Александр Прохоров покажет «Cокровища мира»

В ПОИСКАХ «ЗОЛОТА БАКТРИИ»

В ноябре этого года в Абу-Даби состоится торжественное открытие музея Лувра, который откроет для жителей страны и стран Залива сокровища мировой культуры. Возможно, в его стенах свой проект: «Все cокровища мира» сможет показать и российский бизнесмен, меценат, ветеран ВДВ и археолог, глава компании Art Studio Александр Прохоров.

О том, что случилось с афганским Золотом Бактрии, о скульптурах арабских скакунов, воссоздании древних сокровищ и почему он гордится полицейскими жетонами, Прохоров рассказал Art Plus.


Как началось ваше увлечение изготовлением авторских подарков, которое впоследствии стало и успешным бизнесом?

По своей профессии я археолог. Когда я работал в Туркмении в археологической экспедиции, мы находили находки из металла и их нужно было реставрировать, все это приходилось делать вручную, буквально «на коленке» и это занятие потом переросло в увлечение. Заняться этим профессионально помог случай: в 1998 в Кремль приехала делегация из Голландии, которую повели по музеям Кремля.

Голландцам понравилось блюдо «Диана и Актеон», созданное по мотивам картин Тициана и президент России Борис Ельцин решил сделать гостям подарок с «барского плеча».

Но музейщики во главе с тогдашним директором музеев Московского Кремля Ириной Александровной Родимцевой
этому воспротивились, так как вещь была редкая. Знакомые, которые знали, что у нас есть опыт изготовления копий древних вещей попросили нас сделать копию знаменитого блюда. Наша работа понравилась.

Потом после того как директором музеев Московского Кремля стала Елена Гагарина, мы начали сотрудничать с ней и уже в этот период сделали подарочное блюдо, которое президент Владимир Путин подарил на 75-летие экс-премьеру Евгению Примакову.

Появились средства, на них мы смогли расширить производство, перенесли его из Москвы в Петербург –причина была проста: там в то время был дешевле металл, да и рабочие руки, правда сейчас конечно, это уже не так. Постепенно у нас появились крупные заказчики: РЖД, различные правоохранительные органы, много ВИП клиентов.

Знаю, что вы несмотря на занятость по-прежнему не оставили проект «афганского золота». Расскажите об этом.

Да и он связан с историей афганского золота, знаменитого «Золота Бактрии» кушанскими царскими захоронениями,
которые были найдены в городище Тилля-тепе советской археологической экспедицией под руководством известного советского археолога Виктора Ивановича Сарианиди, с которым мне приходилось работать в экспедициях.

Экспедиция обнаружили пять женских и одно мужское захоронения. Археологи сделали опись, там было 25 000 золотых изделий, из них крупных около 100. Работу экспедиции прервала афганская война, которая началась в декабре 1979 года.

Виктор Иванович предлагал пока идут боевые действия, вывезти находки в нейтральную страну, но наши военные считали, что ничего вывозить не надо, так как ждали, что война быстро закончиться. Но война шла 10 лет и про золото все забыли.

Потом я был в Кабуле в сентябре 1997 году в довольно драматическое время: спустя неделю, после того как мы уехали, в город вошли талибы. Они повесили последнего просоветского лидера страны Мохаммеда Наджибуллу, а потом принялись за уничтожение памятников истории и культуры, переплавили немало древних золотых изделий.

В 2005 году журнал National Geographic организовал экспедицию в Кабул, взяв с собой Виктора Ивановича. Тогда в кабульском музее нашли 5-6 вещей и заявили на весь мир, что нашли Золото Бактрии, но это же было не все.

boris-elcin-s-dmitriem-lihachevym
mihail-kalashnikov
aleksandr-prohorov-s-patriarhom-alekseem-vtorym
kopii-originalnyh-izdelij

У меня же на руках были слепки, сделанные участниками экспедиции, и мы стали потихоньку восстанавливать утерянные шедевры. Чтобы привлечь внимание к нашему проекту, я написал письма во все известные мировые музеи: Лувр, Битанский Музей, Токийский музей.

Мое предложение состояло в следующем: я попросил выделить финансирование на воссоздание копий, а мы в свою очередь, дали бы музеям право первым показать их. Но музейщики сказали, что денег у них нет и они сами обращаются за деньгами к государствам и частным фондам.

Что вы сделали дальше?

Проект постепенно становился проектом политическим, так как речь шла о межгосударственных отношениях. Мне казалось, что он будет нести гуманитарную миссию: показать миру сокровища из Афганистана, который переживал тяжелые времена. Поэтому я решил заручиться
благословением покойного Патриарха Всея Руси Алексия Второго. Он был поражен этой историей, благословил нас, однако больших средств нам привлечь не удалось, и мы потихоньку занимаемся этим за свой счет.

Думаю, что мы все же завершим этот проект и может быть даже получиться показать его в Абу-Даби в отделении Лувра на острове Саадият. Когда музей начал создаваться мне поступило предложение собрать все золото мира в одной коллекции: копии оригинальных изделий золота майя, ацтеков, злата скифов, сокровищ Месопотамии, всех древних цивилизаций, которых в мире насчитывается больше 20.

В этом начинании меня поддержал наш посол Александр Владимирович Ефимов, который помог встретиться с руководителями министерств и ведомств ОАЭ. Поддержал проект и глава МИД России Сергей Лавров.

Возможно, мне удастся осуществить мой проект и в Катаре, где к нему также проявили внимание. Катарцы готовили мою поездку два месяца, но тут произошел разрыв дипотношений Катара с рядом арабских государств. Однако я сказал им, что даже несмотря на драматические события, мое предложение будет уместным. Когда Катар обвиняют во всех смертных грехах, здесь пройдет выставка, которая продемонстрирует, что страна живет интересами мировой культуры.

Есть известное выражение: «Когда говорят музы, пушки смолкают». Сейчас мы продолжаем переговоры и вскоре я вновь должен поехать в Доху.

Как ваш бизнес привел вас в Дубай?

В Дубай мы пришли после того, как ситуация в российской экономике ухудшилась и людям попросту стало не до дорогих подарков. Скачала мы «пощупали» местный рынок поучаствовали в четырех выставках, две из них выставки Premium Gifts, а также в оборонной выставке IDEX в Абу- Даби. Мы привезли туда модели нашей военной техники и в первые же дни они разлетелись как горячие пирожки. Больше всего пользовалась спросом российская бронетехника, которую хорошо знают на Ближнем Востоке.

kopiya-faberzhe
kopiya-sokrovisha

В этом году компании 15 лет, было сделано многооригинальных подарочных работ, но чем больше всего гордитесь?

Самой интересной работой стал полицейский жетон, сделанный нами в 2012 году. Полицейские носят его на груди и население страны, таким образом, видит нашу продукцию каждый день, лучшей рекламы и не придумаешь! Но проект был тяжелый, я весь седой стал, пока мы его делали. Надо было соблюсти все требования обеспечить надежную защиту – там одно техническое задание на шести страницах, замучили и проверяющие из МВД.

Есть и еще один повод для гордости. В 2006 году было 200 лет музеям Московского Кремля и в этом празднике участвовали директора всех крупнейших музеев мира. Памятную монету в честь этого события, которую получили участники, делали мы. Теперь, я могу сказать, что наши
изделия находятся во всех крупнейших музеях мира ведь они привезли их к себе домой. (улыбается). Вы давно работаете в странах

Персидского залива. Что больше всего запомнилось из общения с взыскательными клиентами из региона?

Когда мы в первый раз участвовали в выставке Premium Gifts, к нам подошел молодой человек. Он посмотрел наши работы и обратился к нам с просьбой сделать для него скульптуру лошади, арабского скакуна в натуральную величину. Копыта он просил сделать из зелёного камня и
когда я перечислил ему виды «зеленых камней» от дешевых до дорогих изумрудов, он сказал: «На ваше усмотрение».

Скульптуру он попросил покрыть позолотой. Я честно говоря еле сдержал смех, думал, что парень шутит, но мой переводчик сказал, что тот абсолютно серьезен. Я попросил его дать мне привязку к местности, думал, что скульптура украсит парк или клуб, но как оказалось, коня он хотел поставить прямо у себя дома.

Уходя, он дал мне фотографию лошади и просил добиться портретного сходства. Правда, сроки у него были очень короткие, мы не укладывались и вынуждены были отказаться от этого предложения. К тому же, было тяжело найти на месте хорошего сварщика, а перевозить готовую скульптуру самолетом было нельзя, только морем, а это два с половиной месяца.

Ваша компания изготовила копию одной из главных святынь ислама меч Пророка Мухаммеда. Как проходила работа над этим произведением искусства?

В 2004 году я побывал в Стамбуле в музее Топкапы, где находится несколько мечей, которые связаны с Пророком.

kopiya-faberzhe-2
sokrovisha

Я загорелся сделать этот меч и несколько раз прилетал в Стамбул и приходил в музей, осматривая экспонаты. Однако, главной проблемой было то, что там запрещено фотографировать, а снять незаметно было невозможно из-за огромного количества охраны. Помог мне один из
экскурсоводов, турецкий парень учившийся в Киеве.

Он рассказал, что для почетных гостей из Саудовской Аравии была сделана подарочная книга, в которой собраны все мусульманские святыни. О большем подарке судьбы я не мог мечтать. И благодаря книге, мы сделали меч один в один. Но это еще не все: кроме меча мы сделали ключ и замок от Кабы. Этот подарок мы изготовили по заказу для Саудовской Аравии.

Понимаете ли, вы что создаете вещи, которые будут жить долго и возможно даже переживут вас? Наверно, у вас есть тайная мечта что кто-то через 100 лет найдет и ваши изделия во время раскопок?

И скажет, что это оригинал. (смеется) Но таких вещей много, и я не говорю о памятниках, которых сделано немало.

Хочу кстати вас спросить о памятниках. Вот сейчас в США идет активная волна по сносу памятников героям проигравшего Юга, ломали памятники раньше у нас в России. Как вы относитесь к этому как археолог и как человек, создававший памятники?

Мне кажется это глупостью, это же история, созданная людьми. Вот сейчас мы создаем проект памятник советскому лидеру Никите Хрущеву, который поставят в Чечне. Это единственный советский лидер, к которому чеченцы относятся с симпатией, так как он вернул их из
ссылки. Этот монумент бы собираемся поставить в Грозном. Проект пока находится на согласовании.

Военное прошлое помогает вам в жизни?

Ну да десантник это навсегда-я никогда не забываю это и даже на лобовом стекле моего минивэна портрет генерала Василия Филипповича Маргелова, создателя ВДВ. Всегда помню девиз «Никто кроме нас» это очень помогает в жизни.

Узнал, что вы активно занимаетесь инновациями.

Пять лет назад вместе с товарищем мы создали что-то вроде небольшого НИИ, которое активно занимается проектами в разных сферах: один из них это беспилотник, который можно запустить с руки, и он летит до 100 километров. Мы пока это нигде не показываем, так как
еще идет его доводка.

Есть и другая разработка: новый вид удобрений, которые можно использовать в самых жарких климатических условиях и их свойствами уже заинтересовались в странах Персидского залива. Сначала, правда должны пройти испытания и если они будут успешными, эти технологии помогут поливу растений в таких жарких странах как ОАЭ и Саудовская Аравия.

Кроме этого есть интересный проект в области альтернативной энергетики. В Европе сейчас используют трёхлопастные ветряные мельницы, они очень дорогие и если ломаются, их починка может быть очень дорогой. Наши разработчики, которым мы помогли с финансированием и созданием лаборатории, смогли сделать такие ветряки в два раза дешевле.

В Абу-Даби я договорился даже с местной «Силиконовой долиной», о том, чтобы нам выделили место под лабораторию. Поэтому подарки это для души, а такие разработки и для денег и для движения отечественной науки вперед.

Tags:
0 shares

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Кожаный циферблат в высоком ботинке