейчас. В каком‑то смысле, это социальный протест. Собственно, с него и началась вся история граффити в 1980‑х, когда молодые художники начали украшать своими рисунками-лозунгами станции метро.

Я – совершенный их антипод. Мое искусство не спонтанно, а тщательно спланировано. Я всегда думаю о том, что намерен сделать. И я не протестую против общества, напротив, я стараюсь наладить с ним диалог с помощью своих работ.

Я не создаю кричащих лозунгов, мне хочется, чтобы люди стали чуть более открытыми миру. Чтобы они начали разговаривать друг с другом, слышать других. Мне кажется, это наименее агрессивный путь в современном искусстве.

Street art («уличное искусство») своими корнями упирается в граффити. В этой стилистике работает немало иллюстраторов, оформителей. Поэтому я сознательно отхожу от него, стараясь идти своим путем.

Моя основная идея – распространить свои облака по всему миру, нарисовать их всюду, где только возможно

Я просто Художник. И это, на мой взгляд, самый лучший и самый ёмкий термин, вмещающий в себя всё. И графику, и дизайн, и иллюстрации, и инсталляции. Единственное, что до сих пор роднит меня с граффити – это любовь к росписи стен зданий.

Разумеется, я не занимаюсь подобным творчеством в Дубае. Здесь, во‑первых, негде, а во‑вторых и желания такого не возникает. А вот в ряде других стран можно увидеть, как со стены строения в большом городе на вас смотрит «улыбающееся облачко».

Например, в Лондоне, откуда я не так давно вернулся. И разрешения для такого творчества не требуется, поскольку, это нарушение в любом случае. Но в том и состоит приключение…

В Дубае у меня полностью поменялся подход к творчеству. Должен сказать, что не окажись я здесь, то и не задумался бы о возможности сотрудничества с известным брендом. А тут всё случилось – и нужные люди, и интересный проект, и схожие подходы. То есть, даже место действия порой может коренным образом поменять художника.

Почему для данной росписи вы выбрали такое неординарное сочетание цветов – синий с оранжевым? Вам оно не кажется странным? Вы не думали, что оно может кого‑то раздражать?

Сначала была идея использовать бронзовые оттенки в том стиле, в котором выдержано стилевое решение интерьера офиса Parmigiani. Я и сам впервые воспользовался подобной сине-оранжевой палитрой, честно говоря. Все мои оригинальные работы Myneandyours выдержаны в разнообразных оттенках голубого и синего.

Но бронза в сочетании с синим показалась мне слишком уж тусклой и ужасно серьезной. Мне нужно было вдохнуть больше жизни и движения в роспись, и оранжевый мне здорово в этом помог, не заглушая основу в голубом и передавая солнечное настроение бронзы в более ярком тоне. Благодаря этому сочетанию появились нужные мне объем и форма.

Словом, я не расстроился, когда два оттенка бронзы в процессе были заменены на два оранжевых тона. Получилось правильное позитивное настроение. Оно напоминает и о Дубае тоже, с его золотыми песками и синим морем.

Вы планируете продолжать это сотрудничество?

Если Parmigiani предложит, да, конечно! Теперь я чувствую себя более уверенно. Мне очень понравилось работать над совместным проектом с таким элегантным часовым брендом.

И меня радует, что заказчикам понравились мои облака-смайлики, которые дарят радость и сотрудникам офиса Parmigiani, и его гостям. И, кстати, в Дубае их можно увидеть только здесь.

Впереди у меня много разных творческих планов, которые я намерен воплощать в жизнь. Однако, как бы ни сложился мой дальнейший творческий путь, я сохраню свою лояльность и искреннее дружеское отношение к Parmigiani, потому что работа с такой замечательной маркой, а также с её прекрасными сотрудниками, случившееся в нужное время и в нужном месте, поставила очень высокую планку и снижать её в будущем я не намерен.

До встречи, Марван. Удачи в вашем творчестве.

hudozhnik-marvan-shakarchi

Художник Марван Шакарчи, автор концепции Myneandyours

О себе и облаках

В течение двух лет моя жена умоляла меня бросить работу в офисе «с девяти до шести» и пуститься в самостоятельное плавание, в мир цифрового безумия и творческих поисков по ночам. Оглядываясь назад, я не понимаю, почему так долго не мог решиться на это.

Я решил обосноваться в отдельной комнате, где начал рисовать замечательные иллюстрации. Я полностью слился с тем, кого теперь считаю своим другом – с необычным персонажем в виде облака-смайлика, которого дополнял саркастическими и комическими комментариями о том, что я видел каждый день.

Я с искренней решимостью принялся смешивать цифровой мир с миром искусства, и это дало мне нужный импульс к тому, чтобы я, наконец, оторвался от компьютерного экрана и начал изображать свои «облака» на любых доступных поверхностях.

Однажды на закате я взял свои работы и нарисовал их на стенах домов, мимо которых ежедневно ходил на работу. Я хорошо знал, что всё это вряд ли распространится за пределы Лондона, если облака не будут периодически появляться в той или иной форме – в виде стикеров, больших растяжек или расписанных стен.

И только тогда люди начнут говорить: «О, это вы и есть парень с облаками!», а я буду только кивать и улыбаться, так как моя увлеченность станет слишком очевидной. И это только первая глава!

Несколько тысяч стикеров, отпечатанных спустя некоторое время, сделали свое дело. И вот он я – работаю в солнечный день на открытой площадке возле роскошных художественных студий центра Tashkeel в Дубае, ОАЭ.

За несколько лет я сформировал свой собственный стиль работы под творческим псевдонимом Myneandyours. Это придает смысл моей работе и возвращает её обратно к природе, которая и есть источник вдохновения для всего, а творческий псевдоним полностью соответствует этой концепции.

Это также касается наших личных обязательств и заставляет нас быть теми, кто мы есть. Сегодня мои облака-смайлики разлетелись по всему миру. Я рисовал их, создавая беспорядки в таких городах и странах, как Стамбул и Бейрут, совсем недавно – Буэнос-Айрес и Чили. А сегодня у меня есть время для расширения своих горизонтов.

Настал момент для приумножения этого общества забавных облаков-смайликов, героев с голубыми физиономиями, наделенных суперсилой. Всё это привело меня в солнечный Дубай. И это глава вторая!

Манифест Myneandyours

Идея проекта Myneandyours вращается вокруг истории облака и его взаимоотношений с окружающей средой. Это эксперимент в области символики, заставляющий нас задаваться многими вопросами о том, что нас окружает.

Повторение любого символа должно пробудить мысль и вдохновить на целый ряд вопросов. И это не прямая продажа вам чего бы то ни было, и это не часть какой‑либо упорядоченной системы – это просто нечто, как оно есть, и это вот наличие и должно подтолкнуть зрителя к вопросам. Разным. О каждой мысли, детали и мелочи в самом себе. Это должно нам помочь понять, что означает быть человеком, что это на самом деле такое.

Облако несет в себе послание. И только ваша собственная интерпретация такого послания дает ему жизнь, и именно она позволяет ему продолжать летать. Облако драгоценно по своей природе, и оно здесь для всех тех, кто ищет на нем комфорта – для тех, кто хочет с его помощью наладить более крепкие связи.

Оно – часть нас, оно пытается научить нас тому, насколько важно погружаться в идеи, не думая о том, к чему все это приведет. Это важно – сопереживать окружающему миру, всему, чем он наполнен, поскольку все это Myneandyours («Моё-и-ваше»).

И если всё вокруг исчезнет, облако останется, чтобы удостовериться, что вы улыбаетесь по пути на работу…

Tags:
0 shares
Previous Post

Когда зацветает сакура

Next Post

Всему свое время

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Всему свое время